Адвокат в г. Сызрань
Адрес:
гор.Сызрань,
ул. Советская, д. 25
Телефон:
График работы:
Пн-Пт с 8:00 до 22:30
Сб-Вс с 10:00 до 19:000
Заказать звонок
Защита прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг): комментарий судебной и арбитражной практики
Глава 1. Общая характеристика законодательства о защите прав потребителей
1.1. Основные категории законодательства о защите прав потребителей
Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей"*(1) (ред. от 23 июля 2008 г.) (далее - Закон о защите прав потребителей, или Закон) регулирует отношения между потребителем - гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией (индивидуальным предпринимателем), производящей товары для реализации потребителям (изготовителем), реализующей товары потребителям по договору купли-продажи (продавцом), осуществляющей импорт товара для его последующей реализации на территории России (импортер), выполняющей работы и оказывающей услуги потребителям по возмездному договору (исполнителем) - с другой.
Условием признания гражданина потребителем является приобретение им товаров исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. К последней приравниваются и те случаи, когда гражданин, не зарегистрированный в качестве предпринимателя, осуществляет на профессиональной основе какую-либо деятельность, приносящую доход: занимается профессиональной фотосъемкой (например, церемоний бракосочетания и т.п.), оказанием платной юридической помощи, репетиторством по иностранному языку и пр.*(2)
Если какие-либо предметы могут быть использованы гражданином как для предпринимательской или иной профессиональной деятельности, так и для удовлетворения личных нужд (автомобиль, компьютер, принтер, солярий), имеет значение то обстоятельство, какова преимущественная цель приобретения указанных товаров.
Н. обратилась в суд с иском к ООО "Д." о снижении стоимости солярия, взыскании неустойки, убытков и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что заключила с ответчиком договор на поставку, сборку и установку солярия, оплатила по договору 250 000 руб. Ответчик нарушил срок поставки, доставил солярий другого цвета и некомплектный, инструкция по технической эксплуатации составлена на немецком языке.
Отказывая в принятии искового заявления, районный суд указал, что заявленные требования не связаны с удовлетворением личных, бытовых нужд истицы, поскольку солярий приобретен истицей в целях осуществления предпринимательской деятельности по оказанию косметологических услуг. Истица зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, потому спорные отношения между сторонами, как вытекающие из экономической деятельности, подведомственны арбитражному суду. Определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 10 декабря 2007 г. определение районного суда оставлено без изменения*(3).
В другом деле возник вопрос о применении законодательства о защите прав потребителей к кредитному договору, заключенному банком с заемщиком-гражданином. Учитывая, что заемщик имел статус индивидуального предпринимателя, а в договоре не были указаны цели кредитования, арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии потребительских отношений.
Банк обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления территориального управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ). По мнению административного органа, в кредитный договор, заключенный банком с физическим лицом, включены условия, ущемляющие права потребителя на досрочное расторжение договора и на свободный выбор территориальной подсудности споров.
Судом установлено, что спорный кредитный договор не содержит указание на цель выдачи кредита, из его толкования прямо не следует, что кредит предназначен для удовлетворения потребительских нужд. Кроме того, лицо, заключившее с банком кредитный договор, является индивидуальным предпринимателем. К заявке на получение кредита прилагалась анкета заемщика, включающая в себя информацию о виде бизнеса, опыте работы в бизнесе, адресе основного места бизнеса, стоимости товара, готовой продукции и сырья, находящихся в торговых точках, на складе и в производстве на день подачи заявки.
Между тем признаком состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, является заключение договора в потребительских целях. Административным органом не представлены доказательства того, что заемщик действовал в указанных целях. В отсутствие таких доказательств, учитывая содержание анкеты заемщика и его согласие на проведение банком анализа бизнеса заемщика, суд не может сделать однозначный вывод о распространении на спорный кредитный договор норм Закона о защите прав потребителей.
С учетом изложенного и ввиду того что возможной целью получения заемщиком - индивидуальным предпринимателем кредита является пополнение оборотных средств и малые инвестиции, суд на основании ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ истолковал неустранимые сомнения в виновности банка, привлекаемого к административной ответственности, в его пользу и признал оспариваемое постановление незаконным по причине недоказанности административным органом наличия в действиях банка объективной стороны вменяемого ему правонарушения*(4).
В соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ суды не вправе руководствоваться законодательством о защите прав потребителей в тех случаях, когда гражданин приобрел товары для удовлетворения нужд организаций (например, корреспондент приобрел фотокамеру для работы в издательстве, водитель приобрел реквизит, необходимый для переоборудования личного автомобиля в такси, и т.д.)*(5).
В то же время потребителем услуги признается и тот гражданин, который пользуется услугой личного характера, хотя и заказанной для производственных нужд (например, услугой по перевозке, размещению в гостинице во время командировки)*(6).
Под потребителем понимается не только гражданин, который непосредственно приобрел товар или заказал работу (услугу), но и гражданин, пользующийся ими. Например, потребителем является как гражданин, который купил комплект мебели или сделал вызов такси, так и гражданин, который пользуется приобретенными предметами мебели или является пассажиром такси. Не будучи стороной договора, заключенного с продавцом (исполнителем), такой потребитель вправе заявлять внедоговорные требования: о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу недостатками товара, работы или услуги (§3 гл. 59 ГК РФ), о компенсации морального вреда.
Потребителем признается не только гражданин, уже заключивший договор купли-продажи товара, но и лишь выражающий намерение приобрести товар или заказать работу, услугу. Закон обязывает продавца (исполнителя) предоставлять покупателю (заказчику) всю необходимую информацию о потребительских свойствах товара (работы, услуги) и условиях его приобретения еще до заключения договора (ст. 495, 732 ГК РФ).
В случае непредоставления потребителю всей необходимой информации об условиях приобретения товара или получения услуги он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а также компенсации морального вреда (п. 1 ст. 12, ст. 15 Закона). Так, исполнитель, не предоставивший гражданину необходимую информацию об условиях пользования его услугами (кафе, гостиница, ночной клуб) и впоследствии отказавший гражданину в заключении договора без уважительных причин (под предлогом отсутствия свободных мест, неподходящего внешнего вида гражданина и пр.), несет ответственность, предусмотренную Законом о защите прав потребителей. Гражданин вправе потребовать возмещения убытков (например, транспортных расходов), компенсации морального вреда.
В качестве исполнителя выступает организация (индивидуальный предприниматель), выполняющая работу или оказывающая услугу потребителю на основании возмездного договора. Работы выступают предметом договора подряда (гл. 37 ГК РФ). Услуги могут предоставляться потребителю на основании различных договоров: возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ), перевозки (гл. 40 ГК РФ), хранения (гл. 47 ГК РФ), страхования (гл. 48 ГК РФ) и пр.
С учетом легального определения исполнителя нормы Закона о защите прав потребителей не применяются к спорам между гражданами и адвокатами независимо от цели обращения гражданина за юридической помощью (защита трудовых, семейных, жилищных прав). Исполнителем признается индивидуальный предприниматель или организация (юридическое лицо). Стороной соглашения об оказании юридической помощи всегда выступает конкретный адвокат или несколько адвокатов, но не какое-либо адвокатское образование (п. 2 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Общество по защите прав потребителей Красноярского края, действуя в интересах потребителя, обратилось с иском к адвокату В. о возмещении убытков. Определением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23 ноября 1998 г. обществу было отказано в принятии искового заявления, как поданного с нарушением правил подсудности (заявление подано по месту жительства потребителя). Свой отказ суд мотивировал следующим образом: "...адвокат оказывает юридическую помощь, а не услугу, и к адвокатской деятельности не применяются положения Закона о защите прав потребителей, включая правила об альтернативной подсудности".
В последующем по запросу общества (относительно применения законодательства о защите прав потребителей к адвокатским услугам) Министерством по антимонопольной политике РФ было дано следующее разъяснение: поскольку за ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем адвокаты несут дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством об адвокатуре, их деятельность по защите прав и законных интересов граждан не входит в сферу регулирования Закона о защите прав потребителей*(7).
Договор с юристом без адвокатского статуса (или юридической фирмой) может считаться потребительским в том случае, если юрист оказывает гражданину помощь в защите прав и законных интересов, не связанных с предпринимательской деятельностью: семейных, наследственных, жилищных и пр.
Законодательство о защите прав потребителей также не применяется к спорам между гражданами и лицами (учреждениями), выполняющими публичные функции: нотариусами, государственными регистраторами, лицензирующими органами, органами ГИБДД и т.д. В случае если указанные лица незаконно отказали гражданину в совершении того или иного действия (нотариального, регистрационного и пр.) либо допустили нарушение закона при осуществлении публичных функций, гражданин вправе обжаловать соответствующее незаконное действие (бездействие) в порядке, предусмотренном главами 25, 37 Гражданско-процессуального кодекса РФ (ГПК РФ). Если вследствие незаконных действий (бездействия) гражданину был причинен вред, он вправе предъявить иск о его возмещении по правилам главы 59 ГК РФ.
Не являются потребительскими отношения, связанные с участием граждан в деятельности юридических лиц (жилищного, жилищного накопительного или иного потребительского кооператива) и приобретением в собственность определенного имущества после полной выплаты пая (например, жилого помещения). В то же время если указанные юридические лица оказывают своему участнику (гражданину) какие-либо услуги за вознаграждение, то в этой части можно говорить о потребительских отношениях. Так, в соответствии с п. 3 ст. 16 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах"*(8) к отношениям, которые не связаны с членством граждан в кооперативе и возникают из возмездных гражданско-правовых договоров, заключаемых кооперативом с его членами, применяются правила, установленные законодательством о защите прав потребителей. Аналогичная ситуация складывается, если товарищество собственников жилья оказывает своим членам коммунальные услуги, услуги по охране общественного порядка и средств личного транспорта на придомовой территории и пр. В некоторых случаях в процессе исполнения услуги принимают участие несколько лиц. Тем не менее ответственным перед потребителем, как правило, признается лишь один из субъектов.
Так, участниками отношений по туристическому обслуживанию выступают турагент, туроператор, владелец отеля или иного средства размещения, перевозчик, что обусловлено комплексным характером туристского продукта. При этом договор об оказании туристских услуг потребитель, как правило, заключает с тур агентом или туроператором. В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" именно туроператор несет предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность перед туристом (заказчиком туристского продукта) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги. Иными словами, туроператор отвечает перед туристом за действия (бездействие) всех третьих лиц, привлеченных к исполнению услуг, входящих в состав туристского продукта, включая ненадлежащие действия (бездействие) его турагентов.
Предоставление коммунальных услуг собственникам жилых помещений в многоквартирном доме обеспечивается за счет взаимодействия исполнителя (управляющей компании, товарищества собственников жилья, жилищного или иного специализированного потребительского кооператива) и многочисленных ресурсоснабжающих (водоснабжающих, энергоснабжающих, газоснабжающих) организаций. Однако ответственность перед потребителем за своевременное и качественное предоставление коммунальных услуг несет прежде всего исполнитель*(9).
1.2. Договоры с участием потребителей
При определении круга договоров, из которых могут возникать потребительские отношения, следует отталкиваться от двух посылок: возмездный характер договора и его направленность на удовлетворение личных (бытовых) нужд гражданина.
Необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", приказе Министерства по антимонопольной политике РФ и поддержке предпринимательства от 20 мая 1998 г. N 160 "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ "О защите прав потребителей"*(10). В указанных документах содержится примерный перечень договоров, из которых могут возникать отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей: розничная купля-продажа; прокат; договор найма жилого помещения; бытовой подряд; договор о предоставлении нанимателю или собственнику жилого помещения коммунальных услуг; договоры на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд гражданина, в том числе предоставление кредита, открытие и ведение банковского счета; договор банковского вклада и пр.
В перечне не упоминается договор страхования, несмотря на то что страховые услуги традиционно относят к числу финансовых услуг. Например, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции"*(11) под финансовой организацией понимаются следующие хозяйствующие субъекты: кредитная организация, кредитный потребительский кооператив, страховщик, страховой брокер, общество взаимного страхования, фондовая биржа, валютная биржа, ломбард, лизинговая компания и др.
Позиция Верховного Суда РФ по вопросу применения законодательства о защите прав потребителей к договорам страхования (с участием граждан) в последние годы существенно изменилась.
В решении от 28 апреля 2004 г. N ГКПИ04-418 по жалобе гражданки Матвеевой суд указал, что с учетом особенностей договора страхования правовые последствия его нарушения определяются положениями главы 48 ГК РФ и специального законодательства о страховании; в то же время Закон о защите прав потребителей применяется к отношениям по договору страхования в части общих положений, перечисленных в главе 1 Закона: о праве гражданина на получение информации об услугах, о компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты госпошлины в случае возникновения спора*(12).
В 2006 г. Верховный Суд РФ высказался против применения Закона о защите прав потребителей (даже в части общих положений!) к спорам между страховщиком и выгодоприобретателем по договору ОСАГО, поскольку целью данного вида страхования является возмещение ущерба потерпевшему. Соответственно потерпевший (гражданин) не может считаться потребителем, которому оказывается услуга на основании возмездного договора. При этом была отклонена и конструкция договора в пользу третьего лица, согласно которой договор ОСАГО заключается страхователем в пользу третьего лица (потерпевшего)*(13).
Еще через два года Верховный Суд РФ указал на невозможность применения законодательства о защите прав потребителей вообще к любым договорам имущественного страхования, включая договор страхования транспортного средства (КАСКО-страхование), договор страхования жилья и пр.*(14) Со ссылкой на положения главы 48 ГК РФ о страховании и ст. 2 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"*(15) суд отметил, что имущественное страхование преследует в качестве своей цели погашение за счет страховщика риска имущественной ответственности страхователя перед другими лицами или риска возникновения иных убытков у страхователя в результате страхового случая. Такая направленность договора, по мнению Верховного Суда РФ, означает, что отношения по имущественному страхованию не входят в предмет регулирования Закона о защите прав потребителей.
Впрочем, вопрос о применении законодательства о защите прав потребителей к договорам страхования еще нельзя считать закрытым.
Во-первых, существуют договоры личного страхования (например, добровольного медицинского страхования), заключаемые на случай причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина, достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (ст. 934 ГК РФ). Применительно к этому виду страхования Верховный Суд РФ еще не высказал своего мнения.
Во-вторых, необходимо учитывать более взвешенный подход Конституционного Суда РФ к решению данного вопроса. В Определении от 2 ноября 2006 г. N 487-О, вынесенном по жалобе гражданина Иванова, суд указал, что договоры страхования прямо не отнесены Законом о защите прав потребителей к сфере его регулирования, однако эта возможность и не исключена. Что касается определения того, подпадает ли конкретный договор страхования под действие гл. 3 Закона о защите прав потребителей, это является задачей суда, рассматривающего конкретное дело*(16).
Сфера действия Закона о защите прав потребителей не ограничивается лишь продажей товаров, выполнением работ и оказанием услуг. Ряд договоров, которые традиционно относятся к числу потребительских, имеют иную направленность: договор проката (передача вещи во временное владение и пользование), кредитный договор (передача в собственность денежных средств с обязательством их возврата), договор участия в долевом строительстве. Верховный Суд РФ не исключает возможность применения законодательства о защите прав потребителей и к таким договорам.
Договоры участия граждан в финансировании строительства многоквартирных жилых домов и иных объектов, по мнению Верховного Суда РФ, близки по своей правовой природе к договору строительного подряда*(17), поэтому к ним также могут применяться правила главы 3 Закона о защите прав потребителей. С принятием Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации"*(18) законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям, вытекающим из договора участия в долевом строительстве, в части, не урегулированной данным Федеральным законом (п. 9 ст. 4).
Дискуссионным является вопрос о применении законодательства о защите прав потребителей к отношениям по предоставлению гражданам бесплатных услуг (образовательных, медицинских). С одной стороны, между гражданином (услугополучателем) и организацией, оказывающей бесплатные услуги (образовательные и медицинские учреждения), отсутствует возмездный договор. С другой - медицинские услуги, оказываемые в рамках системы обязательного медицинского страхования, в конечном счете оплачиваются медицинским учреждением за счет отчислений страхователей (работодателей, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления). В связи с этим отдельными авторами обосновывается модель возмездного договора об оказании медицинских услуг (в системе ОМС) в пользу третьих лиц - застрахованных граждан*(19). Более того, приводятся серьезные аргументы в пользу единого подхода к регулированию платных и бесплатных услуг.
Многие государственные и муниципальные учреждения здравоохранения наряду с бесплатной медицинской помощью оказывают и платные медицинские услуги. Оказывать услуги в том же помещении, используя то же оборудование и материалы, только платно для пациента, намного выгоднее для медицинского учреждения, чем требовать последующей оплаты медицинской услуги от страховой медицинской организации. В результате платные услуги оказывают вместе с бесплатными, но платным пациентам отдается предпочтение - к ним лучшее отношение, для них отсутствуют очереди и пр. Это вынуждает пациента "добровольно" платить за медицинскую услугу даже при возможности ее получения бесплатно, чтобы избежать перечисленных негативных моментов. Подобная система, по мнению многих экспертов, нуждается в реформировании, в частности в установлении единых правил для оказания платной и бесплатной медицинской помощи, предоставлении равной защиты потребителям платных и бесплатных медицинских услуг*(20).
В судебной практике пока преобладает иной подход. Бесплатную медицинскую помощь и бесплатное образование относят к формам социальной поддержки, социального обеспечения. Соответственно споры между потребителями бесплатных медицинских (образовательных) услуг и соответствующими учреждениями рассматриваются судами без учета положений законодательства о защите прав потребителей*(21).
1.3. Институт защиты прав потребителей в российском и зарубежном законодательстве. Европейские стандарты обеспечения прав потребителей
Отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами. Гражданский кодекс РФ, хотя и не содержит общего определения потребительского договора, устанавливает особенности осуществления и защиты прав потребителя применительно к отдельным видам договоров: розничной купли-продажи (§2 гл. 30); проката (§2 гл. 34) и бытового подряда (§2 гл. 37). Закон о защите прав потребителей конкретизирует и детализирует нормы вышеуказанных параграфов, а кроме того, содержит дополнительные гарантии для потребителей, в частности: устанавливает неустойку за неисполнение (несвоевременное исполнение) законных требований потребителя, предусматривает возможность компенсации морального вреда потребителю и пр.
Права потребителя в договорах об оказании некоторых видов услуг (по перевозке, хранению, страхованию, банковскому обслуживанию) обладают определенной спецификой, которую необходимо учитывать. Существует ряд специальных федеральных законов и подзаконных нормативных актов, регулирующих указанные отношения: Устав железнодорожного транспорта РФ, Воздушный кодекс РФ, Правила оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров*(22), Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов*(23), Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности". В тех случаях, когда отдельные виды отношений с участием потребителей помимо норм ГК РФ регулируются специальным законом, к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону.
Заслуживают внимания также акты Правительства РФ об утверждении правил, обязательных для потребителя и продавца (исполнителя) при заключении и исполнении публичных договоров:
- Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденные постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27;
- Правила оказания услуг общественного питания, утвержденные постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036;
- Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1025;
- Правила предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1997 г. N 490;
- Правила оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств, утвержденные постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2001 г. N 290;
- Правила оказания платных образовательных услуг, утвержденные постановлением Правительства РФ от 5 июля 2001 г. N 505;
- Правила оказания услуг автостоянок, утвержденные постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. N 795;
- Правила оказания услуг подвижной связи, утвержденные постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. N 328;
- Порядок предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденные постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307;
- Правила оказания услуг по реализации туристского продукта, утвержденные постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452 и др.
Как видно из данного перечня, объектом правотворческой деятельности Правительства РФ являются не только работы, но и услуги, выполняемые на основании публичного договора (медицинские, гостиничные, общественного питания, связи). Так, применительно к услугам по реализации туристского продукта публичный характер договора с исполнителем все еще остается под вопросом. Однако, учитывая тот факт, что в большинстве случаев заказчиком туристской услуги выступает гражданин и заказывает услугу для потребительских целей, законодатель посчитал возможным делегировать Правительству РФ полномочия по определению порядка оказания данного вида услуг (ст. 4 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации").
Формирование института защиты прав потребителей в российском законодательстве все еще продолжается. Несмотря на то что базовый нормативный акт был принят более 15 лет назад, некоторые его положения по-прежнему уступают или не соответствуют европейским стандартам в области защиты прав потребителей*(24).
С одной стороны, это объясняется тем, что Россия не является членом Евросоюза (ЕС) и не связана обязательствами перед Европарламентом по имплементации его актов в национальное законодательство, с другой - развитие рыночной экономики и усложнение отношений с участием потребителей (в сферах потребительского кредитования, долевого строительства жилья) - процесс непрерывный и потому сопровождается постоянным внесением соответствующих поправок и дополнений в действующее законодательство о защите прав потребителей. Так, в октябре 2007 г. ГК РФ был дополнен положениями об особенностях дистанционной продажи товаров потребителям*(25). Одновременно Правительством РФ были утверждены Правила продажи товаров дистанционным способом*(26). В указанных правилах в значительной мере были воспроизведены положения Европейской конвенции от 27 марта 2002 г. "О международной почтовой и дистанционной торговле" (Париж) и Директивы 97/7/ЕС от 20 мая 1997 г. "О защите потребителей в связи с контрактами, заключаемыми на расстоянии" (Брюссель).
Следует отметить, что в рамках ЕС приняты и другие директивы, направленные на унификацию законодательства стран - участниц Евросоюза в области защиты прав потребителей:
- Директива 85/374/ЕС от 25 июля 1985 г. "О сближении законодательства, регламентов и административных положений государств - членов ЕС в отношении ответственности за продукцию, имеющую дефекты;
- Директива 85/577/ЕС от 20 декабря 1985 г. "О защите потребителя в отношении контрактов, заключаемых вне деловых помещений предприятий";
- Директива 90/314/ЕС от 13 июня 1990 г. "О комплексных турах, путешествиях и организованном отдыхе";
- Директива 93/13/ЕС от 5 декабря 1993 г. "О несправедливых условиях в потребительских договорах";
- Директива 97/7/EC от 20 мая 1997 г. "О защите потребителя при заключении договоров на расстоянии (дистанционным способом)";
- Директива 2008/48/ЕС от 23 апреля 2008 г. "О договорах потребительского кредитования" и пр.*(27)
Среди перечисленных актов особого внимания заслуживает последняя директива, посвященная отдельным аспектам потребительского кредитования. Проведенный Европейской комиссией анализ показал, что внутреннее законодательство государств - членов ЕС имеет существенные различия по вопросам потребительского кредитования, что несовместимо с принципами единого экономического пространства и равной защиты прав всех потребителей независимо от их гражданства и места постоянного проживания. В неравных условиях находятся и кредитные учреждения различных государств, вынужденные обеспечивать разный объем гарантий для своих клиентов (граждан-заемщиков).
В результате длительной и кропотливой работы Европейской комиссии удалось достичь компромисса в решении некоторых наиболее важных вопросов. В частности, за потребителем (заемщиком) признали право на отказ без указания каких-либо уважительных причин от кредитного договора в течение 14 календарных дней с момента его заключения (ст. 14 Директивы 2008/48/ЕС), а также право на досрочное полное или частичное погашение кредита с выплатой банку компенсации в размере не более 1% суммы досрочного платежа (ст. 16). При этом банк не вправе требовать выплаты компенсации, если в момент досрочного погашения кредита процентная ставка по кредиту была нефиксированной. Наряду с указанными правами Европарламент подробно урегулировал обязанности банка по предоставлению потенциальному заемщику (потребителю) всей необходимой информации об условиях кредитования, установил обязательные требования к содержанию кредитного договора, порядок расчета ежегодной процентной ставки по кредиту и пр. Российскому законодателю, безусловно, следует учесть этот положительный опыт, особенно в условиях стремительного развития рынка услуг потребительского кредитования.
Глава 2. Права потребителя: понятие, виды, гарантии осуществления
2.1. Право на информацию об исполнителе и о работах (услугах)
Закон наделяет потребителя совокупностью прав и гарантий: просвещение в области защиты прав потребителей (ст. 3); право на получение товара надлежащего качества (ст. 4); возможность ремонта и технического обслуживания товара в течение срока службы (ст. 6); право на безопасность товара (ст. 7); право на информацию об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (ст. 8-10); недопустимость включения в договор условий, ущемляющих права потребителя (ст. 16) и др.
Большинству перечисленных прав корреспондируют обязанности продавца (исполнителя, изготовителя), неисполнение которых может повлечь ответственность, предусмотренную в самом Законе (ст. 12-15) или иных правовых актах. Например, ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) предусмотрены три состава противоправных действий в отношении потребителя: 1) нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы; 2) включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя; 3) непредоставление потребителю льгот и преимуществ, установленных законом. Применительно к каждому из перечисленных составов административных правонарушений существует обширная судебная практика.
Право потребителя на получение информации об исполнителе и выполняемых им работах (услугах) относится к числу наиболее важных. Это своеобразная предпосылка нормального осуществления иных прав потребителя: на безопасность работы (услуги) для жизни, здоровья и имущества потребителя, на получение работы (услуги) надлежащего качества.
В соответствии со ст. 9 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование (наименование) своей организации, место ее нахождения и режим работы. Исполнитель размещает указанную информацию на вывеске. Если вид деятельности, осуществляемый исполнителем, подлежит лицензированию или исполнитель имеет государственную аккредитацию, до сведения потребителя должна быть доведена информация о номере лицензии или номере свидетельства о государственной аккредитации, сроках действия указанных лицензии или свидетельства, а также информация об органе, выдавшем указанные лицензию или свидетельство.
Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать:
- сведения об основных потребительских свойствах работы (услуги);
- цену в рублях и условия приобретения работ (услуг), в том числе при предоставлении кредита, размер кредита, полную сумму, подлежащую выплате потребителем, и график погашения этой суммы;
- гарантийный срок, если он установлен;
- правила и условия эффективного и безопасного использования результатов работ (услуг);
- срок службы (на результат работы), установленный в соответствии с настоящим Законом, а также сведения о необходимых действиях потребителя по истечении указанных сроков и возможных последствиях при невыполнении таких действий, если результаты работы по истечении указанных сроков представляют опасность для жизни, здоровья и имущества потребителя или становятся непригодными для использования по назначению;
- информацию об обязательном подтверждении соответствия работ (услуг), если в отношении данных работ (услуг) законом или в установленном им порядке определены обязательные требования, обеспечивающие их безопасность для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды и предотвращение причинения вреда имуществу потребителя;
- информацию о правилах выполнения работ (оказания услуг);
- указание на конкретное лицо, которое будет выполнять работу (оказывать услугу), и информацию о нем, если это имеет значение, исходя из характера работы (услуги).
По отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством РФ.
В частности, в соответствии с п. 10 Правил предоставления платных медицинских услуг населению (утверждены постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27)*(28) медицинские учреждения обязаны обеспечить граждан бесплатной, доступной и достоверной информацией, включающей в себя сведения о местонахождении учреждения, режиме работы, перечне платных медицинских услуг с указанием их стоимости, об условиях предоставления и получения этих услуг, а также сведения о квалификации и сертификации специалистов.
Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю при проведении проверки в принадлежащем предпринимателю Ч. гинекологическом кабинете установлено нарушение требований ст. 8, 10 Закона о защите прав потребителей и п. 10 Правил предоставления платных медицинских услуг населению, выразившееся в непредставлении потребителям необходимой и достоверной информации о квалификации и сертификации специалистов, оказывающих медицинские услуги. По результатам проверки управлением составлен протокол об административном правонарушении, на основании которого вынесено постановление о привлечении предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ, в виде взыскания штрафа в сумме 500 руб. Заявление предпринимателя Ч. об отмене данного постановления оставлено судом без удовлетворения (постановление ФАС Уральского округа от 30 июля 2008 г. N Ф09-5428/08-С1).
В соответствии с п. 7 Правил оказания услуг по реализации туристского продукта*(29) исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о возможных рисках и их последствиях для жизни и здоровья потребителя в случае, если потребитель предполагает совершить путешествие, связанное с прохождением маршрутов, представляющих повышенную опасность для его жизни и здоровья (горная и труднопроходимая местность, спелеологические и водные объекты, занятие экстремальными видами туризма и спорта и др.). Потребитель, совершающий тур, связанный с экстремальными видами спорта и туризма, как в России, так и за ее пределами, если они являются целью путешествия, должен пройти соответствующий инструктаж и обладать полной информацией о том, с какими трудностями и опасностями ему предстоит столкнуться. За неисполнение указанных обязанностей по своевременному информированию потребителей, обеспечивающему их безопасность, туроператор и турагент могут быть привлечены к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ*(30).
Информация об исполнителе и выполняемых им работах и услугах в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке.
В ходе проверки управлением Роспотребнадзора по Вологодской области выявлено нарушение в деятельности негосударственного образовательного учреждения "Вологодский колледж сферы услуг" (далее - учреждение): до сведения потребителей не доведена должным образом информация о порядке приема и требованиях к поступающим, форме документов, выдаваемых по окончании обучения (нарушение ст. 10 Закона о защите прав потребителей и п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг*(31)). Постановлением от 19 июля 2007 г. учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ, и привлечено к ответственности в виде взыскания штрафа в сумме 5000 руб. Не согласившись с данным постановлением, учреждение обжаловало его в суд.
Решением суда от 26 сентября 2007 г. в удовлетворении требований учреждения отказано. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения. При этом суды исходили из того, что размещение информации о формах документов, выдаваемых по окончании обучения, в папках, предъявляемых по первому требованию потребителей, не является размещением информации в удобном для обозрения месте. Такое размещение информации о формах документов, выдаваемых по окончании обучения, не является наглядным и доступным, не обеспечивает ознакомления с ними потребителей (постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 февраля 2008 N А13-5987/2007 г.).
Роспотребнадзор традиционно уделяет самое пристальное внимание обеспечению права потребителя на получение информации о товарах (работах, услугах). Применительно к отдельным сферам обслуживания разработаны методические рекомендации для территориальных органов службы по проверке соблюдения указанного права исполнителями, выполняющими соответствующие виды работ (услуг).
Особенности информирования потребителей при предоставлении им кредитов установлены ст. 10 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которой информация об услугах должна содержать данные о размере кредита, полной сумме, подлежащей выплате потребителем, а также график погашения этой суммы.
Однако понятие полной суммы, подлежащей выплате при предоставлении кредита, подразумеваемое Законом о защите прав потребителей, не идентично полной стоимости кредита, предоставляемого заемщику - физическому лицу кредитной организацией, определяемой ст. 30 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" и п. 1 Указания Центрального банка РФ от 13 мая 2008 г. N 2008-У "О порядке расчета и доведения до заемщика - физического лица полной стоимости кредита". Это означает, что указание полной стоимости кредита только в процентах годовых во исполнение требований законодательства о банках и банковской деятельности не освобождает кредитную организацию, признаваемую исполнителем в контексте положений законодательства о защите прав потребителей, от обязанности указывать полную сумму, подлежащую выплате потребителем при предоставлении кредита, в рублях, а также доводить иную информацию о себе и предоставляемых услугах в соответствии с требованиями Закона о защите прав потребителей. Непредоставление соответствующей информации потребителю, даже при наличии сведений о полной стоимости кредита в контексте требований законодательства о банках и банковской деятельности могут повлечь для кредитной организации наступление административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ*(32).
Недопустимо, по мнению Роспотребнадзора, использование в кредитных договорах с гражданами специальных терминов без раскрытия их содержания ("аннуитетные платежи", "эффективная процентная ставка", "платежи заемщика в пользу третьих лиц"). Подобный способ информирования потребителей о стоимости оказываемых банком услуг не может считаться надлежащим*(33).
Для привлечения внимания потенциальных заказчиков (потребителей) исполнитель, как правило, использует средства рекламы, поэтому необходимо учитывать требования законодательства, предъявляемые к рекламированию тех или иных товаров (работ, услуг). В частности, в ст. 28 Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" предусмотрены особенности рекламы финансовых услуг (банковских, страховых и пр.)*(34).
Реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации по объекту.
Реклама услуг по кредитованию, в которой упоминается хотя бы одно из условий, влияющих на стоимость кредита, должна содержать и все остальные условия, определяющие фактическую стоимость кредита для заемщика или влияющие на нее. Несоблюдение данных требований может повлечь наступление административной ответственности, предусмотренной ст. 14.3 "Нарушение законодательства о рекламе" КоАП РФ.
ОАО "УРСА Банк" (далее - банк) обратился в арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю от 10 декабря 2007 г. о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 14.3 КоАП РФ.
Решением суда от 31 января 2008 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения.
Как следует из материалов дела, по результатам анализа рекламных материалов банка, размещенных в газете "Пермские квартиры. Районы. Кварталы. Квартиры" управлением 26 ноября 2007 г. установлено, что реклама "Кредиты. Ипотека от ОАО "УРСА Банк" содержит отдельные условия трех ипотечных программ (ипотечный продукт "Отличный", "Молодая семья", "Классический"). При этом в отсылочных указаниях не определены все существенные условия, влияющие на стоимость конкретного вида кредита, что искажает смысл данной информации и вводит в заблуждение потребителей.
Реклама банка содержит условия, относящиеся к различным кредитным продуктам, предлагаемым банком, в том числе указана ставка 10,5% годовых, относящаяся к кредитованию по ипотечному продукту "Отличный". При этом в нарушение требований ст. 28 Закона о рекламе такие существенные условия приобретения данного кредитного продукта, как наличие собственных средств заемщика в размере не менее 50% стоимости объекта недвижимости, а также минимальный размер кредита - 3 млн. руб., в рекламе не указаны.
Также в рекламе, размещенной банком, заявлено о возможности кредитования граждан по схеме "Молодая семья", при которой банком не предъявляются требования о наличии у потребителя собственных средств на покупку жилья (первоначальный взнос 0%). Однако в нарушение положений ст. 5 Закона о рекламе банком не указаны такие существенные условия данной программы кредитования, как размер ставки 14% - при сроке кредита до 10 лет или 16% - при сроке кредита от 20-30 лет. При изложенных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о наличии оснований для привлечения банка к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ является правильным (постановление ФАС Уральского округа от 29 мая 2008 г. N Ф09-3896/08-С1).
Еще один пример, когда общество, выполняющее работы по остеклению, было привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 руб. за ненадлежащую рекламу своих работ в части условий кредитования заказчиков.
Основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ послужил факт размещения обществом в еженедельной газете рекламы своих услуг, содержащей словосочетание "работаем в кредит".
По мнению управления Федеральной антимонопольной службы по Томской области (далее - УФАС), подобное словосочетание не содержит полной информации об условиях кредитования и тем самым вводит в заблуждение потенциальных потребителей услуг общества. К аналогичным выводам пришли суды первой, апелляционной, а затем и кассационной инстанций при рассмотрении заявления общества об отмене постановления УФАС по Томской области.
В силу п. 7 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения и использования, если при этом искажается смысл информации, и вводятся в заблуждение потребители рекламы (ненадлежащая реклама).
Материалами дела подтверждается размещение рекламы следующего содержания: "С окнами VECA ваш сон не будет потревожен. Различные конструкции из алюминиевых и пластиковых профилей. Остекление балконов и лоджий. Работаем в кредит. Оформление на месте. Различные формы расчета. ООО "Балкер-Т", тел. 51...".
Правовое регулирование обязательств по кредиту осуществляется нормами ГК РФ, где в гл. 42 установлено несколько видов кредитования: банковский, товарный и коммерческий. При этом товарный и коммерческий кредиты могут предоставляться и нефинансовыми организациями.
Антимонопольный орган и арбитражные суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали, что каждый из предусмотренных ГК РФ видов кредита имеет свои особенности при заключении договоров и их исполнении, которые могут влиять на оценку потребителей своих возможностей по фактическому приобретению товаров (работ, услуг), в том числе услуг, предлагаемых ООО "Балкер-Т". Между тем непосредственно из текста спорного рекламного объявления не следует, о каком именно кредите идет речь - товарном, коммерческом (отсрочка, рассрочка платежа и т.д.) или банковском; сам текст рекламного объявления не содержит сведений для однозначного вывода о том, что кредит предоставляется как самим ООО "Балкер-Т" в форме отсрочки платежа, так и банками (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 августа 2008 г. N Ф04-5055/2008 г.).
Кроме наступления административной ответственности ненадлежащее информирование потребителя о работах (услугах) может повлечь и неблагоприятные гражданско-правовые последствия.
Информация о товарах (работах, услугах) должна обеспечивать потребителю возможность их правильного выбора и дальнейшей эксплуатации. Если при заключении договора потребителю не была предоставлена вся необходимая информация о товаре либо информация не соответствовала действительности, потребитель вправе в течение разумного срока отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения иных убытков (п. 3 ст. 495 ГК РФ, п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей). При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или неполной информацией о товаре, следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара.
К. обратилась с иском к ООО "Лаукар" о расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар цены, а также о взыскании компенсации морального вреда.
После просмотра рекламы истица приобрела у ответчика препараты для лечения сына от наркотической зависимости (пари-эвалар, биофлавин, пенин и др.). В ходе рекламной акции и в момент покупки товара представители ООО "Лаукар" заверили истицу, что лекарственные препараты излечивают от наркотической зависимости на 100%. Однако после прохождения курса лечения обещанный эффект не наступил. Истица обратилась к ответчику с требованием о возврате уплаченной за товар суммы, но ответчик ей отказал.
В ответ на запрос суда агентство здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края сообщило, что указанные препараты не включены в Государственный реестр лекарственных средств. Таким образом, действиями продавца было нарушено право К. на получение достоверной информации о товаре (п. 1 ст. 495 ГК РФ, ст. 8 Закона). Заочным решением Кировского районного суда г. Красноярска от 19 апреля 2006 г. требования истицы удовлетворены: договор купли-продажи расторгнут, с ответчика в пользу истицы взыскана цена товара и компенсация морального вреда*(35).
2.2. Особенности заключения публичного договора о выполнении работ (оказании услуг)
В соответствии со ст. 426 ГК РФ публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).
Поскольку к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила, регулирующие деятельность коммерческих организаций (п. 3 ст. 23 ГК РФ), субъектом публичного договора могут быть индивидуальные предприниматели. В литературе предлагается толковать норму о публичном договоре еще шире, признавая субъектом данного договора и некоммерческую организацию в части осуществления предпринимательской деятельности, например оказания платных услуг*(36).
Следует также отметить, что используемое в ст. 426 ГК РФ понятие потребителя несколько шире аналогичного термина, используемого в Законе о защите прав потребителей. Контрагентом коммерческой организации в публичном договоре может быть даже организация (как коммерческая, так и некоммерческая), приобретающая соответствующие товары, работы, услуги.
Приводимый в ст. 426 Кодекса перечень договоров не является исчерпывающим, поскольку свойство публичности обусловлено не видом договора, а характером деятельности лица, осуществляющего продажу товаров, выполнение работ и оказание услуг. Об этом свидетельствует тот факт, что в положениях части второй ГК РФ об отдельных видах обязательств содержатся указания на публичный характер определенных договоров: договор проката (п. 3 ст. 626); договор бытового подряда (п. 2 ст. 730); договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин (п. 2 ст. 834); договор личного страхования (п. 1 ст. 927).
Есть основания считать публичным договор участия в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ Правительство РФ вправе издавать правила, обязательные для сторон договора при его заключении и исполнении. Точно такими же полномочиями ГК РФ наделяет Правительство РФ в отношении публичных договоров (п. 4 ст. 426).
Особенности заключения публичного договора проявляются в том, что:
1) коммерческая организация не вправе отказать потребителю в заключении публичного договора при наличии у нее возможности предоставить потребителю соответствующие товары, работы, услуги;
2) коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами;
3) цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.
При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ. Потребитель вправе предъявить иск о понуждении коммерческой организации заключить договор, а также потребовать возмещения убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения договора.
При рассмотрении соответствующих споров обязанность по доказыванию невозможности заключения публичного договора с конкретным потребителем возлагается на коммерческую организацию*(37). Чаще всего речь идет о технической невозможности заключить договор, например, в связи с невозможностью обеспечить доступ к сети связи*(38), в связи с отсутствием у потребителя необходимого оборудования, приборов учета и т.п.
Товарищество собственников жилья "Плеханова" (ТСЖ, товарищество) обратилось в арбитражный суд Пермского края с иском к ООО "Комипермгаз" (общество) о понуждении заключить договор газоснабжения.
Решением суда первой инстанции от 12 марта 2007 г. исковые требования ТСЖ удовлетворены, на общество возложена обязанность заключить с товариществом договор на газоснабжение трех секций многоквартирного дома, расположенного по адресу: г. Кудымкар, ул. Плеханова. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении иска отказано.
Рассмотрев кассационную жалобу товарищества, ФАС Уральского округа оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.
Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из отсутствия оснований для понуждения ответчика к заключению договора газоснабжения.
Согласно п. 2 ст. 539 ГК РФ договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии.
Таким образом, единственным основанием, дающим право коммерческой организации отказаться от заключения публичного договора на газоснабжение жилого дома, является отсутствие реальной возможности его заключения. Судом апелляционной инстанции установлено, что доказательств включения газораспределительной системы для газоснабжения трех секций многоквартирного жилого дома по ул. Плеханова в г. Кудымкаре, состоящей из внутренних газопроводов, групповой резервуарной установки для сжиженного газа, подъемного газопровода и станции электрохимзащиты, в имущественный комплекс названного дома в материалы дела не представлено. Поэтому разрешение от 23 декабря 2005 г. на ввод в эксплуатацию названного дома не свидетельствует о разрешении начать использовать по назначению газораспределительную систему. Кроме того, из письма госинспектора Ростехнадзора от 14 февраля 2007 г. N 12-06 следует, что система газоснабжения в ее текущем состоянии не может быть введена в эксплуатацию без проведения внеочередного приборного технического обследования подземных газопроводов и резервуаров сжиженного газа.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции, установив отсутствие у общества "Комипермгаз" возможности предоставить потребителю (товариществу собственников жилья) услуги по газоснабжению, в связи с тем что у истца не имеется отвечающего установленным техническим требованиям оборудования, необходимого для осуществления газоснабжения, обоснованно отказал в удовлетворении иска (постановление ФАС Уральского округа от 6 сентября 2007 г. N Ф09-7232/07-С5).
Законодательством об отдельных видах деятельности могут быть предусмотрены определенные предпосылки (в том числе документы), необходимые для заключения публичного договора. Например, договор об оказании услуг местной телефонной связи может быть заключен при условии предоставления гражданином документа, подтверждающего право владения или пользования помещением, в котором устанавливается пользовательское оборудование*(39). Другой пример. К предложению заключить договор (письменной оферте) на поставку газа для бытовых нужд гражданин обязан приложить следующие документы: а) подтверждающие право собственности или право пользования в отношении помещений, газоснабжение которых необходимо обеспечить; б) подтверждающие состав и тип газоиспользующего оборудования, входящего в состав внутридомового газового оборудования, и соответствие этого оборудования установленным для него техническим требованиям; в) подтверждающие тип установленного прибора учета газа; г) копию договора о техническом обслуживании внутридомового газового оборудования и аварийно-диспетчерском обеспечении и пр.*(40)
Публичный характер договора означает недопустимость отказа коммерческой организации от его заключения. В то же время отказ от исполнения публичного договора законом прямо не запрещен*(41). В соответствии с п. 2 ст. 782 ГК РФ исполнитель вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии полного возмещения заказчику убытков. Однако даже из этого правила в некоторых случаях могут быть сделаны исключения с учетом характера оказываемых услуг.
Конституционным Судом РФ была рассмотрена жалоба М. о нарушении ее конституционных прав п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса РФ.
Из жалобы и приложенных к ней документов следует, что начиная с 1993 г. медицинские учреждения оказывали М. платные медицинские услуги по лечению и протезированию зубов. Оценивая эти услуги как некачественные и полагая, что в ряде случаев имел место необоснованный отказ в проведении ортопедического лечения, повлекший значительное ухудшение состояния ее здоровья, М. неоднократно обращалась в органы государственной власти, в том числе в суды общей юрисдикции, с заявлениями, в которых ставила вопрос о понуждении стоматологических учреждений к надлежащему исполнению соответствующих обязательств, а также о возмещении убытков, причиненных ей неисполнением либо некачественным исполнением этих обязательств.
В своей жалобе в Конституционный Суд РФ М. утверждает, что примененный в ее деле п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса РФ, как закрепляющий право медицинского учреждения в любое время отказаться от исполнения взятых на себя обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг, не соответствует ст. 41 (ч. 1) Конституции РФ, гарантирующей право на охрану здоровья и медицинскую помощь, а также противоречит положениям ст. 426 и 445 ГК РФ, пп. 2 и 5 ч. 1 ст. 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.
Изучив доводы заявительницы, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что п. 2 ст. 782 ГК РФ во взаимосвязи с положениями его ст. 426 и 445 не может рассматриваться как допускающий односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения своих обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг при наличии у него возможности предоставить соответствующие услуги.
Деятельность по оказанию платной медицинской помощи российское законодательство относит к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем. Договор о предоставлении платных медицинских услуг согласно п. 1 ст. 426 ГК РФ признается публичным договором. Отказ организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается.
Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Такое ограничение свободы договора для одной стороны - исполнителя (в данном случае - медицинского учреждения, оказывающего платную медицинскую помощь), учитывающее существенное фактическое неравенство сторон в договоре о предоставлении медицинских услуг и особый характер предмета договора (в том числе уникальность многих видов медицинских услуг, зависимость их качества от квалификации врача), направлено на защиту интересов гражданина (пациента) как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях, обеспечение реализации им права на медицинскую помощь.
Иное, т.е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь. Истолкование и применение оспариваемой нормы как обусловливающей право медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору об оказании медицинских услуг только лишь полным возмещением убытков, причиненных отказом, не согласуется также с существом медицинской профессиональной деятельности, врачебным долгом, морально-этическими и юридическими нормами, определяющими обязанности врача во взаимоотношениях с больными и права пациентов.
По мнению Л.В. Санниковой, правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в данном деле, нуждается в законодательном закреплении. Автор предлагает ограничить право исполнителя отказаться в одностороннем порядке от исполнения обязательств, возникающих из публичного договора возмездного оказания услуг, путем внесения в п. 2 ст. 782 ГК РФ соответствующего дополнения. Аналогичные положения следует включить и в специальное законодательство об отдельных видах услуг (связи, перевозки и пр.)*(42).
Достаточно сложно обеспечить на практике реализацию второго и третьего принципов заключения публичного договора - об одинаковой цене и других условиях договора в отношениях со всеми потребителями.
Прежде всего закон не уточняет, в течение какого периода времени цена товара (работы, услуги) и другие условия публичного договора должны быть неизменными и одинаковыми для всех потребителей. Вряд ли целесообразно запрещать коммерческой организации изменять тарифы и иные условия договора (даже в течение одного дня) при условии, что соответствующая информация будет доведена до сведения потребителей.
В сфере розничной торговли товарами и сфере бытового обслуживания получают все большее распространение так называемые дисконтные карты, позволяющие их держателям приобретать товары (работы, услуги) со скидкой. В настоящее время данный инструмент рассматривается, скорее, с позиции блага для потребителя, чем какого-либо дискриминирующего обстоятельства. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей также не высказала какого-либо мнения относительно практики применения дисконтных карт*(43).
Вопрос о публичности ряда договоров с участием граждан (например, договора об оказании туристских услуг, договора потребительского кредитования) остается открытым.
Деятельность турагента или туроператора, как правило, носит публичный характер: активно используется реклама с указанием цен и других условий договора о реализации турпродукта, привлекается максимально возможное количество заказчиков, объективно отсутствует потребность в заключении с ними договоров на разных условиях. В то же время для практики банковского кредитования (в том числе в потребительских целях) характерна индивидуальная оценка платежеспособности заемщика и согласование с ним условий кредитного договора в зависимости от ряда факторов (размера дохода, срока пользования кредитом, способа обеспечения обязательства по возврату кредита и пр.). С экономической точки зрения, было бы серьезной ошибкой обязывать банк заключать кредитный договор с каждым обратившимся гражданином.
Ряд авторов критически отзываются о публичном характере договора личного страхования. С.В. Дедиков, отмечая растущую популярность ипотечного кредитования, при котором банки обычно требуют от заемщика обеспечить исполнение своих обязательств (в том числе путем страхования своей жизни и здоровья), указывает на проблему заключения договоров личного страхования с тяжелобольными гражданами. Практически во всех стандартных правилах страхования жизни и страхования от несчастных случаев и болезней предусмотрены исключения для инвалидов и тяжелобольных лиц. Между тем действующее законодательство не дает страховщику ни одного легального основания для отказа в предоставлении страховых услуг подобным гражданам. Институт публичного договора, по мнению автора, вообще не подходит для страхования. Специфика страховых отношений, необходимость индивидуального учета в каждом случае всех обстоятельств, влияющих на вероятность наступления страхового случая, не позволяют заключать договор личного страхования с каждым обратившимся на одинаковых условиях*(44). Это мнение разделяют и другие специалисты в области страхования*(45).
2.3. Право на безопасность работы (услуги)
В соответствии с п. 1 ст. 7 Закона потребитель имеет право на то, чтобы работа (услуга) при обычных условиях ее использования, хранения и утилизации была безопасна для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причиняла вред имуществу потребителя. Требования, которые должны обеспечивать безопасность работы (услуги), устанавливаются законом или в установленном им порядке.
Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании"*(46) предусматривает, что работы и услуги могут быть объектом добровольной сертификации, в ходе которой проверяется их соответствие добровольно принятым международным и национальным стандартам (ст. 21). Постановлением Правительства РФ от 10 февраля 2004 г. N 72 признан утратившим силу Перечень работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации (утвержден постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1013).
Таким образом, в настоящее время безопасность работ и услуг для потребителя обеспечивается с помощью лицензирования и разного рода стандартов, которые носят добровольный (рекомендательный) характер. Так, в сфере туристического обслуживания применяются: ГОСТ Р 50690-200 "Туристские услуги. Общие требования" (утвержден постановлением Госстандарта России от 16 ноября 2000 г. N 295-ст), ГОСТ Р 51185-98 "Туристские услуги. Средства размещения. Общие требования" (утвержден постановлением Госстандарта России от 9 июля 1998 г. N 286), имеющие статус национальных стандартов.
Исполнитель обязан обеспечить безопасность услуги в процессе ее оказания потребителю, а безопасность работы - в процессе ее выполнения и в течение срока службы. В отношении результатов работ, которые предназначены для длительного использования, исполнитель вправе устанавливать сроки службы. В отношении результатов работ, которые по истечении определенного периода могут представлять опасность для жизни, здоровья или имущества потребителя, исполнитель указывает сроки службы в обязательном порядке (пп. 1, 2 ст. 5 Закона о защите прав потребителей).
Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков работы (услуги), подлежит возмещению в полном объеме. Право требовать возмещения подобного вреда признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с исполнителем или нет. Вред подлежит возмещению, если он был причинен в течение установленного срока службы работы. Если исполнитель в нарушение требований п. 2 ст. 5 Закона не установил срок службы на результат работы либо не проинформировал потребителя о необходимых действиях по истечении срока службы и возможных последствиях невыполнения указанных действий, вред подлежит возмещению независимо от времени его причинения (ст. 14 Закона).
Следует отметить, что указанные правила во многом повторяют положения §3 гл. 59 ГК РФ о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ и услуг, а также вследствие предоставления неполной или недостоверной информации о товаре (работе, услуге). Специфика возмещения подобного вреда заключается в том, что вина исполнителя по общему правилу не учитывается (ст. 1095).
Хотя Закон и гласит о недостатках товара, работы и услуги, правила §3 гл. 59 Гражданского кодекса РФ и ст. 14 Закона о защите прав потребителей рассчитаны преимущественно на скрытые недостатки товаров и результатов работ. К услугам указанные нормы могут применяться лишь в том случае, если процесс оказания услуги сопровождается использованием определенных материалов (например, лекарственных препаратов) либо созданием овеществленного результата (например, замена агрегатов в автомобиле, установка зубной коронки пациенту и т.п.)*(47).
В судебной практике правила §3 гл. 59 ГК РФ применяются нечасто. Встречаются пока немногочисленные примеры возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков коммунальных услуг, а также услуг по ремонту автотранспортных средств*(48).
Я. предъявила иск к муниципальному жилищно-эксплуатационному предприятию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков услуг, и компенсации морального вреда. Исковые требования обоснованы тем, что из-за ненадлежащего состояния кровли крыши и засорения водотока неоднократно происходило затопление квартиры истицы.
Судом установлено, что у ответчика на балансе находится жилой дом, в котором проживает истица. Ответчик предоставляет истице коммунальные услуги и услуги по техническому обслуживанию дома. При этом в нарушение пп. 5.2.2, 5.2.4, 6.1 Правил предоставления коммунальных услуг, а также Правил технической эксплуатации жилого дома ответчик не принимал своевременных мер по предупреждению и устранению недостатков в инфраструктуре дома, не реагировал на заявки потребителей об авариях. В соответствии со ст. 7, 14 Закона о защите прав потребителей истица вправе рассчитывать на безопасность и качество услуг. Вред, причиненный потребителю вследствие недостатков услуг, подлежит возмещению независимо от вины исполнителя и в полном объеме. Решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 27 апреля 2006 г. иск удовлетворен. Оценка ущерба, произведенная истицей, признана вполне обоснованной, соответствующей среднему уровню цен на работы по квартирному ремонту.
А. обратилась в суд с иском к городской управляющей компании (жилищным фондом) о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что после работы слесарей ответчика по устранению течи вентиля на трубе с горячей водой в квартире истицы, вентиль сорвало, квартиру залило горячей водой. В результате имуществу истицы причинен материальный ущерб. Кроме того, вследствие затопления горячей водой истице причинен термический ожог правой стопы.
Разрешая спор, суд установил, что ответчиком нарушены условия заключенного между ним и истицей договора об оказании услуг по техническому обслуживанию жилого помещения, в силу которого ответчик принял на себя обязательства обеспечить в установленные сроки устранение повреждений санитарно-технических систем аварийного характера по вызову истицы. Слесари ответчика, неоднократно устраняя течь вентиля на трубе горячей воды, ненадлежащим образом исполнили свои обязанности, что явилось причиной срыва вентиля. При этом суд отметил, что, хотя слесарем-сантехником был установлен вентиль, приобретенный за деньги истицы, однако все работы по его замене слесари производили в связи с исполнением ими трудовых обязанностей в свое рабочее время, оплаченное им работодателем - ответчиком по делу, и по заявке истицы, в связи с чем на основании ст. 14, 15 Закона о защите прав потребителей исковые требования судом удовлетворены. Кассационным определением Красноярского краевого суда от 20 августа 2007 г. решение оставлено без изменения*(49).
Исполнитель обязан оказать услугу таким образом, чтобы исключить возможность причинения вреда имуществу потребителя. При оказании некоторых видов услуг (связи, банковских) это предполагает принятие исполнителем таких мер, которые бы исключали возможность для третьих лиц воспользоваться услугами за счет потребителя (заказчика).
В частности, суд возложил на оператора связи убытки, связанные с необеспечением абоненту безопасного пользования услугами связи, поскольку бездействие оператора способствовало преступным действиям третьих лиц в отношении абонента.
Ш. обратилась с иском к ОАО "Сибирьтелеком" о пресечении незаконных действий, нарушающих ее права потребителя. В своем заявлении истица просила обязать ответчика отозвать предупреждение об отключении телефона и одностороннем расторжении договора об оказании услуг связи; устранить препятствия в пользовании междугородной телефонной связи; снять с нее задолженность по оплате услуг связи в сумме 9058 руб. Свои требования мотивировала тем, что ей неправомерно начислена оплата за услуги междугородной связи. В указанный детализацией период ни она, ни члены ее семьи телефонных звонков не совершали. Это подтверждается материалами проверки, проведенной УВД Октябрьского района г. Красноярска (справка от 20 сентября 2003 г.).
Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 22 апреля 2005 г. требования истицы удовлетворены. Суд обязал ответчика снять с истицы задолженность за услуги междугородной связи и отозвать предупреждение о расторжении договора об оказании услуг связи. Постановлением кассационной инстанции решение отменено по причине того, что судом недостаточно исследованы некоторые обстоятельства по делу: факт ненадлежащего информирования Ш. об особенностях оказываемых услуг; факт несанкционированного использования телефонного номера Ш.
При повторном рассмотрении дела решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 8 декабря 2006 г. исковые требования Ш. удовлетворены. Факт несанкционированного использования номера истицы третьими лицами подтвержден совокупностью доказательств. В частности, ответчик не обеспечил качество и безопасность пользования его услугами - не оборудовал средствами защиты распределительный шкаф (в том числе телефонную линию за пределами помещения истицы), через который могло быть осуществлено несанкционированное подключение, а также не предоставил потребителю всей необходимой информации об условиях пользования услугами связи. Определением Красноярского краевого суда от 29 января 2007 г. решение оставлено без изменения (дело N 33-400/07 Б-12).
2.4. Право на получение работы (услуги) надлежащего качества
Исполнитель обязан выполнить работу (оказать услугу), качество которой соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве работы (услуги) исполнитель обязан выполнить работу (оказать услугу), соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодную для целей, для которых работа (услуга) такого рода обычно используется (ст. 4 Закона о защите прав потребителей).
Если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к работе, исполнитель обязан выполнить работу, соответствующую этим требованиям.
Оценка качества выполненных работ, как правило, не вызывает особых трудностей. Для установления причин возникновения недостатков работ суд может использовать данные экспертизы, проведенной по инициативе потребителя еще до предъявления иска.
Р. обратилась в суд с иском к ООО "Окна и двери плюс" о расторжении договора бытового подряда, возврате уплаченной цены и взыскании компенсации морального вреда. Требования мотивированы тем, что 25 марта 2003 г. между истицей и ответчиком был заключен договор, по условиям которого ответчик принял на себя обязательства выполнить следующие работы: изготовить и произвести монтаж (установку) трех оконных блоков и одного балконного блока из ПВХ-профиля. Гарантийный срок на работы определен на три года.
Установленные ответчиком оконные блоки имеют следующие недостатки: не обеспечивают необходимую герметичность (окна пропускают наружный холодный воздух), в зимний период окна промерзают и покрываются льдом. В досудебном порядке Р. неоднократно обращалась к ответчику с требованием об устранении недостатков, однако безрезультатно. Согласно заключению экспертизы, проведенной Государственным предприятием Красноярского края "Центр товарных экспертиз", все оконные блоки установлены ответчиком с нарушением требований ГОСТ 30971-2002, 30674-99 и др., не обеспечивают основных предусмотренных ГОСТ функций по теплоизоляции, влаго-, водо- и воздухонепроницаемости. Указанная экспертиза проводилась в присутствии директора ООО "Окна и двери плюс" и не была впоследствии оспорена.
Решением Свердловского районного суда г. Красноярска от 7 июня 2006 г. требования Р. удовлетворены.
Удовлетворяя требования истца, суд отклонил доводы ответчика о наличии у последнего сертификата соответствия на оконные и дверные блоки из ПВХ-профилей. Срок действия указанного сертификата, представленного ответчиком в материалы дела, начинается с января 2004 г., в то время как договор с истицей был заключен в марте 2003 г. Кроме того, обнаруженные недостатки связаны с некачественным выполнением самих работ по монтажу оконных блоков*(50).
Споры о качестве оказанных услуг и возмещении убытков, причиненных некачественными услугами, встречаются в судебной практике нечасто (за исключением некоторых видов медицинской помощи и туристских услуг).
Оценка качества исполнения по договору возмездного оказания услуг с учетом легального определения услуги в п. 1 ст. 779 ГК РФ как деятельности, не направленной на создание какого-либо результата, предполагает определенную специфику в сравнении с оценкой качества работ.
В литературе преобладает подход, согласно которому оценка качества услуги подразумевает характеристику самого процесса оказания услуги (процедуры) и условий ее потребления, но не результата деятельности исполнителя. Соответственно недостижение какого-либо результата не может по общему правилу рассматриваться как ненадлежащее исполнение обязательства и являться основанием для отказа в выплате вознаграждения исполнителю или применения к нему мер ответственности*(51). Эта позиция нашла отражение в судебной практике по спорам, связанным с проведением лечебными учреждениями пластических операций (косметология хирургическая).
Ш. обратилась в суд с иском к клинической больнице о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, мотивируя тем, что ей была проведена некачественная пластическая операция, требуемый результат не достигнут: морщины на лице и шее не удалены, возникла асимметрия левой и правой половины лица. Заявлены требования о взыскании с ответчика стоимости проведенной операции 8529 руб., стоимости повторной пластической операции, которую истица намерена сделать, в размере 30 000 руб. и компенсации морального вреда в сумме 50 000 руб. Суд, рассмотрев представленные доказательства, в том числе заключение судебно-медицинской экспертизы, которым подтверждалось соответствие проведенной операции стандартной методике и отсутствие каких-либо послеоперационных осложнений у Ш., в иске отказал (решение Советского районного суда г. Красноярска от 25 сентября 2001 г.*(52)).
Аналогичным было решение по другому делу, где истец С. просил взыскать с государственного учреждения "НИИ медицинских проблем Севера" (далее - НИИ) компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб., причиненного вследствие некачественно проведенной пластической операции (ринопластика), возникших осложнений в виде затруднения носового дыхания и неизгладимого обезображивания лица (асимметрия кончика носа).
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у истца еще до проведения пластической операции имелась деформация носа (утолщенный кончик носа, расширенное основание и пр.), сама операция была проведена в соответствии с действующими методиками, данных, свидетельствующих о нарушении здоровья истца, также не выявлено. С учетом результатов экспертизы и других доказательств по делу суд вынес решение об отказе в иске (решение Советского районного суда г. Красноярска от 28 октября 2004 г. N 2-718/04).
В изложенных примерах недостижение медицинской организацией благоприятного результата, на который рассчитывал пациент, суд не счел достаточным основанием для расторжения договора, возмещения убытков и компенсации морального вреда пациенту, поскольку была соблюдена стандартная методика для данного вида медицинской услуги. Возможно, суд вынес бы иное решение, если планируемый результат пластической операции был бы согласован сторонами в договоре об оказании платных медицинских услуг или оформлен в виде приложения к договору (с помощью компьютерного моделировании и т.п.). За пределами косметологических и стоматологических услуг подобных споров пока немного. При лечении большинства заболеваний врач, как правило, не обещает пациенту определенный результат лечения.
Правовое регулирование качества услуг осуществляется с помощью следующих способов:
- стандартизации, т.е. подробного урегулирования процедуры оказания услуг (медицинские, образовательные, аудиторские услуги);
- лицензирования (медицинские услуги);
- добровольной сертификации (туристские услуги);
- саморегулирования, т.е. посредством утверждения саморегулируемой организацией профессиональных стандартов (риелторские, оценочные услуги)*(53).
В последнее время институт лицензирования отходит на второй план, что вполне объяснимо. Соблюдение лицензионных требований и условий позволяет оценить наличие у лицензиата (исполнителя) необходимых предпосылок для качественной работы, но не качество услуги, оказанной конкретному заказчику.
Большие надежды возлагают на институт саморегулирования, т.е. объединения в саморегулируемые организации представителей отдельных профессий. В этой связи, возможно, стоило бы "прибавить" юридического веса всевозможным корпоративным стандартам (кодексам профессиональной этики), приравняв их к обычно предъявляемым требованиям к услуге (п. 1 ст. 721 ГК РФ). Еще в Древнем Риме существовало понятие "профессиональные правила" (leges artes), обязательное для врачей, юристов и других представителей либеральных профессий.
Параметры качества услуги можно установить в договоре с исполнителем посредством максимально четкого описания предмета договора: перечень действий, которые входят в обязанности исполнителя; способы их выполнения; квалификационные требования к непосредственным исполнителям; используемые технические средства и пр. В частности, в договор об оказании охранных услуг предлагается включать следующую информацию:
- если объектом охраны является недвижимое имущество, в договоре должен быть закреплен перечень подлежащих охране зданий и сооружений; охрана общественного порядка в местах проведения массовых мероприятий предполагает определение территории проведения такого мероприятия; при заключении договора охраны группы лиц возникает необходимость в определении либо данных, индивидуализирующих каждого из них, либо объекта, в котором они будут находиться (офисное здание, автобус и т.д.);
- приемы и способы охраны в зависимости от объекта охраны: охрана общественного порядка в местах проведения массовых мероприятий может осуществляться с помощью патрулирования территории проведения мероприятия, обеспечения пропускного режима; охрана крупного промышленного предприятия может потребовать применения различных способов охраны - сооружения караульных постов, патрулирования внутри объекта, установления пропускного режима. Целесообразно также согласовать количество охранников на том или ином посту либо контрольно-пропускном пункте, оснащенность их специальными средствами и вооружением;
- временные параметры охранной услуги (дни и часы, т.е. график охраны, либо непрерывное осуществление охраны)*(54).
Существуют особенности оценки качества отдельных видов услуг.
Применительно к медицинским услугам вопрос о надлежащем исполнении договора медицинской организацией следует решать поэтапно. Прежде всего необходимо оценить, насколько правомерным и квалифицированным было медицинское вмешательство: получено ли добровольное согласие пациента на тот объем медицинских манипуляций, которые были выполнены; оказана ли услуга специалистом соответствующего профиля с учетом характера заболевания (диагноза); имеет ли медицинская организация лицензию на данный вид медицинской деятельности, разрешены ли к применению медицинские технологии и лекарственные препараты, которые были использованы при оказании медицинской помощи.
Далее оценивается собственно качество медицинской услуги, оказанной конкретному пациенту, с точки зрения соблюдения стандартов диагностики и лечения, наличия благоприятного лечебного эффекта. Применительно ко второму этапу в юридической литературе существует несколько предложений относительно критериев оценки.
Формальный подход сводится к тому, чтобы проверять медицинскую услугу исключительно на соответствие стандартам, утвержденным Минздравом России, территориальными или муниципальными органами управления здравоохранением*(55). В стандартах определены виды и объем диагностических (лечебных) мероприятий, а также лекарственные препараты, которые следует использовать применительно к отдельным видам заболеваний.
Согласно второму подходу качество медицинской услуги следует оценивать с учетом результативности (эффективности) медицинского вмешательства.
Представители данного подхода обычно ссылаются на Методические рекомендации по применению Временных отраслевых стандартов объема медицинской помощи (1996 г.), в которых фигурирует термин "планируемые результаты лечения": показатели, отражающие оптимальный уровень исхода лечения больных, общеклинические показатели положительного результата*(56). В пользу возможности заключения договоров, предметом которых является "излечение" пациента или иной благоприятный лечебный эффект, высказываются М.И. Брагинский и В.В. Витрянский*(57).
Согласно положению о системе вневедомственного контроля качества медицинской помощи*(58), субъектами которого являются страховые медицинские организации, выделяются два вида контроля качества: 1) предупредительный контроль; и 2) контроль результата. Цель контроля результата - оценка качества медицинской услуги, оказанной конкретному пациенту. В ходе экспертизы качества медицинской услуги оцениваются ее медицинская эффективность и соответствие выбранной медицинской технологии патологическому процессу, его тяжести и течению. Под медицинской эффективностью понимается степень достижения поставленной цели. Медицинская эффективность тем выше, чем ближе медицинский работник по результатам лечения приближается к критериям и параметрам результативности лечения, заложенной в стандарте для данной патологии.
В судебной практике положительный результат как критерий качества медицинской услуги пока не получил особого признания, что обычно объясняется спецификой медицинской деятельности: невозможность гарантировать благоприятный исход лечения в связи с неизученностью многих заболеваний, схожестью симптомов различных заболеваний, индивидуальной реакцией организма пациента на заболевание. Даже в случае удовлетворения иска пациента, связанного с оказанием заведомо неэффективной медицинской услуги, суд предпочитает мотивировать свою позицию нарушением права потребителя на информацию.
Мировым судом был рассмотрен спор между Д., страдающим глухотой, и индивидуальным предпринимателем П., принявшим на себя обязательство в течение 10 дней восстановить Д. слух до нормального уровня с помощью оригинальной методики. Нетрадиционное лечение оказалось неэффективным: клиническое обследование Д. до и после проведения лечения по оригинальной методике показало, что слух остался на прежнем уровне. Пациент потребовал вернуть уплаченную за услугу сумму, поскольку не был достигнут обещанный результат. Предприниматель П. отказалась. Изучив обстоятельства дела, суд удовлетворил иск Д. и взыскал с ответчика стоимость услуг, мотивируя свое решение следующим образом.
По договору П. приняла обязательство добиться определенного эффекта: одно из условий договора включало в себя указание на "ожидаемые результаты лечения" в виде восстановления слуха до нормального уровня. В соответствии с п. 3 ст. 4 Закона РФ "О защите прав потребителей", если исполнитель при заключении договора был поставлен в известность о конкретных целях оказания услуги, то он обязан оказать услугу, пригодную для этих целей. Д. поставил предпринимателя П. в известность о том, что ему необходимо улучшить слух в связи с особым характером работы (на железной дороге).
В соответствии с положениями §2 гл. 37 ГК РФ о бытовом подряде и ст. 10 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан предоставить потребителю достаточную и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. Поскольку предприниматель П. не ознакомила истца с медицинскими документами, описывающими методику проводимого лечения, а также используемые лекарственные препараты, тем самым она нарушила право истца на получение необходимой информации об услуге (решение мирового судьи Центрального района г. Красноярска от 13 февраля 2004 г.)*(59).
Такая мотивировка позволила суду применить правило п. 2 ст. 732 ГК РФ и ст. 12 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которыми заказчик вправе требовать расторжения заключенного договора бытового подряда (возмездного оказания услуг в бытовых целях) без оплаты выполненной работы, а также возмещения убытков в случаях, когда вследствие неполноты или недостоверности полученной от подрядчика информации был заключен договор на выполнение работы (оказание услуги), не обладающей свойствами, которые имел в виду заказчик.
Определенные затруднения суды испытывают при оценке качества туристских услуг.
Несмотря на подробное регулирование в Законе содержания, порядка заключения и исполнения договора об оказании туристских услуг, туристам не всегда удается доказать ненадлежащее исполнение договора туроператором. Это объясняется следующими причинами: часто отсутствуют письменные доказательства (в том числе фото-), фиксирующие те или иные отступления от условий договора о реализации туристского продукта; в договоре нечетко определены потребительские свойства туристской услуги, включая уровень обслуживания в отеле, доступность рекреационных мест, категорию транспортного средства и пр.
Б. предъявил иск к туристической фирме "С." о возврате уплаченной цены, указав, что условия проживания и обслуживания в отеле не соответствовали тем, что были согласованы при заключении договора: отель оказался непятизвездочным, не выдавались отдельно (вне приема завтрака, обеда и ужина) напитки и был затруднен выход к морю (из-за коралловой отмели).
Решением мирового судьи Центрального района г. Красноярска от 23 апреля 2003 г. в иске отказано. В мотивировочной части решения суд отметил, что истец не смог пояснить, каким именно требованиям должен соответствовать пятизвездочный отель и чем именно условия проживания (размещения) отличались от тех, что были согласованы при заключении договора и описаны в рекламных каталогах ответчика: "Пояснения истца о небольшом размере ванной комнаты и вообще номера, редкой смене белья (всего раз в неделю) являются оценками субъективного характера, а не свидетельством некачественно оказанной услуги"; поскольку вышеуказанные условия не закреплены сторонами в договоре в качестве его дополнительных условий, нарушения договора со стороны турфирмы в части условий проживания в отеле отсутствуют".
По тем же причинам была признана необоснованной претензия Б. по поводу невыдачи напитков (договор этого не предусматривал). Кроме того, суд учел то обстоятельство, что в период отдыха истец не заявлял каких-либо претензий представителям турфирмы за границей, не звонил и в саму турфирму в г. Красноярске. В этом же деле суд признал недостатком туристской услуги затрудненный доступ к пляжу (наличие коралловой отмели с острыми наростами) и отсутствие нормальных условий для купания, поэтому взыскал в пользу Б. сумму компенсации морального вреда в размере 1500 руб.*(60)
Аналогичным было решение и по другому делу об оказании некачественных туристских услуг. По мнению истца, его отель не соответствовал требованиям, предъявляемым к пятизвездочным отелям. Представитель ответчика (турфирмы "М."), объяснил, что отель является пятизвездочным по системе сертификации отелей и гостиниц, принятых в государстве пребывания, а "общепризнанных критериев деления отелей на трех-, четырех- и пятизвездочные не существует, они являются условными и для каждой страны особенные". Суд отказал в удовлетворении иска, отметив, что истец имеет смутное представление о тех критериях, которым должен соответствовать пятизвездочный отель и какие услуги характерны для отелей такого класса, а потому основывает исковые требования только на своем субъективном мнении; отступлений от условий договора и рекламного проспекта ответчика не выявлено (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 27 августа 2003 г.)*(61).
Комментируя данные примеры, следует еще раз отметить всю важность для заказчика туристской услуги максимально четко, без использования иностранных терминов и аббревиатур, согласовать предмет договора: точное наименование средства размещения (отеля), его расположение относительно побережья или другой рекреационной зоны, набор предоставляемых в отеле услуг; категорию транспортного средства и класс услуги по перевозке и т.д.
2.5. Право заказчика работы (услуги) отказаться от исполнения договора
В ст. 32 Закона закреплено право потребителя отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии возмещения исполнителю фактически понесенных расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Данная норма частично воспроизводит положения п. 2 ст. 731, п. 1 ст. 782 ГК РФ.
Наиболее удачной следует признать редакцию п. 2 ст. 731 Кодекса, в котором прямо решен вопрос о последствиях отказа заказчика в случае, если подрядчиком уже была выполнена часть работ по договору бытового подряда. В таком случае заказчик обязан оплатить подрядчику часть установленной цены пропорционально части работ, выполненных до уведомления подрядчика о расторжении договора, а также возместить подрядчику расходы, понесенные в счет предстоящих по договору работ*(62).
Судя по всему, указанное правило следует распространять и на договоры об оказании услуг длящегося характера (образовательных, медицинских, оздоровительных и пр.). Так, если гражданин заключил договор с автошколой об оказании услуг по обучения навыкам вождения и правилам дорожного движения в течение одного месяца, однако по прошествии двух недель занятий решил отказаться от услуг автошколы, он должен оплатить услуги в размере 1/2 от согласованной в договоре цены. Кроме того, гражданин обязан возместить автошколе расходы, понесенные в расчете на оказание будущих услуг (часть арендной платы за помещения, используемого для занятий, и часть вознаграждения, выплачиваемого приглашенным преподавателям, пропорциональные количеству всех обучающихся в автошколе в предусмотренный договором период).
Право заказчика работы (услуги) отказаться от исполнения договора с возмещением исполнителю фактически понесенных расходов закреплено императивной нормой. Любые условия договора, ограничивающие данное право заказчика, являются ничтожными (п. 2 ст. 731 ГК РФ).
На практике встречаются разного рода злоупотребления со стороны исполнителей работ (услуг), которые так или иначе стараются ограничить данное право заказчика, в том числе включая определенные условия в текст договора. Это может быть условие о выплате заказчиком неустойки в случае досрочного отказа от исполнения договора либо иной денежной "компенсации", условие об удержании исполнителем аванса или задатка, внесенного заказчиком в счет оплаты услуг. Во всех перечисленных случаях следует исходить из того, что отказ заказчика от исполнения договора - действие правомерное, которое не может быть основанием для применения к заказчику каких-либо имущественных санкций*(63).
Достаточно актуальна обозначенная проблема в сфере оказания туристских услуг. Многие туроператоры и турагенты включают в договор условие о том, что при отказе заказчика (туриста) от туристической поездки менее чем за Х дней до ее начала (где Х - это определенное количество дней) туристическая фирма вправе удержать с заказчика фактические понесенные расходы, размер которых обычно составляет определенный процент от стоимости туристских услуг. Иными словами, туристическая фирма, не желая документально подтверждать свои фактически понесенные расходы, использует понятие "обычные расходы" и тем самым перекладывает на заказчика бремя доказывания реальных расходов исполнителя.
Эта порочная практика уже привлекла к себе внимание Роспотребнадзора. Согласно разъяснениям данной службы, при расторжении заказчиком договора и отказе туроператора возвратить заказчику денежные средства, внесенные ранее в счет оплаты услуг по договору, заказчик вправе требовать предоставления ему информации о реальных расходах туроператора, понесенных им в интересах конкретного лица - стороны расторгнутого договора (ст. 32 Закона). При этом включение в договор условий об удержании с потребителя в пользу туроператора при расторжении договора части денежных средств, внесенных в счет оплаты услуг, в виде фиксированных сумм, в том числе в процентном отношении к цене услуги, не основано на нормах права и составляет объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ*(64).
Признавая ничтожными условия о применении каких-либо санкций в отношении заказчика за досрочный отказ от исполнения договора, суды не так единодушны в решении другого сопутствующего вопроса: вправе ли контрагенты согласовать порядок заявления об отказе от исполнения договора, в том числе срок предупреждения об отказе другой стороны*(65).
С одной стороны, законодатель не регулирует процедуру одностороннего отказа от исполнения договора подряда (возмездного оказания услуг) и, казалось бы, оставляет место для проявления принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). С другой стороны, установление достаточно продолжительного срока предупреждения исполнителя об отказе от договора может свести к нулю исследуемое право заказчика, сделать его неэффективным.
В ряде случаев законодатель специально устанавливает срок предупреждения другой стороны об отказе от исполнения договора, уточняя при этом пределы усмотрения сторон относительно изменения продолжительности данного срока. Так, арендатор вправе отказаться от исполнения договора проката в любое время, письменно уведомив о своем намерении арендодателя не менее чем за 10 дней (п. 3 ст. 627 ГК РФ). Любая из сторон договора поручения, в котором поверенный действует в качестве коммерческого представителя, вправе отказаться от исполнения договора, предупредив другую сторону не позднее чем за 30 дней до прекращения договора, если договором поручения не предусмотрен более длительный срок (п. 3 ст. 977 ГК РФ). Учитывая изложенные примеры, можно сделать вывод о недействительности условий договора возмездного оказания услуг, в силу которых заказчик обязан заблаговременно предупреждать исполнителя о своем намерении отказаться от исполнения договора.
В случае одностороннего отказа заказчика (от исполнения договора) договор считается расторгнутым с момента получения другой стороной (исполнителем) письменного уведомления об отказе. Здесь можно использовать по аналогии правило об одностороннем отказе от исполнения договора поставки (п. 4 ст. 523 ГК РФ).
Применительно к договору возмездного оказания услуг важно различать отказ заказчика - волевой акт (сделку), облеченный по общему правилу в письменную форму, и бездействие заказчика, следствием которого может быть невозможность оказания услуги, например отказ пациента от лечения и неявку на прием к врачу. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг (п. 2 ст. 780 ГК РФ). Исполнитель медицинской услуги не отвечает перед заказчиком (пациентом) за негативные последствия несвоевременного обращения за получением медицинской помощи.
Б. обратилась в суд с иском к ЗАО "С." о возмещении убытков в сумме 19 869 руб. (расходы на лечение, утраченный заработок) и компенсации морального вреда в сумме 30 000 руб. Свои требования истица обосновала тем, что из-за неквалифицированного удаления коронки с 6-го зуба сверху и непредоставления необходимого лечения у нее развился острый гнойный периостит верхней челюсти; это, в свою очередь, повлекло удаление 5-го зуба и необходимость его протезирования.
Судом на основании совокупности доказательств по делу установлено, что стоматологическая помощь истице была оказана квалифицированно, а вред здоровью наступил вследствие нарушения истицей процедуры лечения: пропуска назначенного повторного приема у ответчика и длительного необращения за медицинской помощью после удаления 6-го зуба (в течение двух недель), что и послужило согласно заключению судебно-медицинской экспертизы причиной развития периостита. Рекомендация Б. явиться на повторный прием подтверждалась показаниями свидетелей и записью врача в амбулаторной медицинской карте. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 17 мая 2005 г. в иске отказано*(66).
2.6. Недопустимость включения в договор условий, ущемляющих законные интересы потребителя
Проблема включения в договор условий, ущемляющих законные права потребителя (ст. 16 Закона), по-прежнему является малоисследованной. Подобное злоупотребление со стороны исполнителя образует состав не только гражданского, но и административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, и влечет наложение штрафа на должностных лиц в размере от 1000 до 2000 рублей, на юридических лиц - от 10 000 до 20 000 рублей. Органом, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении, предусмотренном указанной статьей, является Роспотребнадзор*(67) и ее территориальные органы (ст. 23.48 КоАП РФ).
Включение в договор условий, ущемляющих законные права потребителя, является частью более широкой проблемы злоупотребления свободой договора в форме навязывания контрагенту "несправедливых" условий договора (unfair terms)*(68).
В действующем законодательстве содержится ряд положений, направленных на противодействие этому явлению. Так, ничтожными признаются предварительные соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ). Запрещается злоупотребление доминирующим положением на рынке в форме навязывания контр агенту невыгодных или не относящихся к предмету договора условий (подп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции"*(69)). Некоторые положения Закона рассчитаны прежде всего на защиту интересов граждан-потребителей: возможность потребовать изменения или расторжения договора, заключенного путем присоединения к формуляру или иной стандартной форме и содержащего обременительные условия (ст. 428 ГК РФ)*(70); ничтожность предварительных соглашений об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом (п. 2 ст. 400 ГК РФ).
Специфика несправедливых условий договора заключается в том, что они не противоречат закону в явной форме (по крайней мере, императивным нормам), но в конкретной ситуации могут лишать одного из контрагентов прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключать или ограничивать ответственность другой стороны за нарушение обязательств и т.п.
Использование законодателем оценочных признаков при описании форм злоупотребления свободой договора - "невыгодные", "явно обременительные условия" (подп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона "О защите конкуренции", ст. 428 ГК РФ) - не способствует широкому применению данных норм. Крайне бедна практика применения судами ст. 428 ГК РФ в качестве основания для изменения или расторжения договора, содержащего несправедливые условия. Отчасти это объясняется несовершенством самой статьи. Ее буквальное толкование приводит к мысли, что договор присоединения имеет место лишь в тех случаях, когда все его условия определены одной из сторон*(71).
Обязательной предпосылкой предъявления иска по ст. 428 ГК РФ является и то, что присоединяющаяся сторона не имела возможности повлиять на содержание договора. При заключении договора с организацией, формально не являющейся "монополистом" (т.е. не включенной в список организаций, занимающих доминирующее положение на рынке товара), доказывание данного обстоятельства затруднено.
К. предъявил иск к ООО "Астрон" об изменении условий договора о предоставлении услуг кабельного телевидения от 8 апреля 2002 г. в соответствии со ст. 428 ГК РФ. Требование мотивировано тем, что заключенный договор содержит обременительные для истца условия:
- пункт 3.1 договора, согласно которому размер абонентской платы определяется в соответствии с прейскурантом цен ответчика, при этом ответчик вправе периодически пересматривать прейскурант и увеличивать стоимость услуг с учетом инфляционных процессов и пр.;
- пункт 2.1.5 договора о том, что срок для устранения исполнителем дефектов (неисправностей) определяется по соглашению сторон.
Истец потребовал указать в п. 3.1 договора фиксированный размер абонентской платы - 20 руб. (согласно текущему прейскуранту ответчика), а в п. 2.1.5 договора установить срок для проведения ремонта продолжительностью не более трех дней с момента подачи заказчиком заявки.
Ответчик иск не признал и пояснил, что права истца при заключении договора нарушены не были: истец добровольно подписал договор, включая условие, предоставляющее исполнителю право на корректировку размера абонентской платы; а предлагаемое истцом условие о проведении ремонта в трехдневный срок неприемлемо для исполнителя (невозможно по техническим причинам).
Суд признал обоснованными возражения ответчика и отказал в иске, дополнительно сославшись на положения ст. 421 ГК РФ о свободе заключения договора и формулирования его условий. По мнению суда, истец не представил доказательств нарушения его прав, равно как и доказательства явной обременительности условий оспариваемого договора. Кроме того, истец добровольно заключил договор с ответчиком, хотя вправе был отказаться от его заключения и заключить договор на получение услуг кабельного телевидения с другой организацией, оказывающей подобные услуги, поскольку ответчик не является монополистом на рынке услуг кабельного телевидения*(72).
Интересно, что спустя три года компания кабельного телевидения - ООО "Астрон" была привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ за включение в договор условий, ущемляющих законные права потребителей, в том числе условия о праве исполнителя в одностороннем порядке изменять размер абонентской платы за услуги.
ООО "Астрон" обратилось в арбитражный суд с заявлением к управлению Роспотребнадзора по Красноярскому краю (далее - управление) о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении. Как установлено материалами дела, при проведении внепланового мероприятия по контролю в отношении ООО "Астрон" по коллективной жалобе граждан должностным лицом управления составлен протокол об административном правонарушении, в котором зафиксирован факт одностороннего изменения обществом условий договора на предоставление услуг кабельного вещания, а именно размера абонентской платы за услуги, что противоречит ст. 310 ГК РФ. Постановлением административного органа ООО "Астрон" привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, в виде штрафа.
Удовлетворяя заявленные требования ООО "Астрон" о признании указанного постановления незаконным и его отмене, суд первой инстанции исходил из следующего. В соответствии с п. 4 Правил оказания услуг, являющихся неотъемлемой частью договора об оказании услуг кабельного вещания, общество вправе в одностороннем порядке изменять условия договора о размере абонентской платы.
Суд первой инстанции посчитал, что добровольное подписание договоров гражданами-потребителями свидетельствует о том, что в данном случае нет ущемления их прав, а, следовательно, в действиях ООО "Астрон" нет состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.
Рассмотрев кассационную жалобу управления, ФАС Восточно-Сибирского округа отменил решение суда первой инстанции по следующим основаниям.
Согласно п. 4 Правил предоставления услуг предприятие имеет право в одностороннем порядке изменять тарифы в случае введения новых или изменения существующих налогов, сборов, иных обязательных для предприятия платежей, а также по причине инфляции в случае удорожания расходных материалов, повышения оплаты персонала предприятия. Предприятие вводит в действие измененные тарифы, известив об этом абонента не менее чем за 30 дней до введения изменений.
Названные условия свидетельствуют о включении в договоры условия о праве ООО "Астрон" в одностороннем порядке изменять цену оказываемых услуг. В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. При таких условиях в отношениях с гражданами одностороннее изменение условий гражданско-правового договора допускается только в случаях, предусмотренных законом.
Ссылка суда первой инстанции на то, что граждане-потребители добровольно подписали договор на оказание услуг, хотя могли отказаться от его заключения, что свидетельствует об отсутствии в действиях общества состава административного правонарушения, не может быть признана правильной. Указанное обстоятельство не влияет на квалификацию действий общества, поскольку вменяемый ему состав административного правонарушения состоит не в ущемлении прав потребителя, а во включении в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 июля 2007 г. N А33-13138/06-Ф02-4353/07).
Зарубежному законодателю институт несправедливых условий договора знаком гораздо лучше. Обширная судебная практика западноевропейских стран по спорам между кредитными, страховыми организациями и потребителями их услуг послужила основой для принятия специальных законов, ограничивающих использование несправедливых оговорок в договорах на стандартных условиях: закон об общих условиях сделок Германии 1976 г.*(73), акт о несправедливых договорных условиях Великобритании 1977 г.*(74) и др.
В 1993 г. Совет Европы утвердил Директиву 93/13/EEC*(75) "О несправедливых условиях в договорах с потребителями"*(76), в соответствии с которой несправедливым является такое условие, которое вносит значительный дисбаланс в права и обязанности сторон по договору в ущерб потребителю. Несправедливым может быть признано лишь то условие, которое не было предметом специального согласования с потребителем (п. 1 ст. 3). То обстоятельство, что отдельные условия договора или их некоторые аспекты были индивидуально согласованы, не исключает применение Директивы к оставшейся части договора.
Директива содержит примерный (неисчерпывающий) перечень условий, которые могут рассматриваться как несправедливые:
- исключающие или ограничивающие ответственность продавца (поставщика) в случае причинения вреда здоровью потребителя или смерти вследствие действия или бездействия продавца (поставщика);
- исключающие или ограничивающие права потребителя в отношении продавца (поставщика услуг) в случае полного или частичного неисполнения или ненадлежащего исполнения продавцом (поставщиком) какого-либо из договорных обязательств, включая возможность предъявления к зачету встречных требований в отношении продавца (поставщика);
- возлагающие на потребителя, не исполнившего обязательство по оплате товара (услуги), несоразмерно высокой суммы неустойки;
- наделяющие продавца (поставщика) правом расторгнуть договор по произвольному основанию, если аналогичная возможность не предоставляется потребителю;
- наделяющие продавца (поставщика) правом изменять условия договора в одностороннем порядке, вне связи с какими-либо уважительными обстоятельствами, четко определенными в договоре, и пр.
Поскольку целью Директивы является обеспечение минимального уровня защиты интересов потребителей, указанный перечень носит примерный характер и может быть расширен или ограничен в национальном законодательстве государств - участников Евросоюза.
В законе Германии об общих условиях сделок проводится разграничение двух типов несправедливых условий: допускающих возможность оценки, т.е. оспоримых (§10), и не допускающих возможность оценки, т.е. ничтожных (§11). К числу последних закон относит:
- условие о праве пользователя (лица, использующего стандартную форму договора) требовать возмещения убытков или расходов в заранее определенном размере, если другая сторона (присоединившаяся) лишается возможности доказывать, что убытки или расходы отсутствуют или существенно ниже твердой суммы;
- условие об исключении или ограничении ответственности пользователя за нарушение договора по грубой неосторожности;
- условие, ограничивающее гарантийные требования к пользователю только правом на устранение недостатков или замену (исключаются требования об уменьшении цены, расторжении договора) и пр.*(77)
Виды несправедливых условий договора
Несправедливые условия договора (оговорки) могут быть классифицированы по различным основаниям. Например, можно выделить оговорки, имеющие материально-правовое и процессуальное значение.
Если первые ущемляют конкретные субъективные права потребителя (на получение товара надлежащего качества, на досрочное расторжение договора и пр.) либо возлагают на потребителя экономически не оправданные обязанности (не связанные с предметом договора и пр.), то вторые ограничивают потребителя в средствах и способах защиты нарушенных прав (в том числе их выборе), в представлении тех или иных доказательств либо перелагают на потребителя обязанность по доказыванию определенных обстоятельств. Несправедливые условия процессуального характера могут затруднять для потребителя обращение за судебной защитой вследствие установления обязательного досудебного (претензионного) порядка разрешения споров по договору, изменения территориальной подсудности для рассмотрения споров и пр.
Несправедливые оговорки материально-правового характера, в свою очередь, могут быть разделены на следующие подгруппы:
- наделяющие продавца (исполнителя) правами на односторонние действия, связанные с исполнением обязательств по договору: правом на односторонний отказ от договора без уважительных причин, правом на изменение потребительских свойств товара (работы, услуги), правом на изменение цены по договору;
- ограничивающие ответственность продавца (исполнителя) за нарушение обязательств по договору, например только случаями умышленного нарушения обязательств, возмещением потребителю лишь реального ущерба или выплатой исключительной неустойки и пр.;
- возлагающие на потребителя дополнительные обременения, не связанные с предметом договора: вследствие одновременного заключения договора о техническом обслуживании приобретенного товара, договора об установке программного обеспечения на приобретенный товар и т.п.;
- ограничивающие потребителя в реализации законных прав и гарантий: включение в договор купли-продажи условий, ограничивающих возможность обмена товара ненадлежащего качества; установление в договоре возмездного оказания услуг санкций за досрочное расторжение договора*(78).
Квалификация условий договора в качестве несправедливых - процесс достаточно сложный, предполагающий выявление и оценку обычной деловой практики, сложившейся по тому или иному вопросу. Невыгодное и обременительное, на первый взгляд, условие суд может признать вполне приемлемым, если им обеспечиваются определенные хозяйственные или деловые цели.
Учитывая эту особенность несправедливых условий (их неочевидный характер), Роспотребнадзор регулярно разрабатывает рекомендации по вопросам защиты прав потребителей при заключении отдельных видов договоров, в частности договор об оказании туристских услуг*(79), договор об оказании платных образовательных услуг*(80) и договор об оказании платных медицинских услуг*(81); договора об участии в долевом строительстве многоквартирных жилых домов*(82), договора о предоставлении жилищно-коммунальных услуг*(83) и пр.
Судебные споры, связанные с включением в договор условий, ущемляющих законные интересы потребителей, довольно многочисленны. В первую очередь это результат работы Роспотребнадзора, который на основании жалоб граждан проводит правовую экспертизу договоров отдельных хозяйствующих субъектов и при выявлении в договорах несправедливых условий привлекает субъектов к административной ответственности (ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ). Критерием оценки условий договора в качестве ущемляющих права потребителей, как правило, выступает несоответствие условий договора положениям соответствующего закона или подзаконных актов (правилам оказания услуг, правилам продажи товаров и пр.).
Анализ арбитражной практики по применению ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ позволяет говорить о достаточно высоком проценте судебных решений, вынесенных в пользу Роспотребнадзора.
Судебная практика по искам отдельных потребителей об оспаривании несправедливых условий договора складывается прямо противоположным образом, что можно объяснить, во-первых, неумением потребителя обосновать несправедливый (ущемляющий) характер условий договора и, во-вторых, относительной новизной подобных споров для судов общей юрисдикции. Правильное разрешение подобных дел предполагает исследование судом не только законодательства, относящегося к содержанию спорных условий договора, но и обычной деловой практики в соответствующей сфере отношений.
В подтверждение сказанному рассмотрим два дела об оспаривании условий кредитного договора, одно из которых было рассмотрено арбитражным судом, а другое - судом общей юрисдикции.
В первом случае банк обратился в арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным и об отмене постановления территориального управления Роспотребнадзора по Свердловской области (далее - управление) от 17 августа 2006 г. N 22/391 о привлечении к ответственности (ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ).
Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано. Изучив кассационную жалобу банка, ФАС Уральского округа не нашел оснований для отмены или изменения решения.
Как установлено судом первой инстанции, между банком и Д. был заключен кредитный договор. В силу пп. 2.5, 9.6, 9.7 договора заемщик обязан уплатить банку комиссионное вознаграждение за открытие ссудного счета в размере 4% суммы предоставленного кредита единовременно (при выдаче кредита) и выплачивать ежемесячное комиссионное вознаграждение за обслуживание ссудного счета в размере 2% суммы предоставленного кредита в течение срока действия договора. Из положений договора также следует, что без открытия и ведения ссудного счета кредит гражданам не выдается, т.е. приобретение услуги по кредитованию обусловлено приобретением услуги по открытию и обслуживанию ссудного счета.
В соответствии со ст. 16 Закона о защите прав потребителей продавцу (исполнителю) запрещено обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением других товаров (работ, услуг). В силу п. 2.1.2 Положения Центрального банка РФ от 31 августа 1998 г. N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" и по смыслу положений гл. 42, 45 ГК РФ предоставление кредита физическому лицу не поставлено в зависимость от открытия расчетного или иного счета заемщику и не влечет автоматического заключения договора банковского счета. Согласно ст. 30 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" открытие банковского счета является правом, а не обязанностью заемщика. В ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ указано, что включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, выводы суда о нарушении банком положений ст. 16 Закона о защите прав потребителей, ст. 810, 819 ГК РФ и наличии оснований для привлечения банка к административной ответственности являются законными и обоснованными (постановление ФАС Уральского округа от 13 декабря 2006 г. N Ф09-11016/06-С1)*(84).
Второе дело было рассмотрено судом общей юрисдикции. Результат оказался прямо противоположным.
В ноябре 2007 г. Центральным районным судом г. Красноярска было рассмотрено дело по иску К. к акционерному коммерческому банку "Е." о признании недействительным кредитного договора. По мнению истца, он заключил с банком договор присоединения на стандартных условиях (ст. 428 ГК РФ), что лишало его возможности высказать свои возражения по отдельным пунктам договора. В частности, в п. 5.1 кредитного договора предусмотрено право коммерческого банка "Е." изменять в одностороннем порядке размер процентной ставки за пользование кредитом в случае изменения Банком России ставки рефинансирования. Кроме того, выдачу кредита банк "Е." обусловил открытием ссудного счета заемщику и взиманием с последнего платы за обслуживание ссудного счета, т.е. навязал заемщику дополнительную услугу.
Ответчик иск не признал и пояснил, что кредитный договор не может считаться договором присоединения, поскольку его условия не являются стандартными и одинаковыми для всех заемщиков: банк предлагает различные программы кредитования физических лиц, включая различные процентные ставки, срок предоставления кредита и пр. В соответствии с Положением Банка России от 31 июля 1998 г. N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения) открытие и ведение ссудного счета является составной частью кредитного договора; банк не вправе осуществлять предоставление кредита без открытия ссудного счета и последующего его ведения. При заключении кредитного договора К. был ознакомлен со всеми его условиями и возражений не высказывал.
Суд согласился с доводами ответчика и отказал в удовлетворении иска К., отметив следующие обстоятельства. Применительно к кредитному договору модель договора присоединения неприемлема: условия кредитного договора определяются с учетом финансового положения конкретного заемщика и его возможностей по возврату кредита. Оспариваемый истцом кредитный договор по своей природе является смешанным, соединяющим в себе элементы договора банковского счета и кредитного договора. В силу принципа свободы договора стороны вправе заключать смешанные договоры (ст. 421 ГК РФ), следовательно, взимание банком платы за обслуживание ссудного счета является обоснованным. Не противоречит закону и условие кредитного договора, предусматривающее право банка "Е." изменять размер процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке. В соответствии с п. 2 ст. 424 ГК РФ изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором (Решение Центрального районного суда г. Красноярска от 29 ноября 2007 г.)*(85).
Ряд аргументов, приведенных в судебном решении, вызывают по меньшей мере удивление. Суд практически отождествил ссудный и обычный банковский (расчетный) счет. Если первый открывается исключительно для учета текущей задолженности заемщика, то второй - для зачисления и списания денежных средств со счета, совершения расчетных операций с клиентом и пр. Вполне очевидно, что лишь во втором случае банк оказывает клиенту определенные услуги и вправе получить за это вознаграждение. Не смутило банк и то обстоятельство, что заемщика обратился в банк за получением кредита, а не за услугой по расчетно-кассовому обслуживанию. Сомнителен вывод суда о том, что условие кредитного договора, предусматривающее право банка в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по кредиту, не противоречит закону и не ущемляет прав заемщика (потребителя). В примере, связанном с оспариванием договора об оказании услуг кабельного вещания, суд расценил подобное условие (об одностороннем изменении цены) как несоответствующее положениям ст. 310 ГК РФ.
Изложенные примеры свидетельствуют о том, что суды по-разному определяют баланс между принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ) и защитой интересов экономически слабой стороны (ст. 428 ГК РФ). В результате судебная практика по данной категории дел носит довольно непредсказуемый характер.
Пресечение недобросовестных условий в договорах с потребителями - одно из наиболее востребованных направлений в деятельности Роспотребнадзора. Логичным продолжением этой работы могло бы стать принятие специального закона о недобросовестных условиях в договорах с потребителями, содержащего примерный перечень наиболее распространенных несправедливых условий договора. Этот шаг приблизил бы российское законодательство к европейским стандартам (уровню) защиты прав потребителей.
Глава 3. Порядок и способы защиты прав потребителя
3.1. Последствия нарушения прав потребителя. Анализ отдельных способов защиты
Последствия нарушения прав заказчика работы (услуги) определены в §2 гл. 37 ГК РФ о бытовом подряде, а также в гл. 3 Закона о защите прав потребителей. Глава 39 ГК РФ как таковая не содержит специальных положений о последствиях нарушения исполнителем условий договора возмездного оказания услуг, но в то же время отсылает к общим положениям о договоре подряда и правилам о бытовом подряде (ст. 783 ГК РФ).
Последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие гл. 3 Закона о защите прав потребителей, определяются ГК РФ и специальным законодательством. Речь идет об услугах по перевозке пассажиров и багажа, услугах банковских и страховых организаций и пр.
В целом последствия нарушения прав заказчика работы (услуги) могут быть дифференцированы в зависимости от характера допущенного исполнителем нарушения:
- просрочка выполнения работы (услуги);
- выполнение работы (услуги) с недостатками;
- причинение вреда потребителю в процессе выполнения работы (оказания услуги), вследствие скрытых недостатков работы либо вследствие ненадлежащего информирования потребителя;
- иные нарушения, например ненадлежащее информирование потребителя о возможных препятствиях для достижения желаемого результата.
3.1.1. Последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работы (услуги)
В случае нарушения исполнителем сроков выполнения работы (срока начала, окончания выполнения работы или промежуточных сроков) или во время выполнения работы стало очевидным, что она не будет выполнена вовремя, потребитель по своему выбору вправе:
- назначить исполнителю новый срок;
- поручить выполнение работы (оказание услуги) третьим лицам за разумную цену или выполнить ее своими силами и потребовать от исполнителя возмещения понесенных расходов;
- потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги);
- отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги).
Потребитель также вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы (оказания услуги). При отказе потребителя от договора в связи с просрочкой исполнителя последний не вправе требовать возмещения своих затрат, произведенных в процессе выполнения работы (оказания услуги), а также платы за выполненную работу (оказанную услугу), за исключением случая, если потребитель принял выполненную работу (оказанную услугу).
В случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа.
Сумма взысканной потребителем неустойки не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа. Следует также учитывать право суда уменьшить размер неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
В мае 2008 г. К. обратился с иском к ЗАО "Сибстоун" о взыскании неустойки за просрочку исполнения договора участия в долевом строительстве в размере 1 млн. руб. Расчет неустойки произведен истцом по правилам п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей - 3% цены выполнения работ за каждый день просрочки.
Судом установлено, что на момент рассмотрения спора просрочка исполнения договора ответчиком составила 8 месяцев. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 15 мая 2008 г. исковые требования К. удовлетворены частично, в его пользу взыскана неустойка в размере 53 200 руб. Размер неустойки уменьшен в соответствии со ст. 333 ГК РФ с учетом периода просрочки и требований разумности*(86).
В другом случае супруги И., действуя в своих интересах и несовершеннолетнего сына, обратились в суд с иском ЗАО "Сибстоун" об исполнении обязательств по договору о долевом участии в строительстве 4-комнатной квартиры в жилом доме по ул. Мира. Просили суд обязать ответчика исполнить договор и передать им квартиру, а также взыскать с ответчика неустойку за задержку строительства жилья в размере 1,8 млн. руб. и компенсацию морального вреда по 30 000 руб. каждому. Требования мотивировали тем, что срок строительства квартиры истек еще в III квартале 2002 г.
В феврале 2008 г. Ленинский районный суд г. Красноярска частично удовлетворил исковые требования, взыскав с общества в счёт компенсации морального вреда по 15 000 руб. и в счет неустойки по 50 000 руб. каждому из истцов.
Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда, изучив кассационную жалобу истцов, пришла к выводу, что суд первой инстанции недооценил степень нарушения прав истцов. Определением от 12 мая 2008 г. решение изменено: размер неустойки увеличен до 810 000 руб., т.е. по 270 000 руб. в пользу каждого из истцов. В доход местного бюджета с ответчика взыскан штраф в размере 427 500 руб. за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя*(87).
Предусмотренная Законом о защите прав потребителей неустойка носит штрафной характер: убытки, причиненные потребителю, взыскиваются в полном объеме сверх неустойки (п. 2 ст. 13). Неустойка не подлежит взысканию лишь в том случае, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя (ст. 28 Закона).
Правило об исчислении размера неустойки в зависимости от количества дней (часов) просрочки, которое часто воспроизводится в законодательстве об отдельных видах услуг (например, в транспортном законодательстве), было оспорено в Конституционном Суде РФ.
Поводом послужили следующие обстоятельства. Решением мирового судьи от 26 июля 2006 г. были частично удовлетворены исковые требования К. к ОАО "Российские железные дороги": в пользу К. взысканы излишне уплаченные денежные средства в размере 10 руб. и компенсация морального вреда в размере 500 руб. В удовлетворении требований заявителя о взыскании штрафа за опоздание поезда на 52 мин. отказано на основании п. 76 Правил оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (утверждены постановлением Правительства РФ от 2 марта 2005 г. N 111).
В своей жалобе в Конституционный Суд РФ К. оспаривает конституционность названного пункта Правил, устанавливающего, что уплата штрафа за задержку отправления поезда или за опоздание поезда на железнодорожную станцию назначения, за исключением перевозок в пригородном сообщении, производится перевозчиком из расчета 3% стоимости проезда за каждый полный час задержки отправления или опоздания поезда; при этом задержка отправления или опоздания поезда менее чем на 1 час в расчет не принимается. При этом п. 76 Правил воспроизводит ст. 110 Устава железнодорожного транспорта РФ*(88).
Заявитель полагает, что указанные нормы транспортного законодательства, позволяющие освобождать перевозчика от ответственности за задержку отправления или опоздания поезда менее чем на 1 час, нарушают его права и свободы, гарантированные ст. 18, 27, 34, 46, 53 и 55 Конституции РФ, а также противоречат Закону о защите прав потребителей и положениям ГК РФ.
Конституционный Суд РФ, изучив представленные К. материалы, отметил, что ссылки заявителя в обоснование позиции по поставленному вопросу на перечисленные в жалобе статьи Конституции РФ носят произвольный характер и не могут быть приняты во внимание Конституционным Судом РФ. Кроме того, доводы К. свидетельствуют о том, что он, допуская возможность задержки отправления поезда или опоздания поезда на станцию назначения без наступления для перевозчика неблагоприятных правовых последствий в виде уплаты пассажиру штрафа, выражает несогласие с установленным обжалуемыми Правилами сроком, который при определении размера штрафа в расчет не принимается. Однако разрешение этого вопроса не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ, так же как неподведомственна ему и проверка соответствия нормативных актов друг другу (извлечение из Определения Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 244-О).
Специальное законодательство о выполнении определенных работ (услуг) может предусматривать и последствия просрочки исполнителя, включая порядок расчета и размер взыскиваемой за просрочку неустойки (пени).
В частности, в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства (гражданину) неустойку в размере 1/150 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки.
При несвоевременном исполнении банком или страховой организацией денежных обязательств (по выплате страхового возмещения или суммы вклада, неисполнению поручения о переводе денежной суммы) перед потребителем последний вправе потребовать взыскания с банка или страховой организации процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ. При этом неустойка в размере 3%, предусмотренная Законом о защите прав потребителей, не подлежит взысканию с учетом особенностей правового регулирования данных услуг.
3.1.2. Последствия выполнения работы (услуги) с недостатками
Заказчик вправе рассчитывать на качественное выполнение работы (оказание услуги) исполнителем. Недостатком работы (услуги) считается ее несоответствие обязательным требованиям, предусмотренным Законом либо в установленном им порядке, или условиям договора, или целям, для которых такая работа обычно используется, или целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении договора. Как уже отмечалось, существуют международные и национальные стандарты выполнения работ и оказания услуг (туристских, образовательных, риелторских и пр.); утверждена система классификации гостиниц и других средств размещения и т.д.*(89)
При отсутствии обязательных или рекомендуемых требований к выполнению определенных работ (оказанию услуг) оценка их качества может осуществляться путем анализ условий договора, заключенного с потребителем. В частности, условие договора о предмете позволяет установить объем обязанностей исполнителя.
Н. обратилась с иском к агентству недвижимости о взыскании 30 000 руб., переданных в качестве задатка (для передачи продавцу квартиры), 30 000 руб. неустойки за просрочку удовлетворения требований о возврате задатка и 10 000 руб. компенсации морального вреда.
Свои требования мотивировала тем, что ответчик ненадлежащим образом исполнил обязательства по договору на оказание информационных услуг от 21 сентября 2005 г.: не изучил правоустанавливающие документы продавца А. на квартиру, не выявил наличие обременений и ограничений (арестов) в отношении квартиры, неосмотрительно передал продавцу А. сумму задатка. В результате договор купли-продажи подобранной ответчиком квартиры не был заключен, поскольку на квартиру был наложен арест; сумму задатка ответчик возвратить отказался, поскольку уже передал ее продавцу квартиры во исполнение предварительного договора.
Ответчик иск не признал и пояснил, что договор об оказании информационных услуг исполнил в полном объеме: истице была подобрана квартира в соответствии с ее пожеланиями, организована встреча истицы с продавцом квартиры и подписание предварительного договора. Проверка правоустанавливающих документов продавца и законности договора купли-продажи подобранной квартиры не входила в предмет договора об оказании информационных услуг. Истице разъяснялась возможность заключения договора о юридическом сопровождении сделки, но она отказалась от его заключения.
Изучив доводы сторон, суд признал исковые требования Н. не подлежащими удовлетворению. В соответствии с п. 2.4.1 договора от 21 сентября 2005 г. агентство недвижимости обязуется выполнить комплекс работ по поиску и предоставлению информации о квартирах, соответствующих описанию в п. 1.2 договора, предоставить заказчику как минимум три варианта для просмотра. Истице была показана квартира, принадлежащая А., о чем имеется подписанное сторонами приложение к договору от 21 сентября 2005 г. Кроме того, судом установлено, что на момент подписания предварительного договора купли-продажи с А. (21 сентября 2005 г.) квартира под арестом не находилась. Арест был наложен лишь 7 ноября 2005 г., что подтверждается постановлением судебного пристава-исполнителя (решение Ленинского районного суда г. Красноярска от 27 апреля 2006 г.).
При обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) потребитель вправе по своему выбору потребовать:
- безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (услуги);
- соответствующего уменьшения цены выполненной работы (услуги);
- повторного выполнения работы (услуги);
- возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы своими силами или третьими лицами (услуги).
В последнем случае необходимо учитывать, что некоторые виды работ (услуг) могут выполняться при наличии специального разрешения (лицензии), профессионального образования и пр. Поэтому требования потребителя о возмещении собственных расходов по устранению недостатков должны оцениваться с учетом требований разумности и добросовестности (п. 3 ст. 10 ГК РФ).
При обнаружении существенных недостатков выполненной работы (оказанной услуги) потребитель вправе отказаться от исполнения договора, потребовать возврата уплаченной цены, а также возмещения убытков, причиненных в связи с недостатками выполненной работы (абз. 8 п. 1 ст. 29 Закона о защите прав потребителей). Так, в случае ненадлежащего выполнения работ по установке дверей, оконных профилей и др. потребитель вправе потребовать от исполнителя возмещения ущерба, причиненного квартире вследствие некачественного монтажа указанных изделий.
При отказе от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) исполнитель не вправе требовать возмещения своих затрат, произведенных в процессе выполнения работы, а также платы за выполненную работу, за исключением случая, когда потребитель принял выполненную работу (п. 4 ст. 28 Закона).
В случае повторного выполнения работ (вместо исправления недостатков) потребитель обязан возвратить исполнителю ранее переданную ему вещь (абз. 4 п. 1 ст. 29 Закона). Эта обязанность существует постольку, поскольку результат работ является отделимым и может быть возвращен исполнителю без причинения ущерба имуществу потребителя. В противном случае исполнитель не вправе требовать его возврата или выплаты денежной компенсации.
В п. 3 ст. 29 Закона уточняется период, в течение которого потребитель вправе предъявить исполнителю требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги).
В отношении явных недостатков, которые могут быть обнаружены при обычном осмотре, требования должны быть предъявлены потребителем при принятии выполненной работы или в ходе выполнения работы (оказания услуги).
В отношении скрытых недостатков требования предъявляются потребителем в течение гарантийного срока, установленного в договоре с исполнителем, либо, если договором такой срок не предусмотрен, в течение разумного срока, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги). При этом исполнитель отвечает за недостатки работы (услуги), на которую не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до ее принятия им или по причинам, возникшим до этого момента. Аналогичное правило применяется в случае, если предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и потребитель заявил о недостатках работы (услуги) по истечении этого гарантийного срока.
В отношении работы (услуги), на которую установлен гарантийный срок, исполнитель отвечает за ее недостатки, если не докажет, что они возникли после принятия работы потребителем вследствие нарушения им правил использования результата работы, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
Указанные правила означают распределение обязанностей по доказыванию в судебном разбирательстве по иску потребителя к исполнителю, связанному с обнаружением недостатков работы (услуги). Это особенно важно в тех случаях, когда доказательства по делу не позволяют с уверенностью судить о причинах возникновения недостатков.
Если заказчик заявил о недостатках в течение гарантийного срока, предусмотренного договором с исполнителем, при этом данные судебной экспертизы неоднозначны (носят вероятностный характер, указывают несколько возможных причин возникновения недостатков), суд должен вынести решение в пользу заказчика (потребителя). И, наоборот, если заявление о недостатках было сделано потребителем по истечении гарантийного срока, предусмотренного договором, при прочих равных условиях и доказательствах, суд выносит решение в пользу исполнителя.
В октябре 1998 г. Ростовский союз защиты прав потребителей обратился в Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону с заявлением в интересах Р. к ООО "Корпорация ЕЛАЗ-ДМ" о расторжении договора купли-продажи автомобиля, имеющего существенный производственный дефект, о возмещении понесенных убытков, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.
Основанием для предъявления иска послужили следующие обстоятельства. В январе 1998 г. Р. приобрел для личного пользования новый автомобиль "Шевроле-Блейзер", 1997 года выпуска, изготовителем которого является ООО "Корпорация ЕЛАЗ-ДМ", у ООО "Автосалон" в г. Ростове-на-Дону (официального дилера ответчика). Изготовителем на автомашину был установлен гарантийный срок, продолжительностью 12 месяцев.
В связи с тем что 27 июля 1998 г. двигатель автомашины вышел из строя, а ответчик не принял мер к устранению поломки автомашины, Ростовский союз защиты прав потребителей (на основании заявления Р.) обратился в суд с вышеуказанным иском. Ответчик с иском не согласился, полагая, что поломка двигателя возникла вследствие неправильной эксплуатации автомобиля потребителем - использования бензина с меньшим октановым числом.
Дело неоднократно рассматривалось судами первой, кассационной и надзорной инстанций. Последним решением, вынесенным Ростовским областным судом 5 октября 2000 г. по первой инстанции, требования Р. были удовлетворены: с ответчика в пользу потребителя взысканы стоимость автомобиля, неустойка и компенсация морального вреда.
Рассмотрев кассационную жалобу ООО "Корпорация ЕЛАЗ-ДМ", судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, не нашла оснований для отмены решения.
Судами было установлено, что в руководстве для владельца, выданном Р. при покупке автомобиля, отсутствовала информация о марке допускаемого для использования бензина и его качественных показателях, а имелось лишь предупреждение о том, что при использовании бензина марки, отличной от рекомендуемой, могут ухудшиться рабочие характеристики автомашины. При таких данных суды правомерно исходили из того, что в вину Р. не может быть поставлено нарушение правил эксплуатации автомобиля в виде использования некачественного бензина.
Кроме того, ответчиком не было опровергнуто утверждение Р. об использовании им качественного бензина.
В соответствии с п. 6 ст. 18 Закона о защите прав потребителей продавец обязан удовлетворить требования потребителя, связанные с обнаружением недостатков товара в течение гарантийного срока, если не докажет, что недостатки возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения им установленных правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы. Таким образом, бремя доказывания причин возникновения недостатков товара возложено на продавца. Между тем из имеющихся в материалах дела актов осмотра автомобиля и заключений нескольких экспертиз нельзя сделать однозначный вывод о том, что повреждения двигателя возникли вследствие использования потребителем марки бензина, отличной от рекомендованной (Определение Верховного Суда РФ от 22 января 2001 г. N 41-Г00-27).
Особенности защиты прав потребителя по смешанному договору, сочетающему элементы продажи товара и выполнения работ
Закон предусматривает особенности защиты прав потребителей при продаже товаров и при выполнении работ (оказании услуг), закрепляя их в гл. 2 и 3 соответственно. Так, различаются основания для расторжения договора по инициативе потребителя, размер неустойки в случае нарушения прав потребителя. Сложности возникают в тех случаях, когда договор с потребителем сочетает в себе обязательства передать товар и выполнить работу (оказать услугу). В соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы разных договоров (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре. Тем не менее при взыскании неустойки за нарушение прав потребителя суд обычно определяет основное обязательство (с учетом целей потребителя при заключении договора) и применяет положения соответствующей главы Закона о защите прав потребителей.
Так, в случае заказа гражданином набора мебели у продавца (изготовителя) отношения сторон опосредуются договором купли-продажи; услуги по обмериванию помещения, сборке мебели носят сопутствующий (вспомогательный) характер. Как правило, потребитель оплачивает единовременно и стоимость товара, и стоимость услуг по его доставке или монтажу. При определении размера неустойки за нарушение прав потребителя суд исходит из неделимости обязательств продавца и взыскивает неустойку в размере 1% общей цены договора.
И наоборот, если потребитель обращается за ремонтом той или иной вещи (автомобиля, ювелирного изделия) или выполнением иной работы (замена оконного профиля, остекление балкона), отношения сторон регулируются правилами о договоре подряда, несмотря на то что исполнитель использует собственные расходные материалы, производит замену отдельных агрегатов автомобиля. К отношениям сторон применяются правила §2 гл. 37 ГК РФ (о бытовом подряде) и гл. 3 Закона о защите прав потребителей.
В частности, за просрочку исполнения обязательств по договору на изготовление и установку оконных профилей неустойка взыскивается в размере 3% общей цены заказа, несмотря на то что в договоре отдельной строкой была указана стоимость монтажных работ.
М. обратилась с иском к ООО "БФК-Енисей" о взыскании неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору бытового подряда в размере 10 778 руб., компенсации морального вреда. Истица мотивировала свои требования тем, что ответчик допустил просрочку в исполнении обязательств по договору (на изготовление и установку четырех оконных блоков) продолжительностью 28 дней, после чего добровольно выплатил неустойку, рассчитанную исходя из стоимости работ, а не всей цены по договору. Все это время оконные профили находились в жилом помещении истицы, доставляли неудобства в проживании и пользовании личными вещами.
Ответчик иск не признал и пояснил, что с истицей был заключен договор подряда, в котором отдельно указаны стоимость оконных профилей - 44 904 руб. и стоимость работ по их монтажу - 12 855 руб. Оконные блоки ответчик не изготавливает, а закупает у контрагентов, после чего осуществляет их сборку и установку по заказу потребителя, поэтому неустойка за просрочку выполнения работ должна рассчитываться от стоимости работ, а не от всей цены договора.
Изучив доводы сторон, суд признал требования истицы М. обоснованными и взыскал в ее пользу неустойку, исчисленную от общей цены договора (57 795 руб.). С учетом принятия ответчиком мер по добровольному возмещению истице причиненного ущерба компенсация морального вреда присуждена в размере 1 000 руб. (решение мирового судьи Советского района г. Красноярска от 30 января 2007 г.).
Услуги по ремонту вещи, оказываемые на основании самостоятельного договора подряда, следует отличать от безвозмездного устранения продавцом недостатков товара (по требованию покупателя) в период гарантийного срока на товар. В первом случае к отношениям сторон по договору применяются правила гл. 3 Закона о защите прав потребителей. Во втором случае взаимоотношения продавца (или уполномоченной организации) и потребителя складываются в рамках ранее заключенного договора розничной купли-продажи, следовательно, подчиняются правилам гл. 2 указанного Закона. Эта особенность, к сожалению, не всегда учитывается в судебной практике.
Мировым судьей рассмотрено дело по иску Л. к ЗАО "Енисейтелеком" о возмещении убытков, причиненных утратой вещи (мобильного телефона), переданной для ремонта. Истец пояснил, что 11 апреля 2006 г. приобрел у ответчика по договору розничной купли-продажи мобильный телефон Nokia 6270 стоимостью 13 377 руб. Гарантийный срок на товар составляет 12 месяцев.
Во время эксплуатации телефона (в период гарантийного срока) проявились недостатки: телефон периодически отключался при наборе номера вызываемого абонента. 12 января 2007 г. истец передал телефон ответчику для устранения недостатков. В тот же день неисправный телефон был возвращен истцу сотрудниками ответчика вместе с актом технического осмотра, согласно которому в телефоне обнаружены следы пайки, что исключает возможность его бесплатного гарантийного обслуживания. Истец, полагая, что телефон был поврежден сотрудниками ответчика во время проведения технического осмотра, обратился к ответчику с требованием о замене поврежденного телефона (на аналогичный) либо возмещении его стоимости в двукратном размере. Ответчик в удовлетворении указанных требований отказал.
Изучив материалы дела, доводы сторон и заключение эксперта, согласно которому выход из строя мобильного телефона связан с проведением неквалифицированного гарантийного ремонта сотрудниками ответчика, суд признал требования Л. законными и обоснованными. В соответствии с п. 1 ст. 35 Закона о защите прав потребителей, если работа выполняется из материала (с вещью) потребителя, исполнитель отвечает за его сохранность и правильное использование. В случае утраты материала (вещи) и невозможности его замены однородным (аналогичным) материалом в течение трех дней исполнитель возмещает потребителю стоимость материала (вещи) в двукратном размере. Решением от 29 сентября 2008 г. с ответчика в пользу Л. взысканы 26 754 руб. (двукратная стоимость телефона), 10 700 руб. судебных расходов и 1000 руб. компенсации морального вреда.
Ответчиком подана апелляционная жалоба на указанное решение. Постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 10 марта 2009 г. апелляционная жалоба удовлетворена, решение мирового судьи отменено, по делу вынесено новое решение об отказе Н. в исковых требованиях. Отказывая истцу в иске, суд апелляционной инстанции отметил, в частности, что при продаже товара с недостатками покупатель вправе в соответствии с положениями п. 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей требовать от продавца соразмерного уменьшения цены, безвозмездного устранения недостатков, замены товара на аналогичный либо возврата уплаченной за товар цены. Требования истца о взыскании двукратной стоимости товара (телефона) не основаны на Законе. Кроме того, по делу было проведено три экспертизы с целью установления возможных причин недостатков товара. Суд первой инстанции положил в основу решения по делу результаты лишь одной из экспертиз, при этом ничем не мотивировал свое несогласие с результатами двух других экспертиз*(90).
Как видно из изложенного примера, мировой судья ошибочно применил к отношениям сторон правила гл. 3 Закона о защите прав потребителей при выполнении работ и оказании услуг (ст. 35), вместо того чтобы руководствоваться правилами гл. 2 Закона о последствиях продажи товара ненадлежащего качества. Его ошибку исправил суд апелляционной инстанции.
3.1.3. Последствия причинения вреда жизни, здоровью и имуществу потребителя
Причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потребителю может быть следствием различных нарушений со стороны исполнителя: несоблюдение правил безопасности при проведении работ (строительных, ремонтных), стандарта оказания тех или иных услуг (медицинских, туристских, образовательных); ненадлежащее информирование потребителя об особенностях определенных работ и услуг.
В литературе приводится пример, когда по вине туристической фирмы, не предоставившей туристу всей необходимой информации об условиях проживания в отеле, последний утратил личные вещи и не смог своевременно предпринять меры по их розыску.
З. обратилась в суд с иском к ЗАО "Экипаж-Тур" о взыскании убытков и компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим исполнением договора о предоставлении туристических услуг. В обоснование своих требований истица указала, что ответчик не предоставил ей обзорную экскурсию, входящую в стоимость тура и оплаченную ею, не предупредил о возможных опасностях при совершении путешествия и не ознакомил с порядком обращения в правоохранительные органы страны пребывания в случае совершения против нее преступления, не предоставил ей необходимой информации, обеспечивающей безопасное получение услуги, отказался принять меры и оказать помощь в связи с хищением у нее ценностей из сейфа гостиницы, оставив ее в беспомощном состоянии, чем способствовал причинению ей материального вреда. Истица просила взыскать с ответчика стоимость утраченных вещей (9000 руб.) и компенсацию морального вреда в размере 4500 руб.
Решением Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 22 ноября 1999 г. исковые требования удовлетворены частично, в пользу истицы взыскано 300 руб. компенсации морального вреда, в остальной части требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда решение оставлено без изменения.
Постановлением президиума Мосгорсуда от 11 января 2001 г. решение и определение кассационной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение. Президиум Мосгорсуда отметил, что судом не исследованы и не оценены существенные для правильного разрешения дела обстоятельства и не применены нормы права, подлежащие применению.
В соответствии со ст. 7 и 10 Закона о защите прав потребителей потребитель имеет право на то, чтобы услуга при общих условиях ее использования была безопасна для жизни и здоровья потребителя, окружающей среды и не причиняла вред его имуществу.
В силу ст. 6 и 14 Закона о туризме турист имеет право на необходимую и достоверную информацию о правилах въезда в страну временного пребывания и проживания там, на обеспечение личной безопасности, своих потребительских прав и сохранности своего имущества. Туроператоры и турагенты обязаны предоставить туристам исчерпывающие сведения об особенностях путешествий, об опасностях, с которыми они могут столкнуться при совершении путешествий, и осуществить предупредительные меры, направленные на обеспечение безопасности туристов. Под безопасностью туризма закон понимает не только личную безопасность туристов, но и сохранность их имущества.
Из материалов дела следует, что во время путешествия в отношении З. было совершено преступление. Но она, в силу того что не имела необходимой информации о такой опасности, о правилах поведения в подобной ситуации и не владела языком страны пребывания, была лишена возможности заявить о преступлении в правоохранительные органы, принять меры к розыску похищенных вещей и ценностей, зафиксировать факт хищения. Истица обратилась за помощью к представителю ответчика, но тот отказал ей в помощи.
Суд первой инстанции отметил в решении, что истица не представила документальных доказательств кражи золотых украшений, доказательств обращения истицы в органы полиции, к администрации отеля об оформлении кражи золотых украшений. Однако он не учел при этом, что истица была лишена возможности правильно действовать в сложившейся ситуации, получить помощь полиции, администрации отеля в документальном оформлении факта кражи, поиска похищенного и преступника вследствие невыполнения ответчиком закрепленных в законе обязанностей, бездействия представителя ответчика и в силу отсутствия у нее соответствующей информации. При таких данных решение суда нельзя признать законным, и оно подлежит отмене*(91).
В случае причинения вреда жизни и здоровью потребителя при исполнении договора о выполнении работ или оказании услуг ответственность исполнителя наступает в соответствии с правилами гл. 59 ГК РФ, если только договором с потребителем не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст. 1084 ГК РФ).
При этом обязательство исполнителя возместить причиненный вред может возникать независимо от его вины, например в случае использования при выполнении работ (оказании услуг) источников повышенной опасности: транспортных средств, некоторых видов медицинской техники.
М. предъявила иск к центральной районной больнице о возмещении материального ущерба в сумме 1796 руб. (транспортные расходы, проживание в общежитии во время лечения) и компенсации морального вреда в сумме 75 000 руб. Как установлено судом, в марте 2004 г. истица находилась на приеме у врача-ортопеда Г. указанной больницы. В процессе подточки зубов врач диском разрезал истице язык, после чего М. пришлось перенести хирургическую операцию по иссечению рубцов на языке, до настоящего времени ее беспокоят боли в языке, ей трудно говорить, принимать пищу. В судебном разбирательстве представитель больницы пояснил, что во время проведения сепарации (пропил между зубами) М. сделала неосторожное движение головой, что и стало причиной нанесения травмы языка. Вины врача-ортопеда, по словам представителя больницы, в случившемся не было: сепарация производится алмазным диском, который вращается с очень большой скоростью, и обеспечить защиту всей полости рта врач не в состоянии. Кроме того, врач-ортопед предварительно объяснял М., что во время сепарации не следует делать резких движений.
С учетом того что вред истице был причинен во время работы механизма, суд вполне обоснованно вынес решение со ссылкой на ст. 1079 ГК РФ. Дополнительные расходы присуждены М. в полном объеме, поскольку ответчик не представил доказательств наступления вреда вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшей. Компенсация морального вреда определена судом в размере 8000 руб., с учетом характера и степени физических и нравственных страданий потерпевшей, ее индивидуальных особенностей (человек пожилого возраста), требований разумности и справедливости, а также наличия в действиях потерпевшей грубой неосторожности (п. 2 ст. 1083 ГК РФ) (решение Уярского районного суда Красноярского края от 27 сентября 2004 г.)*(92).
Исполнитель освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред был причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования работы (услуги). В частности, медицинское учреждение не отвечает за последствия собственных неосмотрительных действий пациента.
П. обратился с иском к ООО "Стоматология" о возврате платы за некачественно оказанные услуги, возмещении убытков, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. Свои требования истец мотивировал тем, что заключил с ответчиком договор об оказании платной стоматологической помощи по удалению зуба. После проведения операции по удалению зуба у истца возникло осложнение - некротическая флегмона дна полости рта; истец перенес три тяжелые операции, несколько переливаний крови, потерял в весе 15 кг. Истец указал, что ответчиком были нарушены правила оказания платных медицинских услуг - у ответчика не было лицензии на проведение хирургических операций, ответчик не проинформировал истца о возможных осложнениях после операции.
Ответчик иск не признал, пояснил, что П. была оказана квалифицированная стоматологическая помощь; о том, что у ООО "Стоматология" отсутствует лицензия на удаление зубов, П. был предупрежден. После удаления зуба истцу были выданы рекомендации (письменная памятка), назначены лекарственные препараты цифран, супрастин, назначен прием на следующий день. Однако П. на прием к врачу не явился.
Рассмотрев обстоятельства дела, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы действия врача-стоматолога по удалению зуба были правильными (квалифицированными), причинной связи между проведением операции и возникшим осложнением нет. Наступление негативных последствий (осложнения) было вызвано собственными неосмотрительными действиями истца - неявкой на прием, несвоевременным обращением за медицинской помощью после ухудшения самочувствия. Отсутствие у ответчика лицензии на операции по удалению зубов само по себе не является причиной наступления неблагоприятного исхода лечения. Более того, к проведению операции имелись абсолютные медицинские показания, а сама операция была проведена правильно. Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 25 мая 2006 г. в иске отказано.
Кассационным определением Красноярского краевого суда от 19 июля 2006 г. решение оставлено без изменений. В определении отмечено, что согласно заключению экспертизы отсутствие у ответчика лицензии на проведение операций по удалению зубов не повлияло на качество оказанной стоматологической помощи*(93).
3.1.4. Последствия ненадлежащего информирования потребителя о препятствиях для выполнения работы (услуги)
В соответствии со ст. 36 Закона исполнитель обязан информировать потребителя об обстоятельствах, которые могут повлиять на качество выполняемой работы (оказываемой услуги) или повлечь за собой невозможность ее завершения в срок.
Если потребитель, несмотря на своевременное и обоснованное информирование исполнителем, в разумный срок не изменит указаний о способе выполнения работы (оказания услуги) либо не устранит иных обстоятельств, которые могут снизить качество выполняемой работы (оказываемой услуги), исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать полного возмещения убытков.
Последнее правило не следует толковать так, будто исполнитель всегда должен идти на поводу у потребителя и выполнять любые его указания относительно выполнения работы (оказания услуги). Закон о защите прав потребителей предписывает исходить из отсутствия специальных знаний у потребителя относительно свойств выполняемой для него работы или услуги. Соответственно при оказании медицинских и ряда других услуг, требующих специального образования и профессиональной подготовки, исполнитель вправе совершать лишь те действия (услуги), в безопасности которых для жизни, здоровья и имущества потребителя он не сомневается.
В частности, если пациент настаивает на оказании таких услуг, которые несовместимы с медицинскими стандартами или обычно принятыми в медицине, исполнитель обязан отказаться от исполнения договора, разъяснив пациенту последствия прекращения лечения. В противном случае он может быть привлечен к ответственности за оказание пациенту заведомо непригодной услуги.
В. предъявила иск к стоматологической клинике ООО "Дента" о возмещении материального ущерба в сумме 50 562 руб. (стоимость медицинской услуги, расходы на проведение экспертизы) и компенсации морального вреда в размере 200 000 руб., причиненных некачественной стоматологической помощью. Свои требования истица мотивировала тем, что ответчик ненадлежащим образом выполнил работы по протезированию - установил несъемные протезы, которые причиняли постоянную боль и не позволяли нормально принимать пищу. В результате истица была вынуждена обратиться за помощью в другую стоматологическую клинику и заменить протезы съемно-несъемными, в настоящее время претензий по качеству протезирования не имеет.
Судом установлено, что вопреки условиям договора об оказании платной медицинской помощи (лечение и протезирование) истица не была ознакомлена с предварительным диагнозом и планом лечения - в амбулаторной карте отсутствуют соответствующие отметки. Кроме того, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы ортопедическое лечение истицы в ООО "Дента" проведено с многочисленными дефектами. Установка истице несъемных металлокерамических протезов не соответствует современным правилам выбора конструкции протеза. Установка консольного протеза на 6-й зуб противопоказана, поскольку он имеет самый большой коэффициент жевательной активности и возможны его перегрузки. Противопоказание не упоминается в каком-либо нормативном документе, но хорошо известно из учебной литературы. Установлено также наличие перфорации и отлома инструмента в канале 4-го зуба, что повлечет необходимость его удаления и протезирования.
Суд не принял во внимание ссылку ответчика на то, что конструкция несъемного протеза была установлена по настоянию самого пациента. Как профессионал врач не должен следовать любым указаниям пациента, в частности устанавливать заведомо проблемную конструкцию зубного протеза. Требование истицы о возмещении материального ущерба удовлетворено в полном объеме. Компенсация морального вреда с учетом требований разумности и справедливости, присуждена в сумме 20 000 руб. (решение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 23 ноября 2004 г.). Определением Красноярского краевого суда от 21 февраля 2005 г. решение оставлено без изменения*(94).
Исполнитель также не вправе заключать договор с заказчиком, если ему заранее известно о невозможности достижения того результата, о котором сообщил заказчик. Если исполнителю стало известно о невозможности достижения желаемого результата уже после заключения договора, исполнитель обязан сообщить об этом заказчику и расторгнуть договор, удержав с заказчика фактически понесенные расходы (ст. 781 ГК РФ).
Так, адвокат вправе принять поручение на ведение дела при условии, что имеющиеся у него сомнения юридического характера не исключают возможности разумно и добросовестно поддерживать и отстаивать данное поручение*(95). Это правило, хотя и закрепленное лишь в Кодексе профессиональной этики адвоката (п. 1 ст. 7), носит по сути универсальный характер и часто применяется в судебной практике.
Точно так же риелтор не вправе принимать от клиента заведомо безнадежное поручение, если ему заранее известна невозможность достижения целей, указанных клиентом. Иллюстрацией может служить следующий пример.
Ч. обратилась в суд с иском к ООО "Агентство недвижимости "Уютный дом" о возврате уплаченного по договору вознаграждения в размере 50 000 руб., взыскании с ответчика неустойки за несвоевременный возврат цены в сумме 57 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.
Как установлено судом, между истцом и агентством недвижимости был заключен договор от 25 декабря 2007 г., по условиям которого агентство обязуется подготовить необходимые документы для совершения сделки купли-продажи земельного участка. Через два месяца после заключения договора Ч. узнала от сотрудников агентства недвижимости, что интересующий ее земельный участок не подлежит приватизации, т.е. не может быть объектом сделки. Получив такую информацию, Ч. отказалась от услуг агентства недвижимости и потребовала вернуть ей ранее уплаченное вознаграждение в сумме 50 000 руб. Однако ответчик отказался добровольно удовлетворить ее требование.
Представитель ответчика в суде пояснил, что изначально знал и предупредил Ч. о том, что подобранный земельный участок является проблемным (в плане совершения с ним сделки), однако по настоянию Ч. предпринял попытку собрать необходимые документы. С учетом данных обстоятельств, ответчик полагал, что исполнил обязательства по договору от 25 декабря 2007 г. надлежащим образом и вправе был рассчитывать на вознаграждение.
Решением Ленинского районного суда г. Красноярска от 1 сентября 2008 г. иск Ч. удовлетворен, в ее пользу взысканы: 50 000 руб. ранее уплаченного ответчику вознаграждения, 10 000 руб. неустойки и 5000 руб. компенсации морального вреда. Кроме того, с ответчика в доход местного бюджета взыскано 32 500 руб. за отказ в добровольном порядке удовлетворить законные требования потребителя*(96).
3.1.5. Компенсация морального вреда потребителю
Законом предусмотрена обязанность исполнителя компенсировать потребителю моральный вред, причиненный вследствие нарушения прав потребителя (ст. 15). Компенсация морального вреда выплачивается при наличии вины исполнителя, в установленном судом размере. При этом размер компенсации не должен ставиться в зависимость от размера имущественного ущерба, причиненного потребителю.
Порядок компенсации морального вреда определен в ст. 151, 1099-1101 ГК РФ. Компенсация выплачивается в денежной форме, единовременно. Размер компенсации зависит от характера и степени нравственных страданий потерпевшего, его индивидуальных особенностей, степени вины (умысел, простая или грубая неосторожность) причинителя вреда и его имущественного положения. Характер физических и нравственных страданий, причиненных потребителю, оценивается судом с учетом конкретных обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Окончательный размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом требований разумности и справедливости. В любом случае решение суд о взыскании компенсации морального вреда в сумме меньшей, чем требовал истец (потребитель), должно быть мотивированным.
Анализ судебной практики по спорам о защите прав потребителей свидетельствует о том, что суды определяют размер компенсации морального вреда с учетом следующих обстоятельств:
- характера и социальной важности нарушенного права (блага) потребителя - жизнь и здоровье, право на жилище, право на удовлетворение духовных потребностей и т.д.;
- продолжительности неудобств, которые испытывал потребитель;
- отношения исполнителя к сложившейся ситуации - его готовность удовлетворить законные требования потребителя, включая рассмотрение претензии потребителя и проведение экспертизы качества работ (услуг);
- материального положения причинителя морального вреда.
Применительно к последнему обстоятельству следует также учитывать, что сумма взыскиваемой компенсации морального вреда не должна создавать для исполнителя (организации, индивидуального предпринимателя) угрозу банкротства*(97).
Как правило, размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда составляет небольшую сумму. Исключением являются те случаи, когда нарушение прав потребителя сопровождается причинением вреда его жизни и здоровью (например, при оказании некачественных медицинских, туристских услуг). Приведем соответствующие примеры.
С. обратился в суд с иском к ООО "Красноярец плюс" о защите прав потребителей. Свои требования мотивировал тем, что 15 августа 2006 г. заключил с ответчиком договор об участии в долевом строительстве, предметом которого выступала двухкомнатная квартира. Срок передачи квартиры - второе полугодие 2006 г. Ответчиком указанное условие договора нарушено, квартира на момент рассмотрения спора в суде истцу не передана. В связи с допущенной ООО "Красноярец плюс" просрочкой истец просил взыскать с ответчика неустойку в размере 353 304 руб., компенсацию морального вреда в сумме 25 000 руб., а также судебные расходы по делу.
Заочным решением Советского районного суда г. Красноярска от 5 декабря 2007 г. исковые требования С. удовлетворены частично. Принимая во внимание, что просрочка со стороны ответчика (застройщика) составила не более 4 месяцев, суд применил положения ст. 333 ГК РФ и снизил размер неустойки до 25 000 руб. По тем же причинам суд посчитал разумным и достаточным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 2000 руб. (дело N 2-3116/2007 г.).
П. обратился с иском к индивидуальному предпринимателю о расторжении договора подряда на изготовление кухонного гарнитура, возврате уплаченной цены в размере 6910 руб., взыскании неустойки с ответчика в сумме 19 900 руб. и компенсации морального вреда в размере 20 000 руб. Решением мирового судьи Ленинского района г. Красноярска от 13 января 2004 г. исковые требования П. удовлетворены частично. Как установлено судом, ответчик изготовил и передал истцу указанные предметы мебели с многочисленными дефектами, в связи с чем уже через непродолжительный период мебель пришла в негодность. Ответчик отказался в добровольном порядке удовлетворить требования истца о проведении экспертизы выполненных работ, а также о возврате уплаченной за работу цены. Удовлетворяя требования истца, суд посчитал разумным взыскать в пользу истца неустойку в размере 6910 руб. и компенсацию морального вреда в размере 1000 руб. При этом суд учел обстоятельства дела: отрицательные эмоции истца и членов его семьи, вынужденных заниматься решением возникшей проблемы; степень важности кухонного гарнитура для организации нормальных бытовых условий*(98).
3.1.6. Иски в защиту прав неопределенного круга потребителей
В соответствии со ст. 46 Закона о защите прав потребителей Роспотребнадзор и его территориальные органы, иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей вправе предъявлять иски о признании действий изготовителя (продавца, исполнителя) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и о прекращении этих действий.
После вступления в силу решение, вынесенное по иску в защиту прав неопределенного круга потребителей, является обязательным (преюдициальным) для суда, рассматривающего иск конкретного потребителя к исполнителю, в части вопросов, имели ли место соответствующие действия и совершены ли они исполнителем. При удовлетворении подобных исков суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда.
На практике данный способ защиты активно применяется территориальными органами Роспотребнадзора, а также органами прокуратуры.
Прокурор, действуя в интересах несовершеннолетних, предъявил иск к ОАО "Красноярская генерация" о признании незаконными действий по отключению тепловой энергии, требовал признать незаконными действия ответчика по отключении тепловой энергии в федеральном образовательном учреждении - школе-интернате, совершенные в нарушение порядка, предусмотренного пп. 2, 3 ст. 546 ГК РФ, а также в противоречии со ст. 310, 450 и 541 ГК РФ. Подача тепловой энергии была прекращена в связи с задолженностью за ранее поставленную энергию в размере 543 000 руб. По мнению прокурора, действиями ответчика были нарушены права и законные интересы конкретных граждан - детей-сирот, являющихся конечными потребителями тепловой энергии. Кроме того, просрочка оплаты энергии носила разовый характер, размер ее был небесспорным, поэтому она не могла быть основанием для изменения или расторжения договора энергоснабжения.
Представитель ответчика возражал против требований прокурора, ссылался на то, что дети-сироты не являются стороной по договору энергоснабжения, они не оплачивают коммунальные услуги либо тепловую энергию. В роли абонента выступает специализированная общеобразовательная школа. Пункт 5 ст. 486 ГК РФ предоставляет право продавцу приостановить подачу энергии до полной оплаты всех ранее переданных товаров. Кроме того, по мнению ответчика, действующее законодательство не предусматривает такого способа защиты, как признание незаконными действий коммерческой организации.
Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 18 декабря 2006 г. требования прокурора удовлетворены, поскольку со стороны общеобразовательной школы отсутствовало существенное нарушение договора на теплоснабжение. Кроме того, суд признал ошибочным суждение ответчика о том, что воспитанники школы не являются потребителями и не подпадают под действие Правил предоставления коммунальных услуг, поскольку дети фактически пользуются услугами в виде теплоснабжения, оплату за тепловую энергию производит государство, таким образом, имеют место отношения по оказанию услуг на возмездной основе.
Суд признал несостоятельным довод ответчика о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты. Такой способ защиты действительно прямо не предусмотрен законом, однако не противоречит принципам гражданского права и может быть отнесен к "иным" способам защиты гражданских прав. С учетом изложенного суд признал действия ответчика по отключению теплоснабжения незаконными. Определением Красноярского краевого суда от 14 февраля 2007 г. решение оставлено без изменения*(99).
Исковые требования, предъявленные в защиту прав неопределенного круга потребителей, не могут включать в себя какие-либо имущественные притязания: о повторном выполнении работ (услуг), взыскании убытков, неустойки и компенсации морального вреда*(100).
3.2. Предъявление претензии исполнителю
Традиционной формой защиты нарушенных прав потребителя является обращение в суд с соответствующим иском (ст. 11 ГК РФ). Однако в определенных законом или договором случаях потребителю необходимо пройти стадию досудебного (претензионного) разрешения спора с исполнителем. Как показывает практика, претензионное производство позволяет оперативно, без дополнительных расходов (на уплату госпошлины, оплату услуг представителем, проведение судебной экспертизы) и без умаления деловой репутации исполнителя установить обстоятельства спора и при необходимости принять меры для восстановления нарушенных прав потребителя.
При последующем обращении в суд с иском потребитель должен представить документы, подтверждающие соблюдение обязательного претензионного порядка урегулирования спора с исполнителем (абз. 7 ст. 132 ГПК РФ). При несоблюдении данного требования заявление считается поданным с нарушением установленной формы и возвращается заявителю (подп. 1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ). Если невыполнение обязательного досудебного порядка выявляется после принятия заявления и возбуждения производства по делу, суд оставляет заявление без рассмотрения (абз. 2 ст. 222 ГПК РФ). Ни одно из вышеперечисленных действий не исключает возможности повторного обращения в суд с тождественным иском после выполнения требований о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора. При этом не имеет значения, был ли получен ответ на претензию или иной документ, а также факт истечения срока для предъявления претензии.
По общему правилу заказчик работы (услуги) не обязан направлять претензию исполнителю перед обращением в суд. Из этого правила существует ряд исключений, предусмотренных законодательством об отдельных видах услуг.
Так, в соответствии с п. 52-55 Правил оказания услуг подвижной связи при неисполнении или ненадлежащем исполнении оператором связи своих обязательств по договору абонент до обращения в суд предъявляет оператору связи претензию. По вопросам, связанным с отказом в оказании услуги подвижной связи, несвоевременным или ненадлежащим исполнением обязательств, вытекающих из договора, претензия должна быть предъявлена в течение 6 месяцев с даты оказания услуги подвижной связи, отказа в ее оказании или выставления счета. Срок рассмотрения претензии оператором связи не может превышать 60 дней со дня ее предъявления абонентом. При отклонении претензии полностью или частично либо неполучении ответа в указанный срок абонент имеет право предъявить иск в суд. Аналогичный претензионный порядок предусмотрен Правилами об оказании иных услуг связи: местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи; телематических услуг; услуг по передаче данных и пр.
Предусмотрен претензионный порядок и для услуг по реализации туристского продукта: претензии к качеству туристского продукта предъявляются туроператору в письменной форме в течение 20 дней с даты окончания действия договора о реализации туристского продукта и подлежат рассмотрению в течение 10 дней с даты получения претензий*(101).
В то же время Правилами об оказания образовательных, медицинских, коммунальных услуг не предусмотрено обязательное предъявление претензии заказчиком (потребителем) до обращения в суд.
По-разному решен вопрос о необходимости соблюдения претензионного порядка в отношениях с перевозчиком - в зависимости от вида транспорта. Гражданский кодекс РФ предусматривает необходимость предъявления претензии перевозчику лишь в отношениях по перевозке груза (п. 1 ст. 797), но не перевозки пассажира и багажа. Об этом свидетельствуют положения ст. 151 Устава железнодорожного транспорта, ст. 124 Воздушного кодекса РФ и ст. 403 Кодекса торгового мореплавания, согласно которым у пассажира есть право на предъявление претензии к перевозчику, но не обязанность. Иначе решен вопрос в Кодексе внутреннего водного транспорта (п. 1 ст. 161), в соответствии с которым пассажир обязан до подачи иска предъявить претензию перевозчику. Остается лишь догадываться, чем руководствовался законодатель при установлении таких особенностей.
Между тем соблюдение претензионного порядка может стать препятствием для потребителя при обращении за судебной защитой. В соответствии с п. 3 ст. 30 ГПК РФ иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки, предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия. При этом речь идет об исключительной подсудности. В то же время в соответствии с п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца: в суд по месту нахождения организации, в суд по месту жительства истца, в суд по месту заключения или исполнения договора. Налицо коллизия законов, которая должна толковаться в пользу слабой стороны, т.е. потребителя. Соответствующий пример нашел отражение в практике Конституционного Суда РФ.
В Конституционный Суд РФ с жалобой обратился Б. Поводом послужили следующие обстоятельства. Определением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга частично отменено решение мирового судьи по иску Б. к ФГУП "Свердловская железная дорога МПС Российской Федерации" о взыскании ущерба и компенсации морального вреда. Суд указал, что, принимая к производству иск в части, касающейся вытекающих из договора перевозки пассажира требований, мировой судья не учел положение ч. 3 ст. 30 ГПК РФ, согласно которой иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки, предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия.
В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Б. просит признать ч. 3 ст. 30 ГПК РФ не соответствующей ст. 2, 18, 46 и 55 Конституции РФ. По мнению заявителя, названная норма ограничивает его конституционное право на эффективную судебную защиту, поскольку, предусматривая рассмотрение споров, вытекающих из договоров перевозки пассажиров, только по месту нахождения перевозчика, она затрудняет защиту прав потребителей в спорах с перевозчиками.
Конституционный Суд РФ, изучив представленные Б. материалы, не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению, тем не менее указал следующее.
Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод и закрепляет, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47). Статья 30 ГПК РФ устанавливает исключительную подсудность отдельных категорий дел, что само по себе направлено на обеспечение наилучших условий для правильного и своевременного рассмотрения дел, специфические особенности которых затрудняют их рассмотрение в другом месте, а потому в данном случае не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.
Действовавшая на момент заключения Б. договора перевозки ст. 136 Транспортного устава железных дорог РФ не устанавливала обязательность предъявления претензии до подачи иска, вытекающего из договора перевозки пассажиров или багажа; обязательный порядок предусмотрен только в отношении договора перевозки груза (ст. 797 ГК РФ).
Следовательно, ч. 3 ст. 30 ГПК РФ в системе действующего правового регулирования (т.е. при отсутствии требования об обязательном предъявлении претензии к перевозчику) не препятствует предъявлению гражданином иска, вытекающего из договора перевозки пассажиров или багажа, по правилам подсудности, установленным для исков о защите прав потребителей (извлечение из Определения Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 170-О).
Несмотря на то что предметом рассмотрения в указанном деле были положения Транспортного устава железных дорог РФ (утратившего силу), в случае возникновения аналогичной проблемы в настоящее время применительно к воздушной перевозке пассажира или перевозке пассажира внутренним водным транспортом суд не вправе отказать потребителю в принятии иска, поданного по месту жительства потребителя, независимо от места предъявления претензии к перевозчику.
В законодательстве не всегда содержатся требования к оформлению претензии, в том числе наличию необходимых документов-приложений*(102). Восполняя данный пробел в договоре с потребителем, исполнитель не вправе возлагать на потребителя какие-либо обременительные обязательства, затрудняющие подачу претензии или обращение в суд с иском.
ООО "Тур-Здоровье" (общество) обратилось с заявлением к управлению Роспотребнадзора по Красноярскому краю об отмене постановления по делу об административном правонарушении от 11 июля 2007 г. N 3253.
Решением суда первой инстанции от 3 августа 2007 г. заявленное требование удовлетворено. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.
Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы управления, ФАС Восточно-Сибирского округа пришел к выводу о необходимости отмены решения по делу и постановления апелляционной инстанции.
Управлением Роспотребнадзора по Красноярскому краю проведена проверка деятельности ООО "Тур-Здоровье" на предмет соблюдения обществом требований законодательства в области защиты прав потребителей. В ходе проверки установлено, что в договоры, заключенные между обществом и покупателями (туристами) на приобретение туристических услуг, включены пп. 2.3.5, 3.3.5, которые ограничивают право потребителя на предъявление претензий к качеству туристического продукта в досудебном порядке наличием протокола. Постановлением от 11 июля 2007 г. N 3253 ООО "Тур-Здоровье" привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, в виде штрафа в размере 10 000 руб.
Данное обстоятельство послужило основанием для обращения ООО "Тур-Здоровье" в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления от 11 июля 2007 г. N 3253. Суды двух инстанций, удовлетворяя заявленное требование общества, исходили из того, что в действиях ООО "Тур-Здоровье" отсутствует состав вменяемого ему административного правонарушения, поскольку спорные пункты договора не ущемляют права потребителей.
Данные выводы судов являются преждевременными, основаны на неправильном применении норм материального права.
Из содержания п. 2.3.5 договоров от 8 мая 2007 г., от 16 мая 2007 г., п. 3.3.5 договора от 14 июня 2007 г. N 000503 следует, что в случае появления претензий по качеству оплаченных услуг турист должен незамедлительно обратиться к представителю принимающей стороны или руководителю группы (представителю турагентства-оператора) для устранения выявленных недостатков на месте. В случае невозможности решения вопроса на месте турист обязан составить письменное подтверждение обоснованности требований (протокол). Данное подтверждение (протокол) составляется в двух экземплярах, подписывается туристом и представителем принимающей стороны (турагента-оператора), а также заверяется печатью последнего. Первый экземпляр предъявляется туристу, второй - представителю принимающей стороны (турагента-оператора).
Согласно ст. 10 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" претензии к качеству туристического продукта предъявляются туристом и (или) иным заказчиком туроператору в письменной форме в течение 20 дней со дня окончания действия договора и подлежат рассмотрению в течение 10 дней со дня получения претензий. Таким образом, законодатель не ставит подтверждение обоснованности требований в зависимость от наличия протокола, предусмотренного спорными договорами.
Суд первой инстанции посчитал, что пп. 2.3.5, 3.3.5 договоров не ущемляют права потребителя, поскольку условие договоров о составлении протокола является рекомендацией, не предусмотрены какие-либо неблагоприятные последствия для туриста в случае несоставления вышеназванного протокола, турист не лишен возможности доказывать факт оказания некачественных услуг с помощью других доказательств. Между тем в п. 4.8 договоров от 8 мая 2007 г., 16 мая 2007 г. предусмотрено, что в случае непредъявления туристом протокола претензии со стороны туриста приниматься не будут. Данное обстоятельство не было учтено судами первой и апелляционной инстанций.
С учетом изложенного решение суда и постановление апелляционной инстанции подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 января 2008 г. N А33-9929/07-Ф02-9607/07).
Еще один дискуссионный вопрос - возможность установления обязательного досудебного порядка разрешения спора в договоре с потребителем. С одной стороны, в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стороны вправе согласовать такое условие.
ООО "Уорлд Трэвэлэр" (далее - общество), действуя на основании агентских соглашений с иностранными партнерами, в качестве исполнителя заключило с потребителями ряд договоров о предоставлении права пользования курортной жилой площадью.
При проведении плановой проверки управление Роспотребнадзора по г. Санкт-Петербургу (далее - управление) выявило нарушение обществом положений ст. 10, 12, 16 Закона о защите прав потребителей, в частности предоставление потребителям неполной информации об услуге, включение в договоры с потребителями условий о рассмотрении споров в суде по месту нахождения общества, а также о месячном сроке рассмотрения обществом претензий, ущемляющих законные права потребителей. Указанные нарушения послужили основанием для вынесения управлением постановления от 12 июля 2007 г. о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 и 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Не согласившись с данным постановлением, общество обжаловало его в арбитражном суде.
Решением арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26 октября 2007 г. требования общества удовлетворены. Признавая незаконным постановление управления в части привлечения общества к ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, суд не усмотрел в поведении общества состава вменяемого ему в вину административного правонарушения.
ФАС Северо-Западного округа согласился с доводами суда первой инстанции.
Частью 2 ст. 14.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.
Пунктом 2 ст. 17 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" установлена альтернативная подсудность споров между потребителями и исполнителем. По выбору истца иск о защите прав потребителей может быть предъявлен по месту нахождения организации (исполнителя), месту жительства или пребывания истца, месту заключения или исполнения договора. Вместе с тем в силу ст. 32 ГПК РФ альтернативная территориальная подсудность спора может быть изменена соглашением сторон (договорная подсудность). Таким образом, при заключении договоров потребители реализовали свое право выбора территориальной подсудности, предусмотренное п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, согласовав с обществом рассмотрение споров в суде по месту нахождения ответчика.
Законом о защите прав потребителей не предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования споров и соответственно срок рассмотрения претензий, следовательно, установление в договоре месячного срока рассмотрения претензий не противоречит положениям данного Закона и не является условием, ущемляющим права потребителей (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2008 г. N А56-23907/2007 г.).
Как видно из изложенного примера, отсутствие в Законе о защите прав потребителей норм о претензионном порядке разрешения споров было расценено судом как дозволение контрагентам такой порядок установить (в договоре). В любом случае предусмотренный договором порядок предъявления претензии (место предъявления, сроки рассмотрения претензии исполнителем и пр.) не должен быть чрезмерно обременительным для потребителя и существенно ограничивать его право обратиться за судебной защитой.
В литературе также отмечается проблема переадресации претензий потребителей по качеству товара (работы, услуги) в так называемые сервисные центры. С этой целью продавец (исполнитель) включает в инструкцию по эксплуатации или гарантийный талон условие о том, что при обнаружении недостатков товара (работы, услуги) потребитель обращается в сервисный центр, расположенный по определенному адресу, и т.д. Следует учитывать, что данная информация носит не обязательный, а рекомендательный характер для потребителя. И если он, несмотря на предоставленную ему информацию о порядке подачи и рассмотрения претензий, все же обращается непосредственно к продавцу (исполнителю), последний не вправе отказать в принятии и рассмотрении претензии.
В заключение следует отметить, что даже в тех случаях, когда законом или договором не предусмотрен обязательный претензионный порядок, потребителю иногда целесообразно начать с претензии, например если нарушение договора исполнителем носит неочевидный, спорный характер. В противном случае потребитель рискует предъявить неосновательный иск, что повлечет необходимость выплаты ответчику компенсации за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств дела (ст. 99 ГПК РФ).
Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, если в результате экспертизы товара установлено, что его недостатки возникли вследствие обстоятельств, за которые не отвечает продавец, потребитель обязан возместить продавцу расходы на проведение экспертизы, а также связанные с ее проведением расходы на хранение и транспортировку товара. Данное правило может быть применено по аналогии и в случае предъявления необоснованных претензий заказчиком работы (услуги).
3.3. Порядок предъявления исков о защите прав потребителя. Особенности доказывания обстоятельств по делу
Споры о защите прав потребителей в большинстве случаев носят имущественный характер и при цене иска, не превышающей 100 000 руб., рассматриваются мировыми судьями (подп. 5 п. 1 ст. 23 ГПК РФ).
Если одновременно с имущественными требованиями потребитель заявляет требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью недостатками товара (работы, услуги), или компенсации причиненного ему морального вреда, все требования становятся подсудными районному суду.
В соответствии с п. 2 ст. 17 Закона иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту:
- нахождения организации (месту жительства индивидуального предпринимателя);
- жительства или пребывания истца;
- заключения или исполнения договора.
Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.
Неоднозначную оценку в литературе и на практике получили соглашения (условия) об изменении альтернативной подсудности, предусмотренной для исков о защите прав потребителей. С одной стороны, процессуальное законодательство не запрещает сторонам изменить своим соглашением альтернативную подсудность споров (ст. 32 ГПК РФ). Соглашение об изменении территориальной подсудности может быть, например, частью кредитного договора.
ЗАО "Р.С." обратилось в суд с иском к А. о взыскании задолженности по кредитному договору. Определением Железнодорожного районного суда г. Красноярска исковое заявление возвращено как поданное с нарушением правил о подсудности. В частной жалобе истец ссылается на то, что условиями кредитного договора с заемщиком А. было предусмотрено, что все споры по договору рассматриваются судом по месту нахождения банка (его представительства).
Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции указал, что сторонами спора не было достигнуто соглашение в установленной форме об изменении территориальной подсудности. Однако этот вывод не соответствует обстоятельствам дела. В законе не предусмотрены какие-либо специальные требования к соглашению сторон об изменении подсудности споров. Такое соглашение может быть включено и в текст кредитного договора.
Определением Красноярского краевого суда от 4 июля 2007 г. частная жалоба истца удовлетворена, материалы дела направлены в суд первой инстанции для рассмотрения по существу*(103).
В другом случае территориальный орган Роспотребнадзора вынес постановление о привлечении банка к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ за включение в кредитный договор условий, ущемляющих законные права потребителей, в частности условия о том, что все споры по договору подлежат рассмотрению в суде по месту нахождения филиала банка, выдавшего кредит. Однако в последующем по заявлению банка арбитражный суд признал указанное постановление незаконным (в части выводов о неправомерности условия договора об определении подсудности).
ООО "Коммерческий банк "Юниаструм Банк" (банк) обратилось в арбитражный суд Красноярского края с заявлением к управлению Роспотребнадзора по Красноярскому краю (управление, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении от 8 ноября 2007 г. N 5108.
При рассмотрении настоящего дела судом установлены следующие обстоятельства.
Административным органом были проведены контрольные мероприятия в отношении банка, в ходе которых установлено нарушение банком законодательства о защите прав потребителей: в представленном банком кредитном договоре выявлены условия, ущемляющие законные права потребителей, в частности право потребителя на свободный выбор территориальной подсудности споров. При этом административный орган исходил из положений п. 8.5 кредитного договора, в соответствии с которым все споры, вытекающие из данного договора, разрешаются сторонами в суде по месту нахождения подразделения банка, предоставившего кредит заемщику.
Выявленное нарушение послужило основанием для вынесения постановления N 5108, которым банк привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 000 руб.
Изучив доводы банка, изложенные в заявлении, Арбитражный суд Красноярского края признал постановление N 5108 незаконным в части включения в кредитный договор условия о подсудности споров по договору.
Подсудность споров по искам о защите прав потребителей устанавливается п. 7 ст. 29 ГПК РФ и соответственно может быть изменена сторонами в условиях договора в порядке ст. 32 Кодекса. Возможность изменения территориальной подсудности путем ее определения в кредитном договоре не противоречит действующему законодательству, а потому привлечение банка к административной ответственности в данной части неправомерно (решение Арбитражного суда Красноярского края от 10 января 2008 г. N А33-16406/2007 г.)*(104).
Такой достаточно формальный подход арбитражных судов к соблюдению гарантированной потребителю альтернативной подсудности при рассмотрении споров с продавцом (изготовителем, исполнителем) не может не вызывать удивления. Учитывая, что на практике имеют место откровенные злоупотребления со стороны банковских организаций, осуществляющих свою деятельность (предоставление кредитов) через многочисленные филиалы и включающих в кредитный договор условие о том, что все споры по договору рассматриваются в суде по месту нахождения центрального офиса банка. Впрочем, потребитель не лишен возможности самостоятельно оспорить данное условие кредитного договора на основании ст. 428 ГК РФ, как возлагающее на потребителя (присоединившуюся сторону) явное обременение, в том числе на стадии предъявления иска по своему месту жительства*(105).
Потребители по искам, связанным с нарушением их прав, Роспотребнадзор и его территориальные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) по искам, предъявляемым в интересах потребителя, группы потребителей или неопределенного круга потребителей, освобождаются от уплаты государственной пошлины в соответствии с законодательством о налогах и сборах. В соответствии с п. 3 ст. 333.36 НК РФ истцы по искам, связанным с нарушением прав потребителей, освобождаются от уплаты государственной пошлины в случае, если цена иска не превышает 1 млн. руб. В случае превышения данной суммы, истец уплачивает государственную пошлину, исчисленную по правилам, предусмотренным для исков имущественного характера, и уменьшенную на сумму государственной пошлины, подлежащей уплате при цене иска 1 млн. руб.
Закон о защите прав потребителей, равно как и процессуальное законодательство, не устанавливают специальных правил о допустимости тех или иных доказательств в делах, связанных с нарушением прав потребителей. Договор, заключенный между заказчиком и исполнителем, также не может ограничивать стороны в средствах и способах доказывания обстоятельств по делу. Тем не менее несоблюдение предусмотренного договором порядка закрепления недостатков работы (услуги) может затруднить доказывание в будущем факта ненадлежащего исполнения договора.
П. предъявила иск к ООО "Д.-Т." о снижении стоимости туристской услуги и возврате части уплаченной по договору суммы.
Истица мотивировала свои требования тем, что по прибытии в Турцию была размещена в номере, который не соответствовал описанию в рекламном каталоге, с которым ее ознакомил менеджер турагентства. Номер был небольшой по площади (измерения истица произвела с помощью открытки), отсутствовало окно, журнальный стол и пр. Требование о замене номера администрация отеля выполнять отказалась. При заключении договора ответчик сообщил истице, что площадь номера составляет 21-30 кв. м.
Представитель ответчика иск не признал и пояснил, что при заключении договора был согласован стандартный номер на трех человек. Претензии истицы о недостатках номера ничем не подтверждаются (кроме ее слов), хотя п. 5.2 договора предусмотрено составление протокола о недостатках на месте отдыха, подписанного туристом и представителем принимающей стороны или объекта размещения.
В судебном разбирательстве установлено, что номер, в котором была размещена истица, является стандартным (согласно ответу туроператора) и имеет площадь не менее 20 кв. м. Ни в договоре об оказании туристских услуг, ни в приложении к договору не указываются требования к площади номера. В то же время категория номера согласована - "стандартный".
Учитывая изложенные обстоятельства, решением районного суда г. Красноярска от 3 июля 2006 г. в иске отказано, кассационным определением от 16 октября 2006 г. решение суда оставлено без изменения*(106).
Установление причины возникновения недостатков работы (услуги), как правило, предполагает проведение судебной (строительно-технической, медицинской и пр.) экспертизы по делу. Заключение экспертизы не является для суда обязательным при оценке совокупности доказательств по делу. Тем не менее несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении или определении суда (п. 3 ст. 86 ГПК РФ). В связи с этим процессуальное законодательство предусматривает определенные санкции в отношении той стороны спора, которая препятствует проведению экспертизы. При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (п. 3 ст. 79 ГПК РФ).
Д. предъявил иск к ООО "Е." о возврате цены по договору, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. Истец мотивировал свои требования тем, что ответчик ненадлежащим образом исполнил договор бытового подряда по остеклению балкона.
С целью установления причин возникновения недостатков выполненной работы истец провел независимую экспертизу. По результатам экспертизы установлено, что конструкции из алюминиевого профиля имеют дефекты, отступления от ГОСТ и согласованных с заказчиком размеров. Поскольку акт внесудебной экспертизы не отвечает требованиям ст. 86 ГПК РФ, суд оценил его как одно из письменных доказательств по правилам ст. 67 ГПК РФ.
Поскольку ответчик не был согласен с данным актом, по ходатайству сторон была назначена строительно-техническая экспертиза. Однако ответчик не представил в дело проектную и техническую документацию, необходимую для проведения экспертизы. Руководствуясь положениями п. 3 ст. 79 ГПК РФ (об уклонении одной из сторон от участия в экспертизе), суд признал установленным факт наличия недостатков в работах по изготовлению и монтажу алюминиевого профиля и удовлетворил требования истца (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 13 апреля 2006 г.).
3.4. Последствия отказа исполнителя удовлетворить законные требования потребителя в добровольном порядке
По общему правилу исполнитель обязан удовлетворить законные требования потребителя (о повторном выполнении работы, возврате цены или ее части, выплате неустойки и пр.) в добровольном порядке.
В противном случае при удовлетворении требований потребителя в судебном порядке с исполнителя взыскивается штраф в размере 50% присужденной потребителю суммы (п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей). Если с заявлением в защиту прав потребителей выступают общественное объединение потребителей (союзы, общество и т.д.) или орган местного самоуправления, 50% суммы взысканного штрафа перечисляется указанным субъектам.
Взыскание штрафа представляет собой меру ответственности, которая применяется к исполнителю за совершение виновных действий: игнорирование обоснованных претензий потребителя, создание препятствий потребителю в реализации его прав (например, отказ доставить крупногабаритный товар для проверки качества), уклонение от проведения экспертизы качества товара и т.д.
Суд не вправе уменьшить сумму штрафа с применением ст. 333 ГК РФ, поскольку данная мера ответственности не является неустойкой, к тому же закон императивно определяет ее размер.
Сумма штрафа исчисляется из всех присужденных потребителю сумм, включая убытки, неустойку, суммы возмещения вреда и компенсации морального вреда*(107). Судебные расходы по делу (на проведение экспертизы, оплату услуг представителя по составлению искового заявления, участию в судебных заседаниях и пр.) при определении размера штрафа не учитываются.
М. обратилась с иском к ООО "Эльдорадо" о расторжении договора купли-продажи, взыскании стоимости товара, неустойки и компенсации морального вреда.
Свои требования истица обосновала следующим образом. 29 ноября 2005 г. приобрела у ответчика цветной телевизор, в период эксплуатации в нем выявились дефекты - на экране появились цветные полосы. 10 мая 2006 г. истица направила ответчику требование о расторжении договора (претензию), однако ответ получила лишь 14 июня 2006 г., уже после обращения в суд. По вышеизложенным причинам истица также просила применить к ответчику меру ответственности в виде штрафа за неудовлетворение обоснованных требований потребителя в добровольном порядке.
Ответчик возражал против применения штрафа, ссылаясь на то, что пытался разрешить спор с истицей в добровольном порядке (путем телефонных переговоров), однако истица отказалась доставить товар для проведения проверки качества.
Решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23 июня 2006 г. исковые требования М. удовлетворены частично: взыскана стоимость телевизора, размер неустойки снижен по ст. 333 ГК РФ, компенсация морального вреда присуждена с учетом требований разумности и справедливости.
Суд признал несостоятельными доводы ответчика о том, что он пытался разрешить спор в добровольном порядке. В соответствии со ст. 18 Закона о защите прав потребителей доставка крупногабаритного товара и товара весом более 5 кг для проверки качества осуществляется силами и за счет продавца. Все сведения о себе и о месте нахождения неисправного товара М. сообщила ответчику в претензии, однако ответчик ими не воспользовался. По решению суда с ответчика в доход бюджета взыскан штраф в размере 50% присужденной потребителю суммы (цены товара, неустойки и компенсации морального вреда).
На практике потребители обращаются за помощью не только в соответствующие общества (союзы, ассоциации потребителей), но и в обычные юридические фирмы, адвокатские конторы. В таком случае при удовлетворении судом требований потребителя с исполнителя могут быть взысканы (в пользу потребителя) расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (п. 1 ст. 100 ГПК РФ).
При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя суд может принимать во внимание, в частности нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, стоимость экономных транспортных услуг, время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, продолжительность рассмотрения и сложность дела*(108).
Право суда, рассматривающего конкретное дело, определять разумные пределы расходов на оплату услуг представителя является одной из предусмотренных законом мер, направленных против необоснованного завышения размера оплату услуг представителя. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера суммы, взыскиваемой в возмещение расходов на представителя (по сравнению с заявленной стороной по делу), суд не вправе уменьшать ее произвольно, особенно если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов*(109).
Глава 4. Особенности осуществления и защиты прав потребителя в отдельных сферах деятельности
4.1. Долевое строительство
В течение довольно длительного времени отсутствовало специальное правовое регулирование отношений, связанных с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных жилых домов. На практике договоры между застройщиками и гражданами (инвесторами) имели самые различные названия: договор долевого строительства, договор участия в финансировании строительства жилья, договор о совместной деятельности и пр. Неудивительно, что и суды при рассмотрении соответствующей категории дел испытывали определенные сложности с квалификацией спорных отношений, определением прав и обязанностей сторон в отношении объекта строительства, объема ответственности застройщика перед инвестором-гражданином.
В конце 2002 г. Верховный Суд РФ на основании обобщения судебной практики сформулировал вывод о том, что по своему содержанию правоотношения застройщика с инвестором-гражданином близки к отношениям сторон в договоре подряда (бытового, строительного): обязанности инвестора ограничиваются внесением определенной денежной суммы, в ответ застройщик обязуется передать инвестору определенное жилое помещение или иной объект недвижимости. Суд также посчитал возможным применение к данным отношениям норм законодательства о защите прав потребителей*(110). Это позволило решить ряд вопросов, связанных с привлечением застройщиков к ответственности за нарушение обязательств перед гражданами-инвесторами, а также обеспечить гражданам возможность эффективной судебной защиты нарушенных прав (освобождение от уплаты государственной пошлины, альтернативная подсудность споров). Впрочем, остались проблемы заключения нескольких договоров (с несколькими инвесторами) в отношении одного и того же объекта долевого строительства, приостановления строительства в связи с неплатежеспособностью застройщика и пр.
Важным шагом стало принятие Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон о долевом строительстве, Закон N 214-ФЗ)*(111). Законодатель уточнил ряд условий, при соблюдении которых застройщик вправе привлекать денежные средства участников долевого строительства, подробно урегулировал содержание и порядок заключения договора участия в долевом строительстве (включая его обязательную государственную регистрацию), предусмотрел способы обеспечения обязательств застройщика перед участниками долевого строительства.
В качестве застройщика может выступать юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, имеющее в собственности или на праве аренды земельный участок, отведенный для строительства многоквартирного дома или иного объекта долевого строительства.
Застройщик вправе привлекать денежные средства участников долевого строительства при наличии следующих предпосылок:
- получено разрешение на строительство;
- опубликована (или представлена для ознакомления) проектная декларация;
- проведена государственная регистрация за застройщиком права собственности на земельный участок, предоставленный для строительства, или договора аренды такого земельного участка.
Проектная декларация включает в себя информацию о застройщике и о проекте строительства, в частности: сведения о проектах строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, в которых застройщик принимал участие за последние три года, с указанием места нахождения данных объектов, сроков их ввода в эксплуатацию в соответствии с проектной документацией и фактических сроков их ввода в эксплуатацию; сведения о финансовом результате текущего года, размере кредиторской задолженности застройщика на день опубликования проектной декларации и пр. Безусловно, данная информация призвана оградить граждан от заключения договора с застройщиками, имеющими неудовлетворительные финансовые показатели и отрицательную репутацию на рынке долевого строительства.
В случае привлечения денежных средств лицом, не имеющим соответствующих предпосылок, гражданин вправе потребовать от данного лица немедленного возврата переданных ему денежных средств, а также уплаты предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов в двойном размере на сумму этих средств и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных убытков (ст. 3 Закона N 214-ФЗ). Возможно также привлечение юридического лица к административной ответственности по ст. 14.28 КоАП РФ в виде наложения штрафа в размере от 4000 до 5000 минимальных размеров оплаты труда.
Законом регламентированы содержание и форма заключения договора участия в долевом строительстве.
Договор участия в долевом строительстве должен содержать следующие условия:
- описание подлежащего передаче участнику объекта долевого строительства в соответствии с проектной документацией;
- срок передачи объекта долевого строительства участнику;
- цену договора, сроки и порядок ее уплаты;
- гарантийный срок на объект долевого строительства, который не может быть менее пяти лет и начинает свое течение со дня передачи объекта долевого строительства участнику долевого строительства.
Договор заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации в территориальном органе Федеральной регистрационной службы (ФРС России) по месту нахождения строящегося многоквартирного дома (п. 3 ст. 4 Закона N 214-ФЗ). Точно так же подлежит обязательной государственной регистрации уступка прав по договору участия в долевом строительстве (ст. 17).
Государственная регистрация договора участия в долевом строительстве, заключенного застройщиком с первым участником, осуществляется на основании заявления сторон договора (застройщика, участника долевого строительства). При этом застройщик должен представить в регистрирующий орган: разрешение на строительство; проектную декларацию; план создаваемого многоквартирного дома с указанием его местоположения и количества находящихся в его составе жилых и нежилых помещений и планируемой площади каждого из указанных помещений (п. 2 ст. 25.1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"*(112)). Регистрация всех последующих договоров участия в долевом строительстве осуществляется на основании заявлений участников долевого строительства. Основанием для отказа в государственной регистрации договора участия в долевом строительстве может быть запись в ЕГРП о регистрации более раннего договора участия в долевом строительстве в отношении того же объекта (п. 3.1 ст. 25.1 Закона N 122-ФЗ). Таким образом, с момента введения в действие Закона N 214-ФЗ практически исключена возможность злоупотреблений, связанных с заключением нескольких договоров участия в долевом строительстве в отношении одного и того же объекта долевого строительства (жилого помещения или иного объекта недвижимости).
Законом N 214-ФЗ предусмотрены способы обеспечения обязательств застройщика перед участниками долевого строительства: поручительство и залог. Так, согласно ст. 13 Закона с момента государственной регистрации договоров участия в долевом строительстве у участников долевого строительства (залогодержателей) возникает право залога на предоставленный для строительства земельный участок, принадлежащий застройщику (залогодателю) на праве собственности, или право аренды на указанный земельный участок и строящийся на этом земельном участке многоквартирный дом.
В случае государственной регистрации права собственности застройщика на объект незавершенного строительства (многоквартирный дом) такой объект считается находящимся в залоге у участников долевого строительства. При государственной регистрации права собственности застройщика на жилые и (или) нежилые помещения, входящие в состав многоквартирного дома, строительство которых осуществлялось с привлечением денежных средств участников долевого строительства, указанные помещения считаются находящимися в залоге у участников долевого строительства.
После завершения строительства многоквартирного дома и получения разрешения на его ввод в эксплуатацию застройщик обязан передать объект долевого строительства участнику. Передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляются в соответствии с подписываемым сторонами передаточным актом или иным документом о передаче. До подписания передаточного акта участник долевого строительства вправе потребовать от застройщика составления акта, в котором отражены все имеющиеся несоответствия объекта долевого строительства обязательным требованиям или условиям договора.
В случае нарушения предусмотренного договором срока передачи объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства (гражданину) неустойку в размере 1/150 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, умноженной на цену договора, за каждый день просрочки. Застройщик также обязан возместить все причиненные участнику долевого строительства убытки сверх неустойки (ст. 10 Закона N 214-ФЗ).
К сожалению, Закон N 214-ФЗ не имеет обратной силы и распространяется на отношения, связанные с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, разрешения на строительство которых получены после 1 апреля 2005 г. (п. 2 ст. 27). Ситуация осложняется тем, что органы местного самоуправления, в компетенцию которых входит выдача разрешений на строительство (ст. 8, 51 Градостроительного кодекса РФ), не всегда указывают в разрешениях всю необходимую информацию о проекте строительства, об отведенном для строительства земельном участке, стадии строительных работ и пр.
В мае 2008 г. К. обратился с иском к ЗАО "Сибстоун" о взыскании неустойки за просрочку исполнения договора участия в долевом строительстве в размере 1 млн. руб. Расчет неустойки произведен по правилам п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей - 3% цены выполнения работ за каждый день просрочки.
В ходе судебного разбирательства истец пояснил, что разрешение на строительство дома, в котором он приобрел права на квартиру, выдавалось застройщику неоднократно (в июле 2004 г., январе 2005 г. и мае 2006 г.). Поскольку первое и второе разрешения на строительство были выданы до 1 апреля 2005 г., к отношениям между К. и ЗАО "Сибстоун" не применяются положения Закона N 214-ФЗ об ответственности застройщика за просрочку*(113), а расчет неустойки произведен по правилам законодательства о защите прав потребителей.
Решением Советского районного суда г. Красноярска от 15 мая 2008 г. исковые требования К. удовлетворены частично, в его пользу взыскана неустойка в размере 53 200 руб. Размер неустойки уменьшен в соответствии со ст. 333 ГК РФ, с учетом периода просрочки и требований разумности*(114).
Сложность данной ситуации, в которой автору довелось представлять интересы истца, была обусловлена исключительно тем обстоятельством, что орган местного самоуправления трижды выдавал застройщику разрешение на строительство одного и того же объекта, последнее из которых уже после вступления в силу Закона N 214-ФЗ. При этом каждое последующее разрешение на строительство оформлялось как самостоятельное и не считалось продлением предыдущего. Подобная практика не соответствует требованиям законодательства, предъявляемым к форме разрешения на строительство*(115), в которой перечислены его основные реквизиты: краткие проектные характеристики объекта строительства, описание этапа строительства, строительный адрес объекта, отметки о продлении действия разрешения.
Большая часть споров между застройщиками и участниками долевого строительства, рассматриваемых в настоящее время судами общей юрисдикции, связаны с неисполнением договоров в отношении объектов, разрешение на строительство которых выдано до 1 апреля 2005 г. Указанные споры разрешаются судами с применением общих положений ГК РФ о договорах и обязательствах, а также законодательства о защите прав потребителей.
К числу основных нарушений со стороны застройщика следует отнести:
- отказ застройщика передать объект долевого строительства участнику, уклонение от передачи объекта долевого строительства после сдачи многоквартирного дома в эксплуатацию;
- просрочку передачи объекта (жилого помещения) участнику долевого строительства;
- передачу объекта долевого строительства в размере меньшем, чем был предусмотрен договором с участником долевого строительства;
- передачу объекта долевого строительства с недостатками (отступлениями от условий договора, проектной документации, обязательных требований и т.д.);
- заключение нескольких договоров участия в долевом строительстве в отношении одного и того же объекта.
В случае уклонения застройщика от передачи объекта долевого строительства (жилого помещения) участник вправе понудить застройщика к исполнению обязательств по договору и передаче ему в собственность указанного в договоре жилого помещения (ст. 398 ГК РФ).
М. предъявил иск к ООО "Дом", правопреемнику ООО "Консоль", о передаче ему в собственность однокомнатной квартиры. Свои требования мотивировал тем, что 21 мая 2003 г. между ним и ООО "Консоль" был заключен договор о долевом участии в финансировании жилого дома; договор был также подписан коммерческим банком "ЯрБанк", с которым истец заключил договор ипотечного кредитования. В соответствии с условиями договора М. оплатил ответчику 359 880 руб. В свою очередь ответчик по условиям договора принял на себя обязательство по окончании строительства жилого дома передать в собственность истцу однокомнатную квартиру в вышеуказанном доме. В 2005 г. дом был введен в эксплуатацию, тем не менее ответчик уклоняется от передачи истцу квартиры в собственность.
Решением Ленинского районного суда г. Красноярска от 19 декабря 2006 г. исковые требования М. удовлетворены, на ООО "Дом" возложена обязанность передать в собственность истца однокомнатную квартиру и подписать акт приема-передачи этой квартиры. Суд правомерно исходил из того, что ответчик в силу обязательства, возникшего из договора, был обязан выполнить указанные действия; истец свои обязательства по оплате строительства квартиры исполнил надлежащим образом, односторонний отказ застройщика от исполнения обязательства недопустим*(116).
Анализ практики судов общей юрисдикции свидетельствует о том, что суды не исключают возможности предъявления участником долевого строительства иска о признания за ним права собственности на жилое помещение, указанное в договоре с застройщиком.
Л. обратился в суд с иском к ООО "Этаж" о признании права собственности на квартиру в доме N 121 по ул. Красной Армии в г. Красноярске. Свои требования Л. мотивировал тем, что по договору долевого участия в строительстве от 21 октября 1998 г., заключенному между ним и ТОО "Этаж", преемником которого является ответчик, последний обязался по окончании строительства передать ему в собственность спорную квартиру, к моменту подписания договора указанная квартира была полностью оплачена через ЗАО "Риелтсервис", однако по окончании строительства ответчик отказался от исполнения обязательств по договору.
Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 1 декабря 2004 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 7 февраля 2005 г., в удовлетворении исковых требований отказано. Отказ в иске суд обосновал тем, что истец имеет право предъявлять к ответчику только требование о понуждении к исполнению им обязательств в том виде, в каком это предусмотрено в договоре, а именно требовать передать квартиру по акту, ввести дом в эксплуатацию, оказать содействие в оформлении необходимых правоустанавливающих документов, требование Л. о признании права собственности на спорную квартиру не основано на законе. Суд второй инстанции признал отказ в удовлетворении исковых требований правомерным, посчитав, что истец может заявить лишь требование о понуждении ответчика к исполнению обязательств по договору.
Президиум Красноярского краевого суда в постановлении от 14 июня 2005 г. признал неправильными выводы нижестоящих судов и, отменяя принятые по делу судебные акты, указал следующее. Статья 12 ГК РФ предусматривает в том числе такие способы защиты гражданских прав, как признание права и присуждение к исполнению обязанности в натуре. Посредством предусмотренных законом способов защиты гражданских прав производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав. В рассматриваемом случае Л. заявлено основанное на договоре долевого участия требование о признании за ним права собственности в отношении спорной квартиры. Отказав истцу в иске о признании права собственности на квартиру, суд ограничил его в выборе способа защиты нарушенного права. При повторном рассмотрении дела решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13 ноября 2008 г. исковые требования Л. удовлетворены, за ним признано право собственности на спорную квартиру*(117).
Препятствиями для удовлетворения подобного иска могут быть следующие обстоятельства: участниками долевого строительства не исполнены в полном объеме обязательства по оплате строящегося жилого помещения; многоквартирный дом, в котором расположено спорное жилое помещение, не введен в эксплуатацию. В последнем случае решение суда о признании за участником права собственности на объект долевого строительства было бы заведомо не исполнимым, поскольку регистрация права собственности на строящееся жилое помещение невозможна.
При передаче инвестору объекта долевого строительства, площадь которого меньше предусмотренной в договоре с застройщиком, инвестор вправе требовать возврата излишне уплаченной суммы. При этом на излишне уплаченные денежные суммы могут быть начислены проценты в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ.
Б. обратилась в суд с иском к ООО "Консоль" о взыскании излишне уплаченной суммы по договору о долевом участии в строительстве жилого дома в размере 46 592 руб., а также суммы процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 12 822 руб. Свои требования истица мотивировала тем, что площадь предоставленного ей нежилого помещения на 3,45 кв.м. меньше, чем указано в договоре.
Решением Советского районного суда г. Красноярска от 10 июля 2006 г. исковые требования Б. удовлетворены. Суд правомерно указал, что истица, профинансировав строительство нежилого помещения площадью 81,45 кв. м., выполнила свои обязательства по договору в полном объеме. В свою очередь ответчик нарушил условия договора, передав истице нежилое помещение площадью 78 кв. м. При данных обстоятельствах с ответчика в пользу истицы подлежит взысканию излишне уплаченная сумма с процентами за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ*(118).
При передаче объекта долевого строительства с недостатками участник вправе потребовать от застройщика безвозмездного устранения недостатков или возмещения своих собственных расходов, понесенных на устранение недостатков (ст. 397 ГК РФ). Участник также вправе не подписывать акт приема-передачи жилого помещения, в котором застройщик снимает с себя ответственность за недостатки объекта долевого строительства.
Супруги З. обратились в суд с иском к ООО "Консоль" о признании права собственности на квартиру, взыскании суммы убытков, необходимой для устранения недостатков, взыскании суммы компенсации морального вреда. Свои требования мотивировали тем, что по договору уступки, заключенному с ООО "Еонесси", приобрели право на получение от ООО "Консоль" в собственность однокомнатной квартиры в строящемся доме. После сдачи дома в эксплуатацию им была передана квартира с существенными недостатками, акт приема-передачи квартиры с условием освобождения ООО "Консоль" от ответственности за ненадлежащее исполнение договора они подписать отказались.
Заочным решением Солнечной постоянной сессии Советского районного суда г. Красноярска от 2 октября 2006 г. исковые требования супругов З. удовлетворены, за ними признано право общей собственности в отношении указанной квартиры, в их пользу взысканы понесенные истцами расходы на устранение недостатков отделочных работ и компенсация морального вреда*(119).
В связи с отсутствием требования обязательной государственной регистрации договора участия в долевом строительстве и уступки права требования по такому договору в отношении многоквартирных домов, разрешение на строительство которых выдано до 1 апреля 2005 г., на практике встречались случаи заключения нескольких договоров в отношении одного и того же объекта долевого строительства.
В подобной ситуации, если на жилое помещение претендуют несколько участников долевого строительства, обосновывающих свои права самостоятельными договорами (договором участия в долевом строительстве, договором уступки прав и пр.) и при этом спорное помещение еще не передано в собственность ни одному из них, преимуществом обладает тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, - тот, кто раньше предъявил иск (ст. 398 ГК РФ).
Определяя момент заключения спорного договора, суд должен учитывать не только дату, указанную в тексте договора, но и совокупность других доказательств по делу, косвенно подтверждающих действительный момент совершения сделки по приобретению объекта долевого строительства: дату произведенного инвестором платежа (в соответствии с приходным ордером), дату получения инвестором кредита на приобретение жилого помещения (дату заключения кредитного договора с банком) и иные обстоятельства.
Б. обратилась в суд с иском к ООО "А-Стиль", ООО СКФ "Толстиков и КО" ООО "РСИ" и супругам К. о признании за ней права собственности на квартиру в доме N 7 по ул. Карамзина, о выселении К. из указанной квартиры. Свои требования истица мотивировала тем, что 14 мая 1994 г. между ООО СКФ "Толстиков и КО", ООО "А-Стиль", А. и О. были заключены договоры о долевом участии в строительстве жилого дома, по условиям которых спорная квартира была выделена А., и последняя 15 февраля 1999 г. после полной оплаты квартиры переуступила свои права истице (Б.).
15 февраля 1999 г. ООО СКФ "Толстиков и КО" заключило договор инвестирования в строительство указанной квартиры с ООО "РСИ", которое 26 октября 1999 г. переуступило К. права требования в отношении данной квартиры. Супруги К. предъявили встречный иск о признании за ними права общей долевой собственности в отношении спорной квартиры, ссылаясь на ничтожность заключенных между ООО "А-Стиль", А. и Б. договоров.
Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 11 октября 2006 г., оставленным без изменения кассационным определением от 23 июля 2007 г., удовлетворены исковые требования Б., за которой признано право собственности в отношении спорной квартиры, супругам К. в удовлетворении встречного иска отказано. Судом установлено, что ООО "А-Стиль" надлежащим образом исполнило свои обязательства перед ООО СКФ "Толстиков и Ко" по заключенным в 1994 г. договорам о долевом участии в строительстве жилого дома, приобрело право требовать передачи квартиры в собственность, в дальнейшем данное право было переуступлено А. и от нее истице Б. Признавая за Б. право собственности в отношении спорной квартиры, суд правомерно исходил из того, что договоры, из которых возникло обязательство по передаче в собственность Б. квартиры, были заключены ранее, чем договор с супругами К.*(120)
Если спорное жилое помещение уже передано в собственность одному из участников долевого строительства, правило о преимуществе прав того кредитора, чье требование возникло раньше, не применяется. В таком случае пострадавший участник долевого строительства вправе потребовать от застройщика возмещения причиненных убытков в виде средней стоимости аналогичного жилого помещения.
Супруги Л. обратились с иском к ООО "Этаж" о взыскании рыночной стоимости квартиры и компенсации морального вреда. Свои требования мотивировали тем, что по договору уступки права требования от 14 июля 2000 г. приобрели у Т. (первоначального инвестора) право на получение трехкомнатной квартиры площадью 65,6 кв. м, расположенной в 6-м мкр. Октябрьского района г. Красноярска. Судебным решением от 1 марта 2005 г. право собственности на указанную квартиру признано за Ш. Судом также установлено, что, заключая договор инвестирования с Т., ответчик не обладал правами в отношении спорной трехкомнатной квартиры.
В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать возмещения убытков, в том числе расходов, которые вынужден будет понести для восстановления нарушенного права. В соответствии со справкой ООО "АРЕВЕРА-Недвижимость" средняя стоимость 1 кв. м общей площади трехкомнатной квартиры новой планировки в Октябрьском районе г. Красноярска составляет 26 000 руб. Таким образом, в пользу истцов подлежит взысканию рыночная стоимость 65,6 кв. м - 1 705 600 руб.
Решением Октябрьского районного суда от 29 мая 2006 г. каждому из истцов присуждена 1/2 рыночной стоимости квартиры - 852 000 руб., а также компенсация морального вреда - 20 000 руб. При вынесении решения суд исходил из положений ст. 398 ГК РФ, в соответствии с которой право кредитора требовать передачи вещи в собственность отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, в таком случае кредитор вправе потребовать возмещения убытков. В ст. 15 ГК РФ убытки определены как расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В рассматриваемом случае нарушенное право истцов может быть восстановлено лишь путем предоставления им возможности приобрести аналогичную квартиру по средней рыночной цене*(121).
4.2. Банковские услуги
К банковским сделкам с участием потребителей можно отнести:
- договор банковского вклада;
- кредитный договор, заключенный в потребительских целях;
- договор об открытии и ведение банковского (текущего) счета;
- расчетные операции по поручению гражданина без открытия ему банковского счета*(122);
- договор о выдаче и совершении расчетов с помощью банковской карты*(123).
В наибольшей степени урегулирован первый тип отношений.
Договор банковского вклада, в котором вкладчиком выступает гражданин, является публичным. Это означает, что банк не вправе устанавливать разные процентные ставки по вкладам, внесенным на одних и тех же условиях возврата (минимальная сумма вклада, срок возврата), в зависимости от категории потребителей (возраста заемщика, его профессии, социального положения и пр.), кроме случаев, прямо указанных в законе. За установление повышенных процентов по вкладам собственных сотрудников банк может быть привлечен не только к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.8 "Нарушение иных прав потребителя" КоАП РФ, но и к налоговой ответственности за занижение налогооблагаемой базы.
ООО "КБ "Каури" (банк) обратилось в Арбитражный суд Пермской области с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции о привлечения банка к ответственности в виде штрафа за неполную уплату налога.
Решением от 18 апреля 2002 г. в удовлетворении исковых требований отказано. ФАС Уральского округа, изучив кассационную жалобу банка, оставил решение без изменения.
Как следует из материалов дела, в ходе выездной налоговой проверки ООО "КБ "Каури" инспекция установила списание в 2000 г. на расходы, включаемые в себестоимость оказываемых банком услуг, процентов по вкладам физических лиц - работников банка по высоким процентным ставкам. Налоговым органом в соответствии со ст. 40 НК РФ произведен перерасчет процентов и принято решение о доначислении банку налога на прибыль и пени, а также привлечении банка к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль.
Отказывая в удовлетворении требований банка, арбитражный суд исходил из правомерности доначисления банку налога на прибыль. Вывод суда соответствует закону и материалам дела.
Как установлено судом, проценты по договорам банковского вклада, заключенным ООО "КБ "Каури" с физическими лицами, являющимися его работниками, увеличены вопреки требованиям ст. 426 ГК РФ более чем на 20% по сравнению с аналогичными договорами с физическими лицами, не являющимися работниками банка. При таких обстоятельствах доначисление налога на прибыль исходя из рыночных цен на соответствующие услуги произведено налоговым органом правомерно, соответствует ст. 20, 40 НК РФ и положениям ст. 426 ГК РФ, согласно которой цена и другие существенные условия публичного договора должны быть одинаковыми для всех потребителей (постановление ФАС Уральского округа от 16 июля 2002 г. N Ф09-1449/02-АК)*(124).
Отношения банка и его клиентов по внесению в банк денежных сумм (вкладов), их возврату и выплате процентов по вкладу обладают определенной спецификой, которая отражена в гл. 44 ГК РФ ("Банковский вклад"), Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности"*(125) (далее - Закон о банковской деятельности) и других нормативных актах*(126). При внесении гражданином вклада ему, как правило, открывается лицевой счет для учета приходных и расходных операций, поэтому к отношениям между банком и вкладчиком по счету, на который внесен вклад, субсидиарно применяются правила гл. 45 ГК РФ. С учетом положений ст. 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, могут применяться лишь его общие правила: о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины.
В соответствии со ст. 837 ГК РФ выделяются два основных вида вклада: на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).
Если иное не предусмотрено договором банковского вклада, банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых по вкладам до востребования. В случае уменьшения новый размер процентов применяется к ранее внесенным вкладам лишь по истечении месяца со дня извещения вкладчиков об изменении процентной ставки.
Размер процентов по срочному вкладу гражданина или вкладу гражданина, внесенному на условиях его выдачи при наступлении определенных договором обстоятельств (условный вклад), не может быть уменьшен банком в одностороннем порядке, если иное не предусмотрено законом (п. 3 ст. 838 ГК РФ).
До введения в действие ч. 2 ГК РФ банки широко применяли правило ч. 2 ст. 29 Закона о банковской деятельности, позволявшее банку в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладу в случаях, прямо предусмотренных договором с клиентом. Однако в 1999 г. эта практика была признана не соответствующей положениям п. 3 ст. 838 ГК РФ и неконституционной*(127), а в ноябре 2007 г. ст. 29 Закона о банковской деятельности была дополнена положением о том, что по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом*(128). Таким образом, в настоящее время вопрос об одностороннем изменении банком условий срочного вклада гражданина или вклада гражданина, внесенного на условиях выдачи при наступлении определенных договором обстоятельств, можно считать закрытым.
По договору банковского вклада любого вида, в котором вкладчиком является гражданин, банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика. Условие договора об отказе гражданина от данного права является ничтожным (п. 2 ст. 837 ГК РФ). С учетом системного применения норм гл. 44 и 45 ГК РФ к отношениям между банком и вкладчиком по счету, на который внесен вклад, правило о выдаче вклада по первому требованию вкладчика означает совершение банком соответствующих действий не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего распоряжения вкладчика (ст. 849 ГК РФ).
Больше всего споров на практике вызывают договоры потребительского кредитования, в которых заемщиком выступает гражданин (физическое лицо), использующий сумму полученного кредита для удовлетворения личных, бытовых нужд: приобретение бытовой техники, жилого помещения, оплаты стоимости обучения и пр.
Как уже отмечалось, подобные договоры заключаются по модели договора присоединения (ст. 428 ГК РФ). Заемщик заполняет стандартную форму заявления о выдаче кредита (анкету), после чего в случае согласия банка предоставить кредит, стороны подписывают кредитный договор, составленный банком заранее, т.е. также в стандартной форме. Подобная практика объективно способствует тому, что в содержание кредитного договора включаются условия, наиболее благоприятные для банка. Это, в свою очередь, приводит к ущемлению прав и законных интересов заемщика (потребителя).
Анализ судебной практики позволяет выделить некоторые наиболее типичные условия кредитного договора, нарушающие права потребителя:
- условие об обязательном открытии заемщику банковского счета с целью перечисления на него суммы кредита;
На момент подписания предложенной банком формы заявления-договора (оферты) потребитель не был поставлен в известность о том, что вправе рассчитывать на получение кредита без приобретения дополнительных услуг по открытию счета. Услуга по предоставлению кредита не отделена от услуги по открытию и обслуживанию расчетного счета, поскольку в тарифах банка на предоставление кредитов и заявлениях-офертах комиссия за ежемесячное обслуживание кредита не выделена как отдельная, самостоятельная услуга, выбор которой возможен по желанию клиента. Между тем действующим законодательством не предусмотрено обязательное открытие счета при предоставлении кредитов физическим лицам.
- условие об обязательном личном страховании заемщика на период действия кредитного договора;
Обязывая заемщика-потребителя заключить договор личного страхования в указанной банком страховой компании, а также устанавливая неустойку за непродление срока действия договора страхования, банк, по мнению суда, обусловил заключение кредитного договора обязательным заключением договора личного страхования. При этом банк существенно ограничил право заемщика на свободный выбор страховой услуги (выбор страховой организации, определение страховой суммы, срока договора страхования), а также возложил на заемщика бремя несения дополнительных расходов по страхованию.
- условие, запрещающее заемщику в течение срока кредитного договора получать кредиты в иных кредитных организациях, предоставлять поручительство третьим лицам без письменного согласия банка;
Предусмотренное кредитным договором условие об обязательном получении заемщиком письменного согласия банка на совершение сделок по получению кредитов в других кредитным организациях, передаче в залог имущества и предоставлению поручительства за других лиц возлагает на заемщика дополнительные обязанности, не предусмотренные действующим законодательством, а также ущемляет его право на свободное волеизъявление. Между тем согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Гражданские права и свободы могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
- условие кредитного договора, в соответствии с которым он может быть изменен банком в одностороннем порядке путем направления соответствующего уведомления заемщику;
Договором предусмотрено право банка в одностороннем порядке изменить размер процентов за пользование кредитом в случае изменения кредитной политики банка, ставки рефинансирования Центрального банка РФ или процентных ставок на рынке межбанковских кредитов, направив письменное уведомление заемщику не позднее чем за 30 календарных дней до введения новых условий. Между тем в соответствии с положениями ст. 310 ГК РФ одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Действующим законодательством не предусмотрена возможность одностороннего изменения условий кредитного договора, в связи с чем пункт кредитного договора обоснованно признан административным органом, ущемляющим права потребителей.
- условие, согласно которому банк вправе взыскать неустойку с заемщика в случае досрочного погашения кредита или его части;
В кредитном договоре закреплено право банка на взыскание с заемщика-потребителя неустойки в размере 5% суммы кредита в случае досрочного погашения кредита заемщиком в течение шести месяцев с момента его выдачи.
Между тем в соответствии с п. 2 ст. 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия заимодавца. При этом кроме согласия заимодавца иных условий досрочного возврата суммы кредита закон не устанавливает. В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ под неустойкой понимается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Досрочное исполнение обязательства по кредитному договору по смыслу гражданского законодательства является надлежащим исполнением и не свидетельствует о неисполнении либо ненадлежащем исполнении кредитного договора заемщиком, т.е. не может быть основанием для взыскания неустойки. Следовательно, включение в кредитный договор указанного условия ущемляет права заемщика (потребителя)*(129).
Не все из перечисленных примеров безупречны в части толкования действующего гражданского законодательства. В некоторых случаях желание максимально защитить заемщика (потребителя) входит в противоречие с экономическими интересами кредитной организации.
Например, нет ничего предосудительного в том, что банк заботится о платежеспособности заемщика и требует от последнего застраховать свои жизнь и здоровье. С экономической точки зрения, личное страхование заемщика эквивалентно применению банком каких-либо иных способов обеспечения исполнения обязательств заемщиком - принятию имущества в залог, поручительства третьих лиц и др. Другое дело, что обязание заемщика приобрести страховую услугу в определенной страховой компании переходит разумную грань свободы договора и к тому же нарушает законодательство о защите конкуренции.
Точно так же условие о том, что заемщик обязан письменно согласовывать с банком свои сделки с третьими лицами (кредитный договор, договор поручительства и пр.), ограничивает правоспособность заемщика и потому ничтожно в соответствии с п. 3 ст. 22 ГК РФ. Достаточным было бы возложить на заемщика обязанность по информированию банка о соответствующих сделках как обстоятельствах, которые могут повлиять на возможность заемщика своевременно возвратить сумму кредита (ст. 813 ГК РФ).
Наконец, последнее спорное условие - о взимании банком неустойки (компенсации) с заемщика за досрочное погашение кредита или его части. Как показывает опыт ЕС, по данному вопросу может быть лишь компромиссный вариант решения. В Законе необходимо установить предельный (максимальный) размер компенсации, выплачиваемой банку, с учетом оставшегося срока пользования заемной суммой и других обстоятельств.
Еще одной немаловажной проблемой в сфере потребительского кредитования является то, что договор купли-продажи товара (работы, услуги) и кредитный договор, заключенный потребителем в целях оплаты стоимости приобретенного товара, не рассматриваются в качестве взаимосвязанных сделок. При передаче потребителю товара ненадлежащего качества он не вправе требовать расторжения кредитного договора, хотя и не лишен возможности взыскать с продавца уплаченные по кредитному договору проценты и иные убытки (п. 5 ст. 24 Закона о защите прав потребителей).
С. обратилась с иском к ЗАО "Банк "Русский Стандарт" о расторжении кредитного договора и компенсации морального вреда. Истица мотивировала свои требования тем, что заключила с ответчиком договор о предоставлении потребительского кредита на приобретение дубленки в магазине ТД "Снежная королева". Впоследствии выяснилось, что товар является некачественным. Истица обратилась к продавцу с требованием о снижении цены товара, а также с письмом (уведомлением) к банку о приостановлении платежей по кредитному договору в связи с рассмотрением продавцом претензии. С. также указала в исковом заявлении, что п. 11 кредитного договора ущемляет ее права как потребителя, поскольку лишает возможности взыскать убытки в случае возврата товара ненадлежащего качества.
Представитель банка пояснил, что п. 11 кредитного договора предусматривает порядок погашения кредита в случае возврата товара продавцу - в этом случае сумма оплаты, произведенная за счет средств банка (кредита), перечисляется продавцом на ссудный счет заемщика и списывается в погашение долга. В данном случае возврат денежных средств на счет истицы в банке не был осуществлен, поскольку истица не дала соответствующего поручения. Письмо истицы в адрес банка (уведомление) о приостановлении платежей в связи с возвратом товара не имеет для банка обязательного значения и не является основанием для прекращения начисления ежемесячных платежей по кредиту. В соответствии с п. 11.4 Условий предоставления и обслуживания кредитов ЗАО "Банк "Русский Стандарт" отказ клиента от товара не является и не рассматривается как отказ клиента от получения кредита или от погашения задолженности по кредитному договору. Впоследствии при неуплате истицей очередного платежа банк принял решение о расторжении кредитного договора (о чем уведомил истицу) и переуступил задолженность третьему лицу.
Решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 17 января 2007 г. в иске отказано, поскольку истицей не доказано, что условия кредитного договора ущемляют ее законные права потребителя. Кроме того, истица приобретала товар не в кредит (в рассрочку, предоставленную продавцом), а на денежные средства банка, полученные по самостоятельному кредитному договору. Кредитный договор не содержит условий, ограничивающих право С. на взыскание с продавца всех убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора купли-продажи. Кассационным определением Красноярского краевого суда от 5 марта 2007 г. решение оставлено без изменения (дело N 33-1222/07, Б-18)*(130).
В праве ЕС договор потребительского кредитования рассматривается как сделка, связанная с другой, направленной на приобретение товара (работы, услуги), поэтому расторжение договора купли-продажи товара, как правило, может служить основанием для расторжения кредитного договора*(131).
4.3. Медицинские услуги
Определение медицинской деятельности содержится в Положении о лицензировании медицинской деятельности (2007 г.): работы и услуги по оказанию гражданам доврачебной, амбулаторно-поликлинической, стационарной, высокотехнологичной, скорой и санаторно-курортной медицинской помощи в соответствии с определенным перечнем*(132). В свою очередь, понятие доврачебной, амбулаторной и других видов медицинской помощи раскрывается в Основах законодательства РФ от 22 июля 1993 г. N 5487-1 "Об охране здоровья граждан" (в ред. от 30 декабря 2008 г.)*(133) (далее - Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан).
К медицинской деятельности относятся, в частности, работы и услуги по следующим направлениям:
- акушерство и гинекология;
- кардиология;
- хирургия;
- челюстно-лицевая хирургия;
- физиотерапия;
- офтальмология;
- стоматология детская;
- стоматология терапевтическая;
- стоматология хирургическая;
- забор, хранение органов и тканей человека для трансплантации;
- косметология (терапевтическая);
- косметология (хирургическая);
- лечебная физкультура и спортивная медицина;
- мануальная терапия;
- медицинский массаж;
- медицинские осмотры (в том числе предрейсовые, послерейсовые);
- применение методов традиционной медицины;
- судебно-медицинская экспертиза;
- экспертиза профпригодности и другие направления (всего около 130)*(134).
Из данного перечня видно, что к медицинской деятельности отнесены и те виды работ (услуг), которые еще недавно считались "околомедицинскими", т.е. смежными с медициной профессиями, например косметология, лечебная физкультура, применение методов традиционной медицины*(135). В настоящее время для занятия всеми перечисленными видами деятельности необходима лицензия.
Впрочем, даже существующее определение медицинской деятельности и отдельных ее видов нельзя признать безупречным. В судебной практике по-прежнему возникают вопросы о критериях разграничения медицинского и обычного массажа, услуг многочисленных салонов красоты и терапевтической косметологии.
Прокуратура г. Урая обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с заявлением о привлечении предпринимателя О. к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Заявленные требования мотивированы тем, что предпринимателем О. осуществляется деятельность по оказанию медицинских услуг без лицензии. Решением от 18 марта 2008 г. требования прокуратуры удовлетворены. Изучив кассационную жалобу О., ФАС Западно-Сибирского округа отменил указанное решение и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Удовлетворяя заявленные прокурором требования, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что предпринимателем О. оказываются медицинские услуги - массаж без соответствующего на то разрешения (лицензии), что является административным правонарушением, предусмотренным ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. При этом арбитражный суд не выяснил, каким видом массажа является оказываемая предпринимателем О. услуга, и не указал, по каким основаниям данный вид массажа отнесен к медицинскому. Установление данного факта имеет существенное значение для правильного разрешения спора. Доводы предпринимателя О., изложенные в жалобе, о занятии физкультурно-оздоровительной деятельностью также подлежат проверке (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 сентября 2008 г. N Ф04-5348/2008(11771-А75-29)).
Детальный перечень направлений медицинской деятельности объясняется, с одной стороны, дифференциацией самой медицинской науки (наличием многочисленных специализаций врачей), а с другой - необходимостью более четкой оценки на стадии выдачи лицензии возможностей соискателя осуществлять конкретный вид медицинской деятельности.
Индивидуальный предприниматель П. обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к управлению Федеральной антимонопольной службы по Омской области (далее - управление, антимонопольный орган) о признании незаконным бездействия антимонопольного органа.
Заявленные требования мотивированы тем, что контролирующим органом при его обращении с заявлением о недостоверной рекламе, распространяемой доктором Б. (об оказании медицинских услуг по лечению алкоголизма при отсутствии у исполнителя лицензии по направлению "Наркология"), не пресечены соответствующие нарушения. По мнению заявителя, наличие у доктора Б. сертификата о присвоении по специальности "Наркология" без наличия лицензии не дает права осуществлять и рекламировать указанную деятельность. Решением арбитражного суда от 5 марта 2008 г. заявленные предпринимателем П. требования удовлетворены. ФАС Западно-Сибирского округа, изучив кассационную жалобу управления, оставил решение без изменения.
Перечень медицинских услуг, подлежащих лицензированию, указан в приложении к Положению о лицензировании медицинской деятельности (утверждено постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30), где такие услуги, как психиатрия, психиатрия-наркология, психотерапия, поименованы отлично друг от друга, что предполагает получение лицензии на право оказания этих услуг с перечислением каждой. Только в этом случае есть основания признать, что лицо, оказывающее такие услуги, обладает лицензией на этот вид деятельности.
Судом установлено и следует из материалов дела, что лицензия N 55-01-000307, выданная предпринимателю Б. Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития на разрешенный ему вид деятельности, заключается в оказании амбулаторно-поликлинической помощи по направлению "Психотерапия", что означает отсутствие у Б. права на оказание медицинских услуг по специальности "Психиатрия" или "Психиатрия-наркология". Согласно п. 2 ст. 22 Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе", если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, то при рекламе соответствующего товара, а также при рекламе самого рекламодателя последний обязан предоставлять рекламопроизводителю и рекламораспространителю соответствующую лицензию. Данные требования предпринимателем Б. не соблюдены. Судом обоснованно не приняты во внимание доводы антимонопольного органа о наличии у предпринимателя Б. документов о дополнительном профессиональном образовании: диплома о профессиональной переподготовке в сфере психотерапии, сертификата о присвоении специальности "Психотерапия", сертификата о присвоении специальности "Наркология" и др., поскольку данные документы не подменяют собой лицензию на медицинскую деятельность. Исходя из этого суд пришел к обоснованному выводу о том, что рекламируемая доктором Б. услуга является медицинской в сфере психиатрии-наркологии и допускается только при наличии соответствующей лицензии (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 2008 г. N Ф04-4645/2008(8976-А46-43)).
В другом случае суд, напротив, согласился с доводами медицинского учреждения о том, что услуги по эндопротезированию молочных желез (хирургическая косметология) не требуют углубленной подготовки его штатных сотрудников, имеющих квалификацию хирурга и соответствующий сертификат специалиста. Тем более что у самой медицинской организации имеется лицензия на оказание медицинских услуг по следующим направлениям: хирургия, челюстно-лицевая хирургия, косметология хирургическая (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 ноября 2007 г. N А66-4312/2007 г.).
К достоинствам Положения о лицензировании медицинской деятельности (2007 г.) следует отнести прямое отнесение к лицензируемому виду деятельности методов традиционной (народной) медицины. Ранее подобные услуги могли оказываться лицами, имеющими диплом целителя, выданный органами управления здравоохранением субъекта РФ - по заявлению соискателя и ходатайству профессиональной медицинской ассоциации (ст. 57 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). На практике указанный порядок выдачи дипломов целителя, как правило, не соблюдался*(136).
В целях защиты интересов граждан-потребителей Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития в 2006 г. была введена в действие Система добровольной сертификации услуг в области народной медицины "Реестр целителей"*(137). Однако и эта система контроля не всегда позволяла пресекать практику лжецелительства, а также недобросовестную рекламу подобных услуг. В настоящее время для применения методов традиционной медицины диплома целителя уже недостаточно, необходима также лицензия.
Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан и Законом РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 "О медицинском страховании граждан" предусмотрено существование государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения. Частные медицинские организации, как правило, предоставляют медицинские услуги за плату - на основании договора возмездного оказания медицинских услуг или договора добровольного медицинского страхования*(138).
Государственные и муниципальные учреждения здравоохранения вправе оказывать платные медицинские услуги лишь в качестве дополнительных (сверх гарантированного государством объема бесплатной медицинской помощи) при соблюдении определенных условий:
- в качестве платных могут оказываться те медицинские услуги, которые не входят в гарантированный государством объем бесплатной медицинской помощи*(139);
- при оказании платных медицинских услуг не должны ухудшаться условия и доступность для граждан бесплатной медицинской помощи;
- государственное (муниципальное) учреждение здравоохранения должно получить специальное разрешение на осуществление деятельности по оказанию платных медицинских услуг.
Порядок осуществления государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения деятельности по оказанию платных медицинских услуг устанавливается нормативными актами субъектов РФ и органов местного самоуправления. В частности, на территории Московской области действует порядок предоставления платных медицинских услуг государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения Московской области (утвержден приказом министерства здравоохранения Московской области от 23 апреля 2008 г. N 204). Данный порядок является обязательным для исполнения государственными учреждениями здравоохранения Московской области; для муниципальных учреждений здравоохранения Московской области данный порядок носит рекомендательный характер.
Платные медицинские услуги оказываются медицинским персоналом в свободное от основной работы время с обязательным составлением раздельных графиков по основной работе и работе по оказанию платных медицинских услуг. Оказание платных медицинских услуг в основное рабочее время допускается в виде исключения в связи с технологией их проведения при условии первоочередного оказания гражданам бесплатной медицинской помощи. При оказании платных медицинских услуг в установленном порядке заполняется медицинская документация. При этом в амбулаторной карте и карте стационарного больного делается отметка об оказании медицинских услуг на платной основе и прикладывается договор на оказание платных медицинских услуг.
В качестве платных могут оказываться следующие виды медицинских услуг:
- медицинские осмотры, проводимые для получения водительских прав, выездной визы, права приобретения оружия, а также медицинские осмотры, проводимые по направлению спортивных обществ;
- все виды медицинского обследования, освидетельствования, консультаций, экспертиз и лечения, проводимые по личной инициативе граждан (при отсутствии жалоб и медицинских показаний);
- диагностические исследования, процедуры, манипуляции, консультации и курсы лечения, проводимые на дому больным (кроме лиц, которые по состоянию здоровья и характеру заболевания не могут посетить учреждения здравоохранения);
- диагностические и лечебные мероприятия, применение которых носит необязательный характер и не обусловлено состоянием пациента (уход за больными на дому при отсутствии прямых показаний, наблюдение медицинскими работниками стационара за больными на дому после их выписки и т.п.);
- продление по желанию больного пребывания в стационаре по завершении курса лечения и наличии условий для перевода его на лечение в амбулаторных условиях;
- зубное протезирование (за исключением отдельных категорий лиц, предусмотренных законодательством) и косметологическая стоматология;
- искусственная инсеминация и экстракорпоральное оплодотворение;
- прерывание запоев и псевдозапоев, купирование острой алкогольной и наркологической интоксикации на дому;
- судебно-медицинская экспертиза, назначенная по личной инициативе граждан;
- предоставление медицинских услуг повышенной комфортности и повышенной сервисности, в том числе уход за больными на дому, транспортные услуги учреждений здравоохранения в случаях, не связанных с оказанием экстренной медицинской помощи, прокат простейших видов медицинской техники, изделий медицинского назначения и предметов ухода за больными, временное пребывание хронических больных в учреждениях здравоохранения с целью обеспечения ухода и пр.
Некоторые из перечисленных платных услуг, безусловно, вызывают удивление: медицинские услуги повышенной комфортности, диагностические и лечебные мероприятия, применение которых носит необязательный характер, и пр. Было бы наивным полагать, что подобная деятельность может осуществляться государственным (муниципальным) учреждением здравоохранения без ущерба для основной - предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи, доступной и квалифицированной. Тем не менее вопрос о возможности государственных и муниципальных учреждений здравоохранения совмещать деятельность по оказанию бесплатных и платных медицинских услуг положительно решен и в судебной практике.
Ф. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой об отмене постановления Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27 "Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями" в части, касающейся государственных и муниципальных медицинских учреждений (п. 1, 4, 7 Правил). Как пояснили в судебном заседании заявитель Ф. и его представитель, оспариваемое постановление Правительства РФ создает препятствия к осуществлению гражданином его права на получение бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения и незаконно возлагает на гражданина обязанность оплаты медицинских услуг в этих учреждениях.
Представитель Правительства РФ пояснил в суде, что оспариваемый нормативный правовой акт не содержит норм, обязывающих граждан оплачивать медицинские услуги в государственных и муниципальных медицинских учреждениях. Правила определяют порядок и условия предоставления платных медицинских услуг населению дополнительно к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи.
Выслушав объяснения сторон и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ, полагавшего, что жалоба не подлежит удовлетворению, Верховный Суд РФ отказал Ф. в удовлетворении заявленных требований. Гражданский кодекс РФ (ст. 50, 120) не запрещает некоммерческим организациям, в частности государственным и муниципальным медицинским учреждениям, оказывать платные медицинские услуги населению в дополнение к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи. Пунктом 4 указанных Правил предусмотрено, что государственные и муниципальные медицинские учреждения оказывают платные медицинские услуги населению по специальному разрешению соответствующего органа управления здравоохранения, что позволяет осуществлять контроль за условиями предоставления бесплатной медицинской помощи (ее доступностью, квалифицированностью и т.д.)*(140).
В соответствии с п. 2 ст. 779 ГК РФ оказание платных медицинских услуг регулируется положениями гл. 39 Кодекса о договоре возмездного оказания услуг и §1, 2 гл. 37 Кодекса (общие положения о договоре подряда, нормы о бытовом подряде), если это не противоречит существу отношений по оказанию медицинской помощи. С помощью положений о договоре подряда можно определить права заказчика (пациента) при оказании медицинской услуги с недостатками. Заказчик вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков; безвозмездного повторного оказания услуги; соразмерного уменьшения цены; возмещения собственных расходов, понесенных на устранение недостатков силами третьих лиц (п. 1 ст. 723, п. 1 ст. 737 ГК РФ); отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной суммы (ст. 739, п. 3 ст. 503 ГК РФ).
К отношениям медицинского учреждения с гражданином, заказывающим (получающим) платную медицинскую услугу, также подлежат применению Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (утвержденные постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27) и нормы Закона о защите прав потребителей.
Применительно к медицинской помощи вопрос о качестве оказанных пациенту (потребителю) услуг ставится не сам по себе, а, как правило, в связи с наступлением тех или иных неблагоприятных последствий платного лечения: осложнений первичного заболевания, повреждений внутренних органов и тканей и пр. Соответственно спор переходит в плоскость возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью пациента (ст. 1084 ГК РФ).
При оценке противоправности действий медицинской организации суд учитывает существующие стандарты лечения тех или иных заболеваний, инструкции Минздрава России, а также научную литературу в соответствующей области медицины.
Чертановским районным судом г. Москвы рассмотрен иск З. к государственному учреждению здравоохранения "Городская поликлиника N 82" (далее - ГП N 82), государственному учреждению здравоохранения "Городская клиническая больница N 7" (далее - ГКБ N 7) и Департаменту здравоохранения г. Москвы о возмещении убытков и компенсации морального вреда.
Как установлено судом, З. в связи с беременностью наблюдалась в женской консультации ГП N 82, была отнесена к группе высокого риска (с учетом возраста - 41 год, привычного невынашивания беременности, отрицательного резус-фактора и пр.), однако надлежащей медицинской помощи по ведению беременности и установлению причин невынашиваемости беременности не получила. С 25 июля 1997 г. истица неоднократно обращалась в женскую консультацию с жалобами на состояние здоровья, но безрезультатно: госпитализация для родов была назначена истице на 19 августа 1997 г., а в ночь на 1 августа 1997 г. ребенок истицы умер.
В судебном заседании представитель истицы поддержал исковые требования и пояснил, что работниками ГП N 82 и ГКБ N 7 был нарушен ряд нормативных актов в области здравоохранения:
- требования ст. 58 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, согласно которой врач должен организовать своевременное и квалифицированное обследование и лечение пациента;
- требования приказа Минздрава СССР от 21 июля 1988 г. N 579 "Об утверждении квалификационных характеристик врачей-специалистов", в том числе п. 28 приложения, в котором изложены обязанности врача акушера-гинеколога;
- требования приказа Департамента здравоохранения г. Москвы от 31 июля 1995 г. N 448 "О московских городских стандартах амбулаторно-поликлинической медицинской помощи для взрослого населения", в том числе Стандарт оказания медицинской помощи при беременности и нефропатии, который предусматривает обязательное проведение УЗИ плода, а при обострении процесса - госпитализацию в стационар, дородовую госпитализацию в 37-38 недель в специализированный роддом; а также Стандарт оказания медицинской помощи при токсикозе 2-й половины беременности, который также предусматривает стационарное лечение токсикозов 2-й половины беременности.
Изучив доводы сторон, а также заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которому одной из причин гибели плода стало несвоевременное выявление врачами и отсутствие адекватного лечения токсикоза 2-й половины беременности у истицы, суд признал исковые требования З. обоснованными. Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2003 г. исковые требования З. удовлетворены, с каждого из ответчиков в пользу истицы взыскана компенсация морального вреда в размере 35 000 руб.*(141)
Для многих видов медицинского вмешательства (проведение операций, внутривенных инъекций и пр.) характерен риск наступления неблагоприятных последствий - осложнений, повреждений внутренних тканей. Поэтому в сфере оказания медицинской помощи как нигде более востребовано правило п. 3 ст. 1064 ГК РФ о том, что в возмещении вреда может быть отказано, если он был причинен по просьбе или с согласия потерпевшего и действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Если медицинская организация предупредила пациента о риске возможных послеоперационных осложнений, при этом ее действия соответствуют существующим медицинским стандартам и правилам, причиненный в ходе операции вред переходит в разряд правомерного и не подлежит возмещению.
К. обратилась в суд с иском к ООО "Ц." о возмещении вреда здоровью в сумме 150 000 руб., материального ущерба в сумме 10 000 руб. (плата за услугу) и компенсации морального вреда в размере 200 000 руб. Свои требования мотивировала тем, что 14 июня 2002 г. ей была проведена некачественная операция, а затем 24 июня 2002 г. повторная операция. На третий день после повторной операции ее состояние резко ухудшилось, произошла остановка кровообращения и дыхания. По окончании лечения истице установлена II группа инвалидности по общему заболеванию.
Из материалов дела следует, что К. заключила с ответчиком договор об оказании платной медицинской услуги (лапароскопия, гистероскопия), стоимость услуг - 10 000 руб. При поступлении в гинекологическое отделение ООО "Ц." на плановое оперативное лечение К. был подписан формуляр письменного согласия, в соответствии с которым истица дала согласие на то, что при определенных обстоятельствах (возникновении осложнений) оперативное лечение может закончиться традиционным способом, т.е. полостной операцией.
В ходе судебного разбирательства истицей не было доказано, что ответчик оказал некачественную услугу: заболевание, по поводу которого К. оперировалась, излечено. Доводы истицы о том, что ухудшение состояния здоровья связано с проведением полостной операции (вместо эндоскопической), не могут быть приняты во внимание, поскольку согласно формуляру письменного согласия К. понимала и не возражала, что в силу объективных причин и при обнаружении каких-либо осложнений при проведении эндоскопической операции ей может быть проведена полостная операция.
Согласно акту служебного расследования возникшее у истицы на третий день послеоперационного периода осложнение в виде остановки кровообращения и дыхания нельзя связать с основным заболеванием, равно как и связать ухудшение состояния здоровья и инвалидность с выполненными операциями. Суд разъяснил сторонам право провести судебно-медицинскую экспертизу для установления причинно-следственной связи между проведенной операцией и ухудшением состояния здоровья, однако ни одна из сторон не заявила соответствующего ходатайства. При таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных доказательств наличия подобной связи. Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 22 апреля 2004 г. в иске К. отказано*(142).
Признаками наличия вреда здоровью могут быть телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, возникновение и развитие заболеваний, патологических состояний и пр. При повреждении здоровья потерпевший в полной мере или частично теряет способность к труду, соответственно лишается заработка, вынужден затрачивать средства на лечение, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д. Материальные потери (затраты) такого рода и образуют имущественный вред, причиненный здоровью гражданина.
К. предъявила иск к муниципальному учреждению здравоохранения о возмещении вреда здоровью, материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с некачественно проведенной операцией по удалению камней в желчном пузыре, повреждением общего желчного потока, что привело к тяжелым последствиям, включая инвалидность II группы и утрату профессиональной трудоспособности на 100%.
Решением Сосновоборского городского суда Красноярского края от 26 апреля 2005 г. исковые требования истицы удовлетворены, с ответчика в пользу К. взыскано в возмещение утраченного заработка единовременно 16 800 руб., ежемесячно по 800 руб., расходы на приобретение лекарств 4965 руб. и компенсация морального вреда 100 000 руб. Суд, руководствуясь ст. 1064, 1068, 1085, 1086, 151 ГК РФ, с учетом заключения судебно-медицинской экспертизы пришел к выводу о том, что по вине врача, проводившего операцию истице, был поврежден общий желчный поток, что привело к тяжким последствиям: создало угрозу для жизни истицы, повлекло утрату профессиональной трудоспособности на 100%. Нуждаемость в лекарствах и расходы на их приобретение подтверждены соответствующими заключениями врачей и товарными чеками*(143).
При причинении вреда здоровью пациент также вправе требовать компенсации морального вреда (страданий), который может выражаться в физической боли, связанной с тяжестью причиненного увечья, длительным неадекватным лечением заболевания, либо в нравственных переживаниях в связи с утратой близких, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распадом семьи. Характер и степень физических и нравственных страданий оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, род занятий, состояние здоровья). Порядок компенсации морального вреда установлен в §4 гл. 59 ГК РФ.
С. предъявила иск к лечебному учреждению (больнице скорой медицинской помощи) о взыскании 6000 руб. для оплаты расходов по проведению косметической операции и 200 000 руб. компенсации морального вреда. Судом установлено, что из-за неправильного введения врачами скорой помощи инъекции хлористого кальция у истицы развился некроз мягких тканей левой руки. В течение длительного времени истице пришлось терпеть сильные боли, была ограничена подвижность левой руки, после проведения лечения на руке остались рубцы, поэтому истица не может носить одежду с коротким рукавом. Для устранения указанных дефектов истице необходима косметическая операция. С учетом фактических обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости суд удовлетворил требование истицы о компенсации морального вреда в сумме 20 000 руб. Требование о возмещении затрат на проведение косметической операции отклонено, поскольку истицей не представлена смета (расчет) расходов на ее проведение (решение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 29 декабря 2003 г.)*(144).
Как уже отмечалось, недостижение благоприятного результата лечения, на который рассчитывал пациент, само по себе не может рассматриваться как недостаток медицинской услуги. Если до заключения договора пациенту была предоставлена вся необходимая информация об услуге и отсутствовали обстоятельства, препятствующие достижению желаемого пациентом результата (ст. 36 Закона о защите прав потребителей), медицинская организация не отвечает за то, что этот результат так и не наступил.
Супруги Л. предъявили иск к ООО "Ц." о возврате уплаченной по договору суммы 78 991 руб. и компенсации морального вреда в сумме 100 000 руб. Свои требования мотивировали тем, что ответчик оказал некачественные платные услуги по лечению бесплодия (методом экстракорпорального оплодотворения - ЭКО): не провел предварительное обследование Л., не информировал ее о противопоказаниях к проведению вышеуказанного лечения (наличии у истицы воспалительных состояний детородных органов), что делало лечение заведомо безрезультатным.
Судом установлено, что истцами Л. подано в ООО "Ц." заявление на проведение лечения, которое является неотъемлемой частью договора об оказании платных медицинских услуг. Из этого заявления следует, что Л. был разъяснен порядок проведения лечения методом ЭКО и известно, что лечение может оказаться безрезультатным. Согласно одному из пунктов договора супруги Л. были ознакомлены с памяткой "Лечение бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)". Факт предоставления Л. информации о процедуре ЭКО подтверждается записями в ее амбулаторной карте. Утверждения Л. о том, что она не была обследована в объеме, позволяющем выявить противопоказания к проведению ЭКО, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы. Согласно объяснениям эксперта предварительное обследование пациентки было проведено в полном объеме и противопоказаний к лечению бесплодия методом ЭКО выявлено не было, отрицательный результат лечения мог быть вызван рядом факторов, о которых пациентка была заранее информирована. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 16 декабря 2003 г. в иске отказано*(145).
Платные медицинские услуги могут предоставляться на основании договора добровольного медицинского страхования. Заключая подобный договор с гражданином (страхователем)*(146), страховщик оказывает ему платную услугу для удовлетворения личной потребности в поддержании и восстановлении нормального состояния здоровья. Соответственно к указанным отношениям применяется законодательство о защите прав потребителей. С учетом специфики страховых правоотношений к договору страхования с участием гражданина применяются лишь общие правила Закона о защите прав потребителей: о праве гражданина на получение информации об услуге, компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности, освобождении от уплаты госпошлины.
Правовые последствия нарушений договора добровольного медицинского страхования определяются гл. 48 ГК РФ и Законом РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации". В частности, при ненадлежащем исполнении договора страховщиком гражданин (страхователь) вправе потребовать расторжения договора, возврата уплаченной страховой премии и возмещения иных убытков. Если ненадлежащее исполнение договора добровольного медицинского страхования сопровождалось причинением вреда здоровью гражданина вследствие некачественных медицинских услуг, гражданин (страхователь) вправе предъявить к медицинскому учреждению иск о возмещении вреда. К иску о нарушении договора добровольного медицинского страхования применяется трехлетний срок исковой давности. На требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, исковая давность, напротив, не распространяется (ст. 208 ГК РФ).
К. предъявила иск к страховой компании и родильному дому о расторжении договора добровольного медицинского страхования и возврате уплаченной страховой премии в размере 3975 руб., о возмещении вреда здоровью в размере 10 000 руб. и компенсации морального вреда в сумме 50 000 руб.
В судебном разбирательстве факт нарушения договора страховщиком нашел полное подтверждение. Вопреки условиям договора добровольного медицинского страхования по программе "Благополучные роды. Комфорт", предусматривающего более комфортное и квалифицированное медицинское обслуживание, роды у застрахованной К. принимались в обычных условиях: при участии минимального количества специалистов, в общем зале вместо отдельной палаты. Суд посчитал, что застрахованная была лишена практически всех тех благ и удобств, на которые могла рассчитывать, заключая договор со страховщиком, и удовлетворил ее требование о расторжении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ). В пользу истицы со страховой компании взыскана страховая премия в полном объеме.
В остальной части исковых требований суд отказал по следующим причинам. Требование о возмещении вреда здоровью истица мотивировала тем, что вследствие осложненных родов и оказания ей некачественной медицинской помощи по родовспоможению были повреждены детородные органы истицы: ушивание послеоперационных разрывов было произведено некачественно, впоследствии образовался соединительный тяж, невозможна нормальная половая жизнь. Однако по заключению судебно-медицинской экспертизы образование подобного соединительного тяжа обусловлено индивидуальными особенностями организма и не связано с тактикой ведения родов и оказанной истице медицинской помощью. Требование о компенсации морального вреда суд также отклонил, поскольку в судебном разбирательстве не был доказан факт нарушения личных неимущественных прав истицы и соответственно отсутствуют основания для компенсации морального вреда (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 16 февраля 2004 г.)*(147).
Комментируя данный пример, необходимо отметить ошибочность вывода суда об отсутствии оснований для компенсации морального вреда истице. Действительно, по общему правилу моральный вред подлежит компенсации при нарушении личных нематериальных благ и неимущественных прав гражданина. В то же время в соответствии с п. 2 ст. 1099 ГК РФ в предусмотренных законом случаях подлежит компенсации моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина. Одним из таких оснований является нарушение прав потребителя (ст. 15 Закона о защите прав потребителей). Следовательно, установив факт существенного нарушения страховщиком договора, заключенного с потребителем, суд должен был взыскать в пользу потребителя не только уплаченную страховую премию, но и компенсацию морального вреда.
4.4. Туристские услуги
Туризмом признаются временные выезды (путешествия) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства с постоянного места жительства в лечебно-оздоровительных, рекреационных, познавательных, физкультурно-спортивных, профессионально-деловых, религиозных и иных целях без занятия деятельностью, связанной с получением дохода от источников в стране (месте) временного пребывания.
В соответствии с действующим законодательством туризм может быть внутренним и международным. При внутреннем туризме лица, постоянно проживающие в Российской Федерации, путешествуют в пределах территории Российской Федерации. В свою очередь, международный туризм имеет две разновидности: выездной, при котором постоянно проживающие в Российской Федерации лица выезжают в другую страну, и въездной, при котором лица, не проживающие постоянно в Российской Федерации, путешествуют в пределах территории Российской Федерации.
Основными участниками отношений в сфере туристской деятельности являются:
- турист, т.е. потребитель туристской услуги;
- заказчик туристского продукта (туристских услуг), который может быть одновременно и потребителем туристской услуги, либо действовать в интересах туриста (как представитель по доверенности, законный представитель) или заключать договор в его пользу (ст. 430 ГК РФ);
- туроператор, осуществляющий деятельность по формированию, продвижению и реализации туристского продукта;
- турагент, осуществляющий деятельность по продвижению и реализации туристского продукта;
- перевозчик;
- владелец средства размещения (гостиницы, отеля, курортной недвижимости и т.п.);
- гид-экскурсовод.
При этом собственно туристские услуги оказываются в рамках
договора, заключенного между заказчиком туристского продукта и туроператором (турагентом). Другие субъекты (перевозчик, владелец средства размещения, гид-экскурсовод) привлекаются туроператором при формировании тура в качестве третьих лиц, на которых возложено исполнение части обязательств по договору с заказчиком туристского продукта (ст. 313 ГК РФ).
К деятельности по оказанию туристских услуг применяются положения гл. 39 ГК РФ, а также нормы Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"*(148) (далее - Закон об основах туристской деятельности).
В феврале 2007 г. в данный Закон были внесены значительные изменения*(149), а в июле того же года Правительством РФ были утверждены Правила оказания услуг по реализации туристского продукта*(150).
После внесения указанных изменений осуществление деятельности по оказанию туристских услуг уже не требует наличия лицензии*(151). В качестве туроператоров могут действовать юридические лица, имеющие предусмотренное Законом финансовое обеспечение своей ответственности перед потребителями: банковскую гарантию или договор страхования риска гражданской ответственности на сумму не менее 10 млн. руб. - для туроператоров, осуществляющих деятельность в сфере международного туризма, 500 000 руб. - для туроператоров, осуществляющих деятельность в сфере внутреннего туризма. Срок действия финансового обеспечения указывается в договоре страхования ответственности туроператора или в банковской гарантии и не может быть менее одного года. Финансовое обеспечение на новый срок должно быть получено туроператором не позднее трех месяцев до истечения срока действующего финансового обеспечения. Аналогичные требования предъявляются к юридическим лицам, реализующим на территории Российской Федерации туристский продукт, сформированный иностранным туроператором.
Сведения о туроператоре, имеющем необходимое по закону финансовое обеспечение, вносятся в Единый федеральный реестр туроператоров, ведение которого осуществляется федеральным органом исполнительной власти в сфере туризма (Ростуризмом)*(152).
По заявлению туроператора, сведения о котором внесены в реестр, ему может быть выдано соответствующее свидетельство. Указанное свидетельство, а также данные реестра, размещенные на официальном сайте Ростуризма*(153), подтверждают финансовую состоятельность туроператора и могут учитываться потребителем при заключении договора об оказании туристских услуг. Сведения о туроператоре исключаются из реестра в случае реорганизации или ликвидации туроператора, а также в случае непредставления туроператором сведений о наличии у него финансового обеспечения.
В качестве турагентов могут выступать любые юридические лица (независимо от организационно-правовой формы) и индивидуальные предприниматели.
Законодатель уточнил понятие туристского продукта - это комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости экскурсионного обслуживания или других услуг). Это понятие соответствует определению туристских услуг в зарубежном законодательстве и международно-правовых актах*(154).
Другой положительный момент заключается в том, что законодатель привел в соответствие с нормами ГК РФ те положения Закона, которые определяют правовую природу и содержание договора между заказчиком туруслуги и туроператором (турагентом). По смыслу ранее действовавшей редакции Закона этот договор считался розничной куплей-продажей (§2 гл. 30 ГК РФ), что в корне не соответствовало реальному характеру отношений. В настоящее время договор о реализации туристского продукта является разновидностью договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ).
До заключения договора туроператор (турагент) обязан предоставить заказчику (туристу) всю необходимую информацию о потребительских свойствах турпродукта, включая условия пользования соответствующими услугами. Если вследствие неполноты или недостоверности полученной информации заказчик заключил договор о приобретении турпродукта, не обладающего нужными ему свойствами, заказчик вправе потребовать расторжения указанного договора и возмещения причиненных убытков (п. 2 ст. 732 ГК РФ). На практике большое количество злоупотреблений было связано с реализацией российскими турагентами так называемых прав на клубный отдых.
Речь идет о предоставлении заказчику права пользования тем или иным средством размещения (номером в конкретном отеле или в сети отелей, домиком на берегу моря и пр.) в течение определенного периода времени ежегодно - от нескольких дней до нескольких месяцев. Не случайно, договоры о реализации подобных туристских продуктов получили название таймшеров (от англ. time - время и share - доля), т.е. приобретение права пользования частью (долей) курортной недвижимости в течение определенного времени. Как правило, при заключении таймшерного договора заказчик оплачивает лишь услуги по размещению, стоимость перевозки и других сопутствующих услуг в цену таймшера не входит.
Между тем в ходе презентаций и рекламных кампаний представители турфирмы убеждают заказчика в том, что основная ценность подобного турпродукта заключается в праве пользования курортной недвижимостью. Заказчик подписывает договор, после чего приходит к выводу, что вряд ли сможет воспользоваться услугой по размещению с учетом необходимости внесения дополнительной платы за услуги по перевозке и пр.
Б. обратилась в суд с иском к ООО "Яр-Тур" о расторжении договора от 4 ноября 2001 г. о реализации прав на отдых в гостиничных клубах Испании, возврате уплаченной цены, взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истица указала, что подписала указанный договор под давлением рекламного прессинга в принадлежащем ответчику помещении. При заключении договора ответчик не предоставил ей полную информацию об условиях пользования туристским продуктом, в частности о стоимости проезда, страховки, визы и пр., что и является основным мотивом для расторжения договора. Требование Б. о расторжении договора и возврате уплаченной суммы ответчик проигнорировал, деньги вернуть отказывается.
В судебном процессе ответчик против иска возражал, считая себя ненадлежащим ответчиком по делу и ссылаясь на имеющееся у него агентское соглашение с зарубежной компанией "Фабус Лимитед" (туроператором). Изучив доводы сторон, суд удовлетворил исковые требования по следующим основаниям. Иностранная компания "Фабус Лимитед" не имеет лицензии на осуществление туроператорской деятельности на территории России. Следовательно, ООО "Яр-Тур" самостоятельно отвечает перед туристом за предоставление ненадлежащей информации о туристской услуге (решение Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 16 января 2004 г.).
К существенным условиям договора о реализации туристского продукта относятся:
- наименование, место нахождения и реестровый номер туроператора;
- сведения о финансовом обеспечении туроператора;
- сведения о туристе (заказчике);
- общая цена туристского продукта в рублях;
- информация о потребительских свойствах туристского продукта - о программе пребывания и маршруте путешествия, о средствах размещения, условиях проживания и питания и пр.;
- права, обязанности и ответственность сторон;
- условия изменения и расторжения договора;
- сведения о порядке и сроках предъявления туристом (и заказчиком) претензий к туроператору в случае нарушения туроператором условий договора;
- сведения о порядке и сроках предъявления туристом (и заказчиком) требований о выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо требований об уплате денежной суммы по банковской гарантии.
Договор должен быть заключен в письменной форме и содержать все перечисленные условия. Отсутствие хотя бы одного из них может быть признано нарушением права потребителя на получение информации об услуге (исполнителе) и повлечь наступление административной ответственности по ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ*(155).
Потребительские свойства туристского продукта, включая маршрут путешествия, условия перевозки и средства размещения, имеют существенное значение для заказчика (туриста) и не могут быть изменены туроператором (турагентом) в одностороннем порядке.
Арбитражным судом Республики Карелия рассмотрено заявление общества о признании незаконным и отмене постановления территориального управления Роспотребнадзора по Республике Карелия (далее - управление) о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Решением суда обществу отказано в удовлетворении заявленных требований.
В кассационной жалобе общество просит отменить решение в части, касающейся признания незаконным п. 3.11 договора об оказании туристских услуг. По его мнению, названный пункт договора, предусматривающий право турфирмы заменить отель проживания на равнозначный, а также перенести сроки поездки (в пределах трех суток), не ущемляет право потребителя на получение достоверной информации об услугах. Кассационная инстанция посчитала жалобу общества не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Оспариваемое обществом правонарушение квалифицировано управлением по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ и выражается в том, что договор об оказании туристских услуг (используемый обществом при реализации турпродукта гражданам) предусматривает право турфирмы заменить отель проживания на равноценный, а также перенести сроки поездки (в пределах трех суток). Подобные условия противоречит положениям ст. 310, п. 1 ст. 452 ГК РФ и ущемляют права потребителей.
Суд первой инстанции правомерно указал, что место размещения (отель) и сроки поездки относятся к существенным условиям договора и одностороннее изменение этих условий недопустимо. Буквальное толкование п. 3.11 договора, напротив, свидетельствует о возможности общества в одностороннем порядке без уведомления и согласования с туристом изменить эти условия. При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о наличии в действиях турфирмы состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 марта 2006 г. N А26-8932/2005-22).
После внесения изменений в законодательство о туристской деятельности более четко решен вопрос об основаниях и порядке привлечения к ответственности туроператора и турагента за нарушение прав потребителя туристской услуги (заказчика).
В соответствии со ст. 9 Закона об основах туристской деятельности туроператор несет ответственность перед туристом (заказчиком) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам всех услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться данные услуги.
Туроператор отвечает перед туристом за действия (бездействие) третьих лиц, привлеченных к исполнению обязательств, кроме тех случаев, когда федеральным законом и иным правовым актом ответственность перед туристами возложена непосредственно на третье лицо (абз. 4 ст. 9 Закона). Комментируя данное положение, Роспотребнадзор указывает на особенности транспортного законодательства, которое возлагает ответственность за нарушение договора перевозки пассажира и багажа на перевозчика (ст. 103 Воздушного кодекса, ст. 107-110 Устава железнодорожного транспорта)*(156). Такое толкование опасно тем, что услуги по перевозке пассажиров, по сути, исключаются из состава туристского продукта. Как следствие, туроператор снимает с себя всякую ответственность за действия перевозчика.
К., Д. и Д. обратились с иском к ООО "Дюла-Тур" о взыскании убытков, связанных с задержкой авиарейса и сокращением времени отдыха на одни сутки, а также компенсации морального вреда. В ходе судебного разбирательства установлено, что 20 января 2005 г. между истцами и ответчиком заключен договор реализации туристского продукта. Из п. 3.2 договора следует, что истцами заказаны и оплачены следующие дополнительные услуги: авиабилеты на рейс Красноярск - Бангкок - Красноярск и медицинская страховка. Доводы истцов о задержке рейса подтверждаются соответствующей отметкой на авиабилете.
Решением мирового судьи Центрального района г. Красноярска от 13 октября 2005 г. в иске отказано. Суд посчитал необоснованными претензии истцов к ответчику, связанные с задержкой авиарейса, поскольку договор воздушной перевозки между сторонами спора не заключался. Подобный договор заключается с эксплуатантом воздушного судна (ст. 100 Воздушного кодекса РФ) и удостоверяется билетом (ст. 104 Воздушного кодекса РФ). Оплата истцами ответчику услуг по приобретению авиабилетов не означает, что ответчиком должна быть оказана и услуга по перевозке, поскольку туроператор в соответствии со ст. 1 Закона об основах туристской деятельности лишь формирует и реализует туристский продукт. Данный федеральный закон не содержит условий, запрещающих туроператору при формировании тура обращаться к услугам иных юридических лиц (например, в случае аренды гостиниц, транспортных средств).
Из представленных истцами проездных билетов следует, что перевозчиком на рейсах Красноярск - Бангкок - Красноярск выступало ОАО "Авиакомпания "Красноярские авиалинии". Ответчиком представлен агентский договор, согласно которому ОАО "Авиакомпания "Красноярские авиалинии" (принципал) поручает ООО "Дюла-Тур" (агент) осуществлять продажу билетов от имени перевозчика на рейсы по маршрутам и в объемах, согласованных в приложениях к данному договору. В силу ст. 1005 ГК РФ по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала, в данному случае у ОАО "Авиакомпания "Красноярские авиалинии" перед пассажирами-туристами.
В апелляционной жалобе истцы указали на неверное применение мировым судом норм материального права: в договоре, заключенном истцами с ответчиком, не содержится указаний, что они вступают в отношения с ОАО "Авиакомпания "Красноярские авиалинии"; в стоимость туристической путевки включена плата за авиабилеты, денежные средства были уплачены непосредственно ООО "Дюла-Тур". Тем не менее суд апелляционной инстанции согласился с выводом мирового судьи о том, что ответчик не является стороной по договору воздушной перевозки и не отвечает перед пассажирами за задержку рейса. Определением Центрального районного суда г. Красноярска от 3 марта 2006 г. апелляционная жалоба истцов оставлена без удовлетворения*(157).
В изложенном примере суд ошибочно отождествил деятельность по оказанию услуг с помощью привлеченных третьих лиц (ст. 313 ГК РФ) и посредничество в приобретении прав на услуги*(158). Следуя данной логике, можно было бы прийти к весьма неутешительным для туриста выводам: обязанности туроператора исчерпываются формированием туристского продукта, т.е. заключением договоров с непосредственными исполнителями услуг (перевозчиками, отелями, гидами), и его реализацией туристу.
Ошибочность такого подхода очевидна. Турист обращается к турфирме не за посреднической услугой, а за получением полноценного туристско-экскурсионного обслуживания. В лице турфирмы он видит исполнителя услуги, а потому не выдает какой-либо доверенности на заключение договоров от его имени с перевозчиком, владельцем гостиницы и т.д.
С учетом изложенного неправомерные действия (бездействие) перевозчика не освобождают туроператора от исполнения обязательств перед заказчиком туристского продукта. В частности, при отмене или задержке авиарейса (отправления поезда) туроператор обязан внести соответствующие изменения в программу путешествия.
Общество обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Роспотребнадзора по Красноярскому краю (далее - управление, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано. ФАС Восточно-Сибирского округа, изучив кассационную жалобу общества, оставил решение без изменения.
Как следует из материалов дела, при проведении управлением проверки установлено, что пункты договоров на оказание туристических услуг противоречат нормам действующего законодательства и ущемляют права потребителей. Эти пункты предусматривают, что общество не несет ответственности за отмену или изменение времени отправления авиарейсов и связанные с этим изменения в программе туристической поездки, за сохранность и доставку багажа туриста. Постановлением управления общество привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.
Отказывая обществу в удовлетворении требования о признании незаконным постановления административного органа, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего. В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" стороной по договору о реализации туристского продукта выступает туристическая фирма (туроператор, турагент). Турист, заключивший такой договор, вправе требовать от туристической фирмы оказания всех услуг, входящих в туристский продукт. По отношению к туристу общество является должником и в силу ст. 309 ГК РФ обязано надлежащим образом исполнить принятые на себя обязательства.
Из смысла положений п. 3 ст. 401 ГК РФ следует, что предприниматель отвечает за неисполнение обязательства даже в тех случаях, когда это обусловлено действиями третьих лиц (неисполнение обязанностей контрагентами). В соответствии со ст. 403 ГК РФ должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если Законом не установлено иное. Общество неправомерно ограничило в договоре на реализацию туристского продукта свою ответственность за изменения в программе туристической поездки в ущерб правам туриста. Следовательно, административный орган правомерно привлек общество к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 июля 2007 г. N А33-6061/07-Ф02-4388/07).
Туроператор отвечает перед туристом (заказчиком туристского продукта) и за действия турагента, совершенные последним в пределах его полномочий по агентскому договору, заключенному с туроператором. Такой договор в обязательном порядке содержит условия об ответственности каждой из сторон перед туристом за непредставление или представление недостоверной информации о туристском продукте, а также за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта.
В соответствии со ст. 1005 ГК РФ агент может действовать как от имени принципала, так и от собственного имени, но за счет принципала. В последнем случае именно агент приобретает права и становится обязанным по сделке, совершенной с третьим лицом во исполнение поручения принципала. В свою очередь принципал при необходимости должен освободить агента от принятых им обязательств перед третьими лицами (ст. 1000 ГК РФ).
Закон об основах туристской деятельности также предусматривает возможность турагента заключать договор о реализации туристского продукта от собственного имени (ст. 10.1). Однако даже в этом случае договор должен предусматривать сведения о финансовом обеспечении туроператора, включая информацию о страховой компании, в которой застрахована его ответственность, или об организации, выдавшей банковскую гарантию. Соответственно при нарушении прав туриста (заказчика) последний вправе предъявить претензию к турагенту, а при отказе в ее удовлетворении обратиться с иском к туроператору и страховщику (гаранту).
В соответствии со ст. 451 ГК РФ любая из сторон договора вправе потребовать его расторжения или внесения в договор необходимых изменений при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили в момент заключения договора. Закон об основах туристской деятельности уточняет круг подобных обстоятельств. К ним относятся (ст. 10):
- ухудшение условий путешествия, указанных в договоре и туристской путевке;
- изменение сроков совершения путешествия;
- непредвиденный рост транспортных тарифов;
- невозможность совершения туристом поездки по не зависящим от него обстоятельствам (болезнь туриста, отказ в выдаче визы и другие обстоятельства).
Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут (изменен) по решению суда. Удовлетворяя требование о расторжении договора, суд по требованию заинтересованной стороны определяет последствия его расторжения исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением договора.
Следует отметить, что правила о расторжении (изменении) договора о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств не применимы к тем случаям, когда наступление указанных обстоятельств связано с виновными действия одной из сторон. В частности, если в выдаче туристу визы было отказано по причине ненадлежащего его информирования туроператором (турагентом), турист вправе потребовать расторжения договора и полного возмещения причиненных убытков.
Супруги Р. обратились с иском к индивидуальному предпринимателю Ф. о расторжении договора об оказании туристских услуг, возмещении убытков (стоимости авиаперелета и турпутевки), компенсации морального вреда.
Свои требования истцы мотивировали тем, что заключили с ответчиком договор на туристическое обслуживание - организацию поездки в Египет. В туристической компании один из супругов Р. предъявил паспорт гражданина Израиля, предварительно убедившись в паспортно-визовой службе г. Лесосибирска, что данный паспорт действителен для поездки в любую страну мира. Российский загранпаспорт находился в это время в паспортно-визовой службе. Предприниматель Ф. была предупреждена о данных обстоятельствах и тем не менее заключила договор с супругами Р. и занялась подготовкой турпродукта. Туристическая поездка неоднократно откладывалась, поскольку из посольства Египта не поступал ответ о возможности въезда супругов Р. в страну. В дальнейшем предприниматель предложила истцам поездку в Таиланд, въезд в который возможен по паспорту гражданина Израиля, на что они согласились.
Однако по прибытии в Москву Р. не смог пройти таможенный контроль, поскольку в его паспорте гражданина Израиля отсутствовала российская виза. В результате супруги Р. были вынуждены вернуться в г. Красноярск.
Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 11 мая 2006 г. исковые требования удовлетворены. В соответствии со ст. 6 Закона об основах туристской деятельности турист имеет право на полную и достоверную информацию об условиях въезда в страну пребывания. Предприниматель Ф. обязана была проверить все представленные истцами документы и потребовать от Р. российский загранпаспорт. Эта обязанность также предусмотрена п. 3.1.8 субагентского договора, заключенного между предпринимателем Ф. и туроператором. Кроме того, предприниматель Ф. не приняла мер к аннулированию тура и уменьшению убытков истцов. Кассационным определением Красноярского краевого суда от 12 июля 2006 г. решение оставлено без изменения*(159).
В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договор о реализации туристского продукта заказчик туристских услуг (турист) вправе потребовать от туроператора:
- безвозмездного устранения недостатков туристских услуг в разумный срок;
- соразмерного уменьшения цены за туристские услуги;
- возмещения понесенных им расходов на устранение недостатков туристских услуг своими силами или с помощью третьих лиц;
- безвозмездного повторного оказания соответствующих туристских услуг (ст. 737, 723 ГК РФ).
Если недостатки туристских услуг в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо допущенные нарушения договора носят существенный характер, заказчик вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта и потребовать возмещения причиненных убытков.
В случае существенного нарушения условий договора туроператором заказчик (турист) вправе обратиться с требованием о возмещении ущерба к организации, предоставившей туроператору финансовое обеспечение (банку, страховой компании). За счет финансового обеспечения туристу возмещаются: стоимость оплаченных туристом, но не оказанных ему услуг; компенсация необходимых расходов, вызванных, например, непредвиденным выездом (эвакуацией) туриста с места отдыха.
Для целей возмещения ущерба заказчику (туристу) в Законе предусмотрены те виды нарушений договора о реализации туристского продукта, которые признаются существенными: неисполнение обязательств по оказанию туристу входящих в туристский продукт услуг по перевозке и (или) размещению; наличие в туристском продукте существенных недостатков, включая существенные отступления от требований к качеству и безопасности туристского продукта.
Выплата страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплата денежной суммы по банковской гарантии осуществляются на основании письменного требования заказчика (туриста) при соблюдении определенных условий:
- в письменном требовании заказчика указана вся необходимая по закону информация (ст. 17.4 ФЗ "Об основах туристской деятельности");
- туроператор отказался в добровольном порядке удовлетворить требование заказчика о возмещении реального ущерба, причиненного вследствие существенного нарушения договора;
- к заявлению заказчика приложены необходимые документы, подтверждающие существенный характер допущенных тур оператором нарушений договора, размер причиненного заказчику ущерба (например, судебное решение о взыскании с туроператора в пользу заказчику суммы реального ущерба);
- требование заявления в пределах предусмотренного Законом срока: к гаранту - в течение срока действия банковской гарантии; к страховщику - в течение срока исковой давности, который составляет два года (ст. 966 ГК РФ).
Выплата страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора или уплата денежной суммы по банковской гарантии не лишает заказчика туристского продукта (туриста) права требовать от туроператора возмещения упущенной выгоды и (или) морального вреда в порядке, предусмотренном Законом.
К., В., С. и П. обратились с иском к ООО "Спутник" о снижении цены по договору на туристическое обслуживание (выплате разницы в размере 22 000 руб.) и компенсации морального вреда в размере 10 000 руб. Свои требования мотивировали тем, что в мае 2005 г. заключили с ответчиком договоры по организации детского отдыха. При заключении договоров стороны согласовали условие о том, что дети будут проходить обучение в школе "ЕФ" в центре Лондона и проживать в школьном общежитии, недалеко от школы. За несколько дней до отъезда детей в Великобританию истцам сообщили, что ввиду удорожания стоимости услуг школы "ЕФ" дети будут проживать и обучаться в школе "Твин", в остальной части программы путешествия изменений не будет. После прибытия детей к месту учебы выяснилось, что в общежитии школы "Твин" антисанитарные условия проживания, поэтому детям и руководителю группы пришлось согласиться на проживание в семьях. Сама школа "Твин" находилась не в центре Лондона, а в 40 минутах езды на автобусе от центра.
Как установлено судом, договоры об организации детского отдыха прямо не предусматривали размещение детей в конкретной школе и в общежитии конкретной школы. Истцами не оспаривалось то обстоятельство, что за несколько дней до начала тура представителями турфирмы проводилось собрание по вопросу о замене школы и никто из истцов не заявил о расторжении договора. В ходе судебного разбирательства также не было доказано, что изменение школы "ЕФ" на школу "Твин" автоматически изменяет стоимость тура в сторону удешевления: не представлены доказательства того, что условия проживания в школе "ЕФ" существенного лучше. В то же время нашел подтверждение довод истцов о том, что проживание в семьях стоит дешевле, чем проживание в школьном общежитии. В этой части ответчик оказал услуги ненадлежащего качества, однако компенсировал недостатки выплатой детям истцов денежной суммы и предоставлением дополнительных экскурсий. С учетом изложенного суд удовлетворил требования истцов частично, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1500 руб. в пользу каждого из истцов (решение мирового судьи Центрального района г. Красноярска от 28 марта 2006 г.)*(160).
До предъявления к туроператору иска, связанного с недостатками качества туристского продукта, заказчик обязан направить ему письменную претензию, которая должна быть рассмотрена туроператором в течение 10 дней со дня ее поступления. Претензию целесообразно отправить заказным письмом (с уведомлением о вручении) либо передать уполномоченному представителю туроператора (турагента) один экземпляр претензии, удостоверив данный факт подписью представителя на втором экземпляре претензии.
4.5. Коммунальные услуги
Нормативную базу отношений по оказанию коммунальных услуг составляют положения Жилищного кодекса РФ, Правила предоставления коммунальных услуг гражданам (утверждены постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307)*(161), Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан (утверждены постановлением Правительства РФ от 21 июля 2008 г. N 549)*(162) и другие нормативные акты.
В соответствии с п. 2 ст. 161 Жилищного кодекса РФ собственники помещений в многоквартирном доме обязаны выбрать один из следующих способов управления многоквартирным домом:
- непосредственное управление собственниками помещений в многоквартирном доме;
- управление товариществом собственников жилья (ТСЖ) либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом;
- управление управляющей организацией.
В первом случае, т.е. при непосредственном управлении многоквартирным домом, каждый собственник самостоятельно заключает договоры о приобретении необходимых ему коммунальных ресурсов (отопления, электроэнергии, горячей и холодной воды и т.д.) с соответствующими ресурсоснабжающими организациями (п. 2 ст. 164 Жилищного кодекса РФ). Аналогичным образом поступают собственники индивидуальных жилых домов.
Во втором и в третьем случае обязанность по обеспечению собственников помещений в многоквартирном доме коммунальными ресурсами возлагается на ТСЖ, специализированный жилищный кооператив или управляющую организацию. Именно этих субъектов законодатель определяет в качестве возможных исполнителей коммунальных услуг*(163). Заказчиками услуг выступают собственники помещений в многоквартирном доме.
Способ управления многоквартирным домом выбирается на общем собрании собственников помещений и может быть изменен в любое время на основании его решения. Если в течение года собственниками помещений в многоквартирном доме не был выбран способ управления этим домом или если решение собственников не было реализовано, органы местного самоуправления проводят открытый конкурс по отбору управляющей организации. В последующем собственники помещений заключают с управляющей организацией, определенной по итогам конкурса, договор об управлении многоквартирным домом. В договоре указываются:
- состав общего имущества многоквартирного дома, в отношении которого будет осуществляться управление;
- перечень работ и услуг по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме, а также перечень коммунальных услуг, которые предоставляет управляющая организация;
- порядок определения цены договора, размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и размера платы за коммунальные услуги, порядок внесения такой платы;
- порядок осуществления контроля за выполнением управляющей организацией ее обязательств по договору управления (п. 3 ст. 162 Жилищного кодекса РФ).
Таким образом, в обязанности управляющей организации входит обеспечение собственников помещений в многоквартирном доме всеми необходимыми коммунальными услугами. В отличие от ТСЖ (жилищного или иного специализированного кооператива) управляющая организация не вправе ограничивать свои обязанности по договору лишь посредническими функциями, например организацией предоставления коммунальных услуг.
Общество обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Роспотребнадзора по Ленинградской области (далее - управление) о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.
Решением суда заявление удовлетворено. В кассационной жалобе управление, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просит решение отменить, в удовлетворении заявления общества отказать.
Как следует из материалов дела, сотрудники управления провели проверку соблюдения обществом требований законодательства в сфере защиты прав потребителей. По мнению управления, в договоры, заключенные обществом в качестве управляющей организации с собственниками жилых помещений, включены условия, ущемляющие установленные законом права потребителей. На основании результатов проверки управлением вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление общества, указал на отсутствие события правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, поскольку договоры на управление в многоквартирном доме не ущемляют права потребителей.
Суд кассационной инстанции считает данный вывод ошибочным. В соответствии с п. 3 Правил предоставления коммунальных услуг исполнителем могут быть управляющая организация, товарищество собственников жилья, жилищно-строительный, жилищный или иной специализированный потребительский кооператив, а при непосредственном управлении многоквартирным домом собственниками помещений - иная организация, производящая или приобретающая коммунальные ресурсы. Материалами дела подтверждается заключение обществом с собственниками жилых помещений договоров на управление многоквартирным домом, согласно которым общество в числе прочих услуг обязалось организовать предоставление коммунальных услуг собственникам жилых помещений. В силу указанных договоров в целях организации предоставления собственникам коммунальных услуг общество обязуется заключить договоры с соответствующими ресурсоснабжающими организациями от имени и за счет собственников жилых помещений. Таким образом, в договоры управления многоквартирным домом внесены условия, согласно которым общество не является исполнителем, в обязанность которого входит предоставление коммунальных услуг, что противоречит действующему законодательству (п. 1, 2 ст. 162 Жилищного кодекса РФ, п. 3 Правил предоставления коммунальных услуг). Поскольку обществом в договоры управления многоквартирным домом внесены условия, ущемляющие установленные законом права потребителя, управление правомерно привлекло заявителя к предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ административной ответственности (постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 апреля 2007 г. N А56-44223/2006 г.).
К числу основных обязанностей исполнителя коммунальных услуг следует отнести:
- предоставление потребителю коммунальных услуг в необходимых для него объемах, надлежащего качества, безопасных для жизни и здоровья потребителя и не причиняющих вреда его имуществу;
- своевременное устранение аварий и выполнение заявок потребителя;
- составление по требованию потребителя актов о наличии перерывов при предоставлении коммунальных услуг и (или) о ненадлежащем качестве коммунальных услуг;
- правильное оформление и своевременное вручение потребителям документов, необходимых для оплаты потребленных коммунальных услуг.
За вред, причиненный жизни, здоровью и имуществу потребителя, а также лицам, совместно проживающим с ним, вследствие непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества исполнитель отвечает независимо от вины (ст. 1095 ГК РФ). Он может быть освобожден от ответственности за ненадлежащее качество коммунальных услуг лишь в том случае, если докажет, что оно было вызвано обстоятельствами непреодолимой силы. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязательств со стороны контрагентов исполнителя (ресурсоснабжающих организаций) или отсутствие у исполнителя необходимых денежных средств.
При предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества или с перерывами, превышающими допустимую продолжительность, потребитель вправе потребовать от исполнителя уменьшения размера (перерасчета) платы за соответствующую коммунальную услугу в порядке, предусмотренном указанными Правилами. При этом под ненадлежащим качеством коммунальных услуг понимается их несоответствие обязательным требованиям, предусмотренным законом или договором с потребителем, например отклонение температуры воздуха в жилом помещении от необходимого уровня, отклонение напряжения и частоты электроэнергии от государственных стандартов и т.д.*(164) За нарушение режима предоставления коммунальных услуг потребитель также вправе потребовать от исполнителя уплаты неустойки, предусмотренной Законом о защите прав потребителей.
Не допускается включение в договор с потребителем условий, которые изменяют порядок оказания коммунальных услуг в ущерб интересам потребителя, в частности: увеличивают допустимую продолжительность перерывов при предоставлении коммунальных услуг или срок устранения аварийных ситуаций, изменяют порядок приостановления и возобновления подачи коммунальных ресурсов.
Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с требованием об отмене постановления территориального управления Роспотребнадзора (далее - управление) о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, и о признании недействительным предписания управления.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в удовлетворении заявленных требований отказано. В кассационной жалобе общество просит отменить указанные судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права. ФАС Уральского округа, изучив материалы дела и доводы сторон, не нашел оснований для отмены решения.
В соответствии с договором газоснабжения общество вправе прекратить подачу газа абоненту за просрочку оплаты за поданный газ более двух месяцев, предупредив об этом абонента за 10 дней. Возобновление подачи газа производится в течение 15 дней после представления абонентом письменных доказательств погашения задолженности за газ и оплаты работ по подключению газового оборудования.
Между тем п. п. 80, 81, 82 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам установлен строго определенный порядок приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг, в том числе газоснабжения. Приостановление или ограничение предоставления коммунальных услуг производится через один месяц после письменного предупреждения потребителя в случае неполной оплаты коммунальных услуг, под которой понимается наличие задолженности, превышающей 6-кратный размер ежемесячной платы за услуги. Кроме того, п. 82 Правил предусмотрено, что при ликвидации абонентом задолженности предоставление коммунальных услуг возобновляется в течение двух календарных дней с момента погашения задолженности. Поскольку условия спорного договора газоснабжения устанавливают иной порядок приостановления и возобновления подачи газа, чем предусмотрено Правилами, и нарушают права потребителей, общество правомерно привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (постановление ФАС Уральского округа от 6 марта 2007 г. N Ф09-1312/07-С1)*(165).
Правила подробно регулируют порядок оплаты коммунальных услуг потребителем. Размер платы за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение и отопление рассчитывается по тарифам, установленным для ресурсоснабжающих организаций. При наличии в жилых помещениях индивидуальных приборов учета размер платы за коммунальные услуги определяется исходя из показаний приборов учета.
Плата за коммунальные услуги вносится ежемесячно до 10-го числа месяца, следующего за истекшим месяцем, в котором были предоставлены коммунальные услуги, если договором управления многоквартирным домом не установлен иной срок оплаты. Плата вносится на основании платежных документов, представляемых исполнителем не позднее 1-го числа месяца, следующего за истекшим месяцем.
За просрочку оплаты коммунальных услуг потребитель уплачивает исполнителю пени в размере 1/300 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действующей на момент оплаты, от не выплаченных в срок сумм за каждый день просрочки (п. 14 ст. 155 Жилищного кодекса РФ). Увеличение размера пеней в договоре не допускается. При составлении документов, необходимых для оплаты коммунальных услуг, размер неустоек за нарушение потребителем условий договора указывается исполнителем в отдельном документе.
При временном отсутствии потребителя в жилом помещении более 5 полных календарных дней подряд осуществляется перерасчет платы за холодное водоснабжение, горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение и газоснабжение (при отсутствии в жилом помещении индивидуальных приборов учета). Перерасчет размера платы за коммунальные услуги осуществляется исполнителем в течение 5 рабочих дней на основании письменного заявления потребителя с приложением документов, подтверждающих временное отсутствие потребителя (копии командировочного удостоверения или справки о командировке, справки о нахождении на лечении в стационарном лечебном учреждении; проездных билетов, оформленных на имя потребителя; счета за проживание в гостинице или другие документы).
Помимо предоставления собственно коммунальных услуг управляющая компания (ТСЖ, жилищный кооператив) оказывает собственникам помещений в многоквартирном доме услуги по управлению общим имуществом дома. Ключевым является понятие общего имущества многоквартирного дома, в состав которого входят, в частности:
- межквартирные лестничные площадки, лестницы, коридоры, лифты и лифтовые шахты;
- технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы);
- крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома;
- механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения;
- земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства (ст. 290 ГК РФ, п. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ).
Состав общего имущества многоквартирного дома уточняется в Правилах содержания общего имущества в многоквартирном доме (утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. N 491)*(166). К общему имуществу дома отнесены:
- внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, указанных отключающих устройств, коллективных приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях;
- внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективных приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях;
- внутридомовая система электроснабжения, состоящая из вводных шкафов, вводно-распределительных устройств, аппаратуры защиты, контроля и управления, коллективных приборов учета электрической энергии, этажных щитков и шкафов, осветительных установок помещений общего пользования, электрических установок систем дымоудаления, систем автоматической пожарной сигнализации и пр.
В процитированных положениях можно усмотреть некоторую коллизию норм, которая уже проявилась на практике. С точки зрения ГК РФ и Жилищного кодекса РФ обогревающие элементы (радиаторы), казалось бы, не входят в состав общего имущество многоквартирного дома (подобно внутриквартирной электропроводке, разводке холодного и горячего водоснабжения в кухне и ванной комнате и т.д.) и должны обслуживаться собственниками помещений самостоятельно.
ООО "Жилфонд-Служба" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Государственной жилищной инспекции Республики Карелия (далее - инспекция) от 27 марта 2008 г. N 55 о привлечении заявителя к административной ответственности по ст. 7.22 КоАП РФ в виде штрафа в размере 40 000 руб.
Решением от 25 апреля 2008 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, постановление инспекции признано незаконным и отменено. Изучив кассационную жалобу инспекции, ФАС Северо-Западного округа не нашел оснований для ее удовлетворения и оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.
Как следует из материалов дела, в инспекцию поступило заявление К. о привлечении общества к административной ответственности ввиду того, что в 2006-2007 гг. батареи отопления в ее квартире были демонтированы и до настоящего времени не заменены. Постановлением от 27 марта 2008 г. N 55 общество привлечено к административной ответственности по ст. 7.22 КоАП РФ, в связи с невыполнением работ по ремонту нагревательных приборов (радиаторов отопления) в жилом помещении, входящем в состав многоквартирного дома, который принят на обслуживание обществом (по договору управления от 28 февраля 2005 г., заключенному с администрацией г. Петрозаводска).
Пунктом 6 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме установлено, что в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, а также другого оборудования. В то же время согласно п. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ к общему имуществу в многоквартирном доме относится механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.
Суд апелляционной инстанции вполне обоснованно признал ошибочной позицию суда первой инстанции о том, что радиаторы отопления в жилых квартирах относятся к общему имуществу многоквартирного дома. Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме (п. 6) могут лишь конкретизировать нормы действующего гражданского и жилищного законодательства, но не противоречить им (постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 октября 2008 г. N А26-2110/2008 г.).
С другой стороны, Правила содержания общего имущества прямо причисляют обогревающие элементы к общему имуществу многоквартирного дома. Более того, в соответствии с нормативными актами, регулирующими вопросы технического обслуживания и эксплуатации жилищного фонда, контроль за состоянием отопительной системы многоквартирного дома (в том числе исправностью обогревающих элементов) входит в обязанности обслуживающей организации.
ООО "Дорстройтранс" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Пермской области с заявлением об оспаривании постановления жилищной инспекции от 17 ноября 2006 г. N 1247 о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ст. 7.22 КоАП РФ, в виде взыскания штрафа в сумме 40 000 руб.
Решением от 24 января 2007 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, заявленные обществом требования удовлетворены. Инспекция обратилась с кассационной жалобой в ФАС Уральского округа.
Как следует из материалов дела, жилищной инспекцией на основании жалобы потребителя была проведена внеплановая проверка соблюдения обществом обязательных, установленных действующими нормативно-правовыми актами требований при предоставлении населению жилищных и коммунальных услуг. В ходе проверки инспекцией выявлены факты нарушения правил содержания и ремонта жилых помещений: в принадлежащей потребителю квартире в большой комнате не обогревает радиатор и стояк отопления, в ванной комнате не обогревает полотенцесушитель. По результатам проверки жилищной инспекцией составлены протокол об административном правонарушении и указанное постановление о привлечении общества к административной ответственности.
Удовлетворяя заявленные обществом требования, суд апелляционной инстанции исходил из недоказанности жилищной инспекцией наличия в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.22 КоАП РФ. При этом суд апелляционной инстанции указал, что нет возможности определить, являются ли радиатор и полотенцесушитель частью общего имущества жилого дома, ответственность за содержание которого лежит на обществе. ФАС Уральского округа считает этот вывод суда апелляционной инстанции ошибочным и не соответствующим обстоятельствам дела.
Между администрацией Дзержинского района г. Перми и обществом заключен договор от 25 мая 2005 г. N 14-05 "Об исполнении заказа на оказание услуг по ремонту конструктивных элементов зданий, ремонту и обслуживанию внутридомового оборудования и обеспечению санитарного состояния жилых зданий". По условиям данного договора общество приняло на себя обязательства по выполнению указанного в договоре перечня работ, в том числе текущего ремонта общего имущества жилого дома по заявкам потребителей. Договором также установлено, что общество обязано осуществлять систематический контроль за качеством тепла в жилых помещениях, представлять службе заказчика информацию об отсутствии тепла и других видов жилищно-коммунальных услуг. В силу п. 5.2.1 Правил и норм технической эксплуатации жилого фонда (утвержденных постановлением Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27 сентября 2003 г. N 170) эксплуатация системы центрального отопления жилых домов должна обеспечивать, в частности, равномерный прогрев всех нагревательных приборов, наладку системы отопления. Между тем судами установлено и материалами дела подтверждается, что в спорной квартире (принадлежащей потребителю) не обогревает радиатор, стояк отопления, полотенцесушитель в ванной комнате. В соответствии с п. 6 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов и пр.
В связи с изложенным радиатор, стояк отопления и полотенцесушитель являются общим имуществом многоквартирного дома, проводящим тепло не только в отдельно взятую квартиру, но и во все жилые помещения, сквозь которые проходят данные стояки. Следовательно, обязанность по их обслуживанию, содержанию, эксплуатации и ремонту возлагается на соответствующую управляющую организацию (общество). Таким образом, правильным является вывод суда первой инстанции о правомерности привлечения общества к административной ответственности, предусмотренной ст. 7.22 КоАП РФ, постановление апелляционной инстанции подлежит отмене (постановление ФАС Уральского округа от 24 мая 2007 г. N Ф09-3841/07-С1).
В данном случае ФАС Уральского округа не ограничился формальным сопоставлением положений Жилищного кодекса РФ и Правил содержания общего имущества многоквартирного дома, а попытался объяснить причины включения в состав общего имущества дома обогревающих элементов, находящихся внутри квартиры. Такой подход представляется более обоснованным.
Имеющаяся в законодательстве нечеткость в части возложения бремени по содержанию внутриквартирного обогревающего оборудования (радиаторов, полотенцесушителей) приводит к тому, что суды возлагают на собственников помещений не только обязанность по техническому обслуживанию данного оборудования, но и ответственность за причиненный им вред третьим лицам.
И. обратилась в суд с иском к ООО "Центржилсервис" (управляющая компания) о возмещении 26 800 руб. материального ущерба, причиненного в результате затопления принадлежащей истице квартиры, и компенсации морального вреда в размере 20 000 руб. Свои требования И. мотивировала тем, что 12 июля 2007 г. около 2 часов в ночное время произошло затопление ее квартиры горячей водой, которая бежала с потолка в двух жилых комнатах, кухне и ванной. Общий размер ущерба составил по заключению эксперта 26 800 руб.
Управляющая компания иск не признала, поскольку считала себя ненадлежащим ответчиком. По ее мнению, ответственность за ущерб должна быть возложена на Н., собственницу квартиры, расположенной над квартирой истицы, поскольку затопление было вызвано неисправностью радиаторов в квартире Н. По ходатайству истица Н. привлечена в дело в качестве второго ответчика.
Представитель Н. настаивал на том, что ответственность за ущерб вследствие затопления должна быть возложена на управляющую компанию, поскольку Н. в момент затопления находилась за городом. За техническое обслуживание общего имущества дома (в том числе радиатора отопления) и коммунальные услуги Н. вносит оплату ответчику своевременно и в полном объеме. Кроме того, по мнению представителя Н., повреждение радиатора произошло вследствие проводимым ответчиком гидравлических испытаний в преддверии начала отопительного сезона.
Изучив материалы дела и доводы сторон, суд взыскал сумму причиненного ущерба с Н., в требовании о компенсации морального вреда отказал. Свое решение суд мотивировал следующим образом. В соответствии со ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 30 Жилищного кодекса РФ, п. 19 Правил пользования жилыми помещениями (утвержденных постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25) собственник жилого помещения обязан поддерживать данное жилое помещение в надлежащем состоянии, соблюдать права и законные интересы соседей и пр.
В ходе судебного разбирательства установлено, что затопление квартиры истицы произошло по причине разрыва алюминиевого радиатора, расположенного в кухне квартиры, принадлежащей Н. Данный факт подтверждается выпиской из журнала сантехнических заявок ЖЭУ-1, выпиской из журнала аварийной службы. Доводы представителя Н. о том, что причиной разрыва радиатора стали гидравлические испытания, опровергаются справкой, полученной от "Службы 005", согласно которой никакие гидравлические испытания в период с 11 по 16 июля 2007 г. в спорном доме не проводились. Кроме того, в соответствии с пп. 5-6 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме в состав общего имущества входят: внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения (включая стояки и ответвления от стояков до первого отключающего устройства), внутридомовая система отопления, состоящая из "...стояков обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры и другого оборудования, расположенного на этих сетях". Как пояснила Н., алюминиевый радиатор был установлен ею самостоятельно в целях благоустройства квартиры взамен ранее стоявшего на кухне чугунного радиатора. С учетом изложенного суд пришел к выводу о взыскании суммы ущерба с Н. (решение мирового судьи Центрального района г. Красноярска от 20 ноября 2007 г. по делу N 2-90-363/07).
В данном случае, проводя аналогию с элементами инженерной системы холодного и горячего водоснабжения (о том, что в состав общего имущества многоквартирного дома входят лишь стояки и ответвления от стояков до первого запирающего устройства), суд признал обогревающие элементы личным имуществом собственника конкретного жилого помещения и потому возложил на собственника обязанность по возмещению ущерба, причиненного третьим лицам. Пропущенная запятая (!) при перечислении состава общего имущества дома стала причиной вынесения судом неправильного решения по делу. Суду следовало более внимательно изучить обстоятельства замены Н. радиатора (соблюдение соответствующих правил пользования жилым помещением, обращение с заявкой к управляющей компании) и при наличии каких-либо нарушений со стороны Н. учесть ее вину в затоплении соседнего жилого помещения.
4.6. Услуги подвижной связи
Под услугами связи понимается деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений (ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи")*(167) (далее - Закон о связи). Услуги связи чрезвычайно разнообразны с точки зрения технических особенностей передачи сообщений электросвязи и характера самих сообщений, т.е. передаваемой информации.
Оператором связи (исполнителем услуги) может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, оказывающие услуги связи на основании соответствующей лицензии. В роли абонента (пользователя услуг) выступает гражданин (физическое лицо) или юридическое лицо, с которым заключен договор об оказании услуг связи при выделении для этих целей абонентского номера или уникального кода идентификации.
В Перечне наименований услуг связи, вносимых в лицензии (утвержденном постановлением Правительства РФ от 18 февраля 2005 г. N 87), указаны следующие виды услуг:
- услуги местной телефонной связи;
- услуги междугородной и международной телефонной связи;
- услуги телеграфной связи;
- услуги подвижной радиотелефонной связи;
- услуги связи по передаче данных;
- телематические услуги связи;
- услуги связи для целей кабельного вещания и пр.
Общие принципы осуществления деятельности по оказанию услуг связи, права и обязанности оператора связи и абонента закреплены в Законе о связи. Особенности оказания отдельных видов услуг связи урегулированы в актах Правительства РФ.
В соответствии с Правилами оказания услуг подвижной связи, утвержденными постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. N 328*(168), выделяются три вида услуг подвижной связи:
- услуги подвижной радиосвязи;
- услуги подвижной радиотелефонной связи;
- услуги подвижной спутниковой радиосвязи в сети связи общего пользования.
Наибольшее распространение в потребительской сфере получили услуги подвижной радиотелефонной связи*(169). Технические особенности предоставления данного вида услуг заключаются в том, что оператор связи устанавливает на определенном пространстве (территории) базовые станции, образующие в совокупности сеть подвижной связи, которая позволяет его абонентам, подключенным к сети, устанавливать телефонные соединения друг с другом, а также с абонентами других операторов связи, передавать короткие текстовые сообщения и др. Сеть подвижной связи одного оператора имеет точки соприкосновения с сетями связи других операторов, оказывающих услуги подвижной связи, услуги местной телефонной связи, услуги междугородной телефонной связи и пр.; взаимодействие операторов осуществляется на основании договоров о присоединении сетей электросвязи (ст. 18 Закона о связи).
В силу естественных особенностей распространения радиоволн качество услуг подвижной связи зависит от окружающего абонента рельефа местности и погодных условий. Соответственно оно может ухудшаться (разрыв телефонных соединений, помехи, потеря информации) вблизи зданий, в подвалах, тоннелях, иных подземных сооружений, а также в связи с неблагоприятными погодными условиями. Информация об этих особенностях услуг подвижной связи обычно доводится до потребителя при заключении договора*(170). В то же время оператор связи не вправе ограничивать свою ответственность за ухудшение качества услуг связи в связи с действиями третьих лиц (государственных органов, других операторов связи).
ОАО "Уралсвязьинформ" (далее - общество, оператор) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления Роспотребнадзора по Свердловской области от 31 мая 2006 г. N 89 о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.
Решением суда от 25 августа 2006 г., оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в удовлетворении заявленных требований отказано. Рассмотрев кассационную жалобу общества, ФАС Уральского округа не нашел оснований для отмены или изменения принятого по делу решения.
Как следует из материалов дела, основанием для возбуждения дела об административном правонарушении послужили жалобы О. и В. о включении обществом в договор и Правила оказания услуг подвижной радиотелефонной связи стандарта GSM 900/1800 (далее - Правила к договору) условий, ущемляющих установленные законом права потребителей.
Так, в соответствии с п. 4.3 договора и п. 7.5 Правил к договору оператор не несет ответственности за ограничение, прекращение или ухудшение качества услуг в связи с действиями (бездействием) органов государственной власти или другого оператора связи. Между тем, как правильно указали суды, данное условие противоречит действующему законодательству, поскольку в силу ст. 401 ГК РФ и п. 61 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. N 328, оператор освобождается от ответственности, если докажет, что ненадлежащее исполнение явилось следствием непреодолимой силы. При этом действия (бездействие) органов государственной власти не могут быть во всех случаях отнесены к чрезвычайным и непреодолимым обстоятельствам. К обстоятельствам непреодолимой силы не относятся и нарушения обязательств контрагентами должника, например другими операторами связи (постановление ФАС Уральского округа от 6 февраля 2007 г. N Ф09-141/07-С1).
Для пользования услугами подвижной связи абоненту необходимо иметь соответствующее пользовательское оборудование, подключаемое к сети подвижной связи - абонентскую станцию (мобильный телефон). Требования к абонентской станции зависят от стандарта подвижной связи, который используется конкретным оператором и указан в выданной ему лицензии (NMT-450, GSM-900/1800, SDMA-450)*(171).
Если оператор связи сообщил абоненту (потребителю) всю необходимую информацию об оказываемых услугах, включая срок действия выданной ему лицензии, то он не несет ответственности перед абонентом за моральное устаревание абонентского оборудования и наступившую техническую невозможность оказания абоненту услуг.
М. обратился с иском к ЗАО "Енисейтелеком" о возмещении ущерба, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований М. указал, что 28 октября 2002 г. заключил с ответчиком договор на оказание услуг телефонной связи в стандарте NMT-450, в связи с чем приобрел абонентское устройство - сотовый телефон Nokia 11 стоимостью 11 962 руб. В августе 2005 г. ответчик в одностороннем порядке отказался от исполнения указанного договора (в связи с переходом на другой стандарт подвижной связи) и предложил истцу приобрести другое абонентское устройство за личный счет, а также заключить договор на оказание услуг подвижной связи в стандарте GSM-900/1800.
Представитель ответчика иск не признал и пояснил, что при заключении договора от 28 октября 2002 г. М. была предоставлена полная информация об услуге, включая срок действия лицензии ЗАО "ЕТК" на оказание услуг связи в стандарте NMT-450. Срок действия данной лицензии истек 31 августа 2005 г., что повлекло невозможность дальнейшего исполнения договора от 28 октября 2002 г. Кроме того, М. было предложено перейти на новый стандарт услуг связи на льготных условиях с выплатой ему компенсации в размере 500 руб.
Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13 декабря 2005 г. требования истца удовлетворены по следующим основаниям. В нарушение ст. 310 ГК РФ ответчик в одностороннем порядке отказался от исполнения договора от 28 октября 2002 г., чем причинил истцу убытки в размере стоимости ранее приобретенного телефона Nokia 11. Доводы ответчика о том, что он по объективным обстоятельствам не имел возможности исполнять договор после истечения срока действия лицензии, суд признал необоснованными, поскольку ответчик не предпринял мер по продлению действия лицензии на услуги связи в стандарте NMT-450.
В кассационной жалобе ответчик просил отменить решение, поскольку М. по собственной инициативе приобрел абонентское устройство Nokia 11 и самостоятельно как собственник несет риск его физического и морального устаревания. Прекращение действия договора от 28 декабря 2002 г. не причинило ущерба имуществу М. (телефону). Определением Красноярского краевого суда от 6 марта 2006 г. решение отменено, поскольку истец не доказал, что вследствие прекращения действия договора от 28 декабря 2002 г. ему причинен ущерб именно на сумму 11 962 руб.: в течение 5 лет истец пользовался телефоном без каких-либо претензий к качеству услуг связи. Дело отправлено на новое рассмотрение*(172).
Доступ абонента (абонентского устройства) к сети подвижной связи обеспечивается с помощью SIM-карты*(173), которая передается абоненту при заключении договора и устанавливается внутрь мобильного телефона. Для последующей идентификации подключенного к сети подвижной связи мобильного телефона (и учета объема оказанных абоненту услуг) используется индивидуальный абонентский номер.
Одной из функций SIM-карты является защита от несанкционированного использования абонентского номера. Как правило, по договору на абонента возлагается обязанность не извлекать самостоятельно или с помощью третьих лиц зашифрованную в SIM-карте информацию, не допускать действий, которые могут повлечь ее копирование, размножение, распространение и перенос на другие носители. В случае утраты абонентского устройства с SIM-картой или самой SIM-карты абонент должен немедленно известить об этом оператора для принудительной блокировки SIM-карты и предотвращения причинения абоненту ущерба со стороны третьих лиц*(174). На практике уже встречаются примеры изготовления дубликатов SIM-карт. При этом оператору не всегда удается доказать причастность самого абонента к подобным действиям.
ЗАО "Енисейтелеком" обратилось в суд с иском о взыскании с К. (абонент) задолженности за услуги подвижной связи в сумме 20 578 руб. Свои требования истец мотивировал тем, что при заключении договора об оказании услуг подвижной связи ответчику была выдана SIM-карта с присвоенным ей абонентским номером. В декабре 2005 г. - январе 2006 г. ответчику предоставлялись услуги подвижной связи по вышеуказанному абонентскому номеру, что подтверждается показаниями приборов учета оператора связи. В результате образовалась задолженность, которую К. отказывается погасить в добровольном порядке.
К. иск не признал и пояснил, что согласно детализации счета (распечатки исходящих вызовов) звонки по указанному абонентскому номеру производились через непродолжительный промежуток времени из Украины, Казахстана и ряда городов России, что невозможно при использовании телефона одним абонентом.
Представитель истца пояснил, что ответчик, имея доступ к зашифрованной в SIM-карте информации, осуществил ее копирование, т.е. клонировал SIM-карту. После чего уже несколько лиц могли совершать исходящие вызовы с одного и того же абонентского номера, находясь при этом в разных географических точках. Кроме того, основанием для выставления абоненту счета на оплату услуг являются показания сертифицированного оборудования связи, согласно которым по абонентскому номеру ответчика К. имеется задолженность в размере 20 578 руб.
Изучив материалы дела, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в подтверждение своих требований или возражений. По мнению суда, истец не представил убедительных доказательств, свидетельствующих о том, что ответчиком была изготовлена копия SIM-карты. Между тем, очевидно, что по естественным причинам один и тот же гражданин не может одновременно находиться в нескольких географических точках и совершать звонки из Украины, Казахстана и пр. Решением мирового судьи г. Зеленогорска от 2 мая 2007 г. в иске отказано.
Вполне очевидно, что подобный иск оператора связи к абоненту о взыскании задолженности за оказанные услуги (по клонированной SIM-карте) сопряжен с обвинением абонента в совершении уголовного преступления - мошенничества (ст. 159 УК РФ) или пособничества в мошенничестве (п. 5 ст. 33, ст. 159 УК РФ). Поэтому удовлетворение гражданского иска в определенной степени зависит от судьбы уголовного дела, возбужденного в отношении недобросовестного абонента или другого лица, осуществившего незаконное извлечение информации из SIM-карты, ее копирование и последующее распространение или использование.
Услуги подвижной связи предоставляются абоненту на основании договора, который заключается в письменной форме в двух экземплярах - по одному для каждой из сторон. Как правило, операторы (их дилеры, агенты) используют стандартную форму договора. В нем также может содержаться ссылка на правила оказания услуг подвижной связи, утвержденные оператором для определенной категории абонентов (физических лиц, предпринимателей и юридических лиц). Абонент присоединяется к заранее разработанной оператором форме (ст. 428 ГК РФ), выбирая тарифный план, виды интересующих его услуг и порядок их оплаты.
Договор с абонентом-гражданином является публичным. Оператор связи обязан заключить такой договор с любым обратившимся гражданином, кроме тех случаев, когда отсутствует техническая возможность оказания абоненту услуг подвижной связи.
Основания, по которым коммерческая организация вправе отказать потребителю в заключении публичного договора, исчерпывающе предусмотрены законом или иными правовыми актами. Правила оказания услуг подвижной связи, утвержденные оператором в качестве общих условий договора, заключаемого с абонентами, не могут предусматривать дополнительные основания отказа.
Оператор подвижной связи был привлечен территориальным органом Роспотребнадзора к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ за включение в договор с абонентом и Правила оказания услуг подвижной связи условий, ущемляющих законные права потребителя (абонента). Не согласившись с постановлением о привлечении к ответственности, оператор оспорил его в суде. Решением суда в удовлетворении заявления отказано по следующим причинам.
Правилами оказания услуг подвижной связи, которые являются приложением к договору с абонентом, предусмотрено право оператора отказать в заключении договора при наличии уже заключенного договора с этим абонентом и имеющейся у абонента задолженности за оказанные услуги, а также при наличии у оператора сведений о том, что абонентское устройство является похищенным. По мнению суда, указанные условия противоречат п. 23 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. N 328, согласно которому оператор может отказать в заключении договора лишь при отсутствии технической возможности оказать услуги. Кроме того, действующее законодательство не наделяет оператора связи полномочиями по определению имущества как похищенного. Положение Правил о том, что оператор вправе отказать в заключении нового договора, если у обратившегося лица имеется задолженность по уже заключенному договору, не только противоречит ст. 426 ГК РФ (о публичном договоре), но и ограничивает права потребителя. Договором предусмотрена ответственность абонента за несвоевременную оплату услуг, которая в полной мере защищает права оператора связи (постановление ФАС Уральского округа от 6 февраля 2007 г. N Ф09-141/07-С1)*(175).
В договоре об оказании услуг подвижной связи указываются следующие существенные условия:
- предоставленный абоненту абонентский номер из выделенного оператору связи ресурса нумерации или уникальный код идентификации;
- оказываемые услуги подвижной связи;
- порядок, сроки и форма оплаты услуг;
- система оплаты услуг подвижной связи.
Наряду с перечисленными условиями в договоре указывается и другая информация, полезная для абонента (потребителя): реквизиты выданной оператору связи лицензии; согласие (отказ) абонента на предоставление доступа к услугам связи, оказываемым другим оператором связи; номер SIM-карты; способ доставки счета; права, обязанности и ответственность сторон; срок действия договора и пр.
Дискуссионным является вопрос о том, относятся ли к числу существенных условий договора тарифы на услуги подвижной связи, согласованные с абонентом при заключении договора и выборе определенного тарифного плана. Под последним следует понимать совокупность ценовых условий, на которых оператор связи предлагает пользоваться одной либо несколькими услугами подвижной связи. Жесткая конкуренция на рынке услуг подвижной связи вынуждает операторов время от времени вносить определенные коррективы (изменения) в существующие тарифные планы, а также предлагать новые тарифные планы. Свидетельствует ли это о возможности оператора вносить изменения в условия уже заключенных с абонентами договоров в части цены (стоимости) оказываемых оператором услуг подвижной связи?
По общему правилу одностороннее изменение условий обязательства не допускается, кроме случаев, предусмотренных законом или договором, заключенным между субъектами предпринимательской деятельности (ст. 310 ГК РФ).
В соответствии с п. 1 ст. 28 Закона о связи, п. 32 Правил оказания услуг подвижной связи оператор связи самостоятельно устанавливает тарифы на услуги связи. В случае их изменения оператор извещает об этом абонента не менее чем за 10 дней до введения новых тарифов (п. 32 Правил). Толкование указанных норм, по мнению Верховного Суда РФ, позволяет говорить о праве оператора подвижной связи вносить изменения в уже существующие тарифные планы и заключенные с абонентами договоры.
Региональная общественная организация защиты прав потребителей "Блокпост" обратилась в Верховный Суд РФ в интересах неопределенного круга потребителей с заявлением о признании недействующими подп. "д" п. 25, п. 32 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. N 328 (далее - Правила), в части предоставления операторам связи права изменять условия оказания услуг связи в одностороннем порядке. В заявлении указано, что Правила в оспариваемой части не соответствуют Федеральному закону от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" (далее - Закон о связи) и ГК РФ, которые не предоставляют операторам связи право одностороннего изменения условий тарификации по уже заключенному договору на оказание услуг подвижной связи.
Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления региональной общественной организации "Блокпост".
В силу п. 1 ст. 426 ГК РФ, ст. 45 Закона о связи договор об оказании услуг связи является публичным договором. Пунктом 4 ст. 426 ГК РФ определено, что в случаях, предусмотренных Законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров. Действуя в рамках указанных полномочий, Правительство РФ утвердило указанные Правила оказания услуг подвижной связи, включая оспариваемые пункты.
В п. 19 Правил перечислены условия, которые должны содержаться в договоре об оказании услуг подвижной связи. Тарифы на услуги подвижной связи к их числу не относятся. Следовательно, довод заявителя о том, что указанные положения Правил наделяют оператора связи правом изменять в одностороннем порядке условия договора, нельзя признать состоятельным.
Оспариваемые нормы Правил в полной мере согласуются и с п. 1 ст. 28 Закона о связи, в соответствии с которым тарифы на услуги связи устанавливаются оператором связи самостоятельно, если иное не предусмотрено Законом о связи и законодательством Российской Федерации о естественных монополиях. Несостоятелен и довод заявителя о том, что самостоятельное установление тарифов на услуги подвижной связи оператором связи относится только к моменту заключения договора. Решением Верховного Суда РФ от 15 октября 2007 г. N ГКПИ07-748 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Как видно из текста решения, Верховный Суд РФ проигнорировал доводы заявителя о том, что в Законе о связи говорится об установлении (введении новых) тарифов, что предполагает их распространение на будущее время, т.е. при заключении новых договоров с абонентами. Правительством РФ эта норма дополнена положением об обязательном извещении абонентов (по уже заключенным договорам) о предстоящем изменении тарифов на оказываемые услуги.
Во избежание споров с абонентами некоторые операторы связи включают в договор условие о том, что, если абонент продолжает пользоваться услугами после получения извещения об изменении тарифов на услуги, он считается принявшим указанные изменения договора*(176). Такое условие не противоречит Закону. В соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Данное правило применяется и к процедуре внесения изменений в договор (п. 1 ст. 452 ГК РФ).
В целом следует отметить большую распространенность в договоре об оказании услуг подвижной связи условий, в соответствии с которыми те или иные действия (бездействия) абонента считаются сделками, направленными на определенные правовые последствия: подключение дополнительной услуги, расторжение договора и пр. Подобные условия должны отвечать требованиям разумности и добросовестности. Они не должны вводить потребителя в заблуждение, навязывать ему дополнительные услуги за плату, обусловливать приобретение одних услуг обязательным приобретением других услуг и пр. (пп. 2, 3 ст. 16 Закона о защите прав потребителей).
В соответствии с законодательством о связи на оператора и абонента возлагается ряд обязанностей.
Оператор обязан, в частности:
- обеспечить абоненту возможность круглосуточного пользования услугами подвижной связи, перечисленными в договоре (тарифном плане);
- обеспечить абоненту возможность бесплатного и круглосуточного вызова экстренных оперативных служб (милиции, скорой медицинской помощи, пожарной охраны и пр.);
- бесплатно предоставлять абоненту справочно-информационные услуги (информация о тарифах на услуги, о зоне обслуживания сети подвижной связи, о состоянии лицевого счета абонента и пр.);
- предоставлять абоненту по его письменному заявлению детализацию счета по всем видам услуг подвижной связи с указанием даты и времени всех состоявшихся соединений, их продолжительности и абонентских номеров;
- бесплатно принимать от абонента информацию о технических неисправностях, препятствующих пользованию услугами подвижной связи;
- соблюдать тайну телефонных переговоров и сообщений абонента.
В свою очередь абонент обязан:
- использовать для подключения к сети подвижной связи оборудование, соответствующее установленным требованиям;
- в полном объеме и сроки, установленные договором, вносить плату за услуги подвижной связи;
- незамедлительно сообщать оператору связи об утере SIM-карты*(177);
- в течение 60 дней сообщать оператору связи об изменениях своих персональных данных.
Перечисленные обязанности, как правило, уточняются и детализируются в договоре между оператором подвижной связи и абонентом.
Если договор об оказании услуг подвижной связи заключен с гражданином в целях удовлетворения его личных (бытовых) нужд, он не вправе использовать или допускать использование третьими лицами предоставленного ему абонентского номера в коммерческих целях, т.е. для осуществления предпринимательской или иной профессиональной деятельности: для проведения лотерей, голосований, конкурсов, викторин, рекламы, опросов, массовых рассылок и других мероприятий. Неисполнение указанной обязанности может стать основанием для расторжения договора с абонентом и взыскания с него убытков, причиненных оператору (например, упущенной выгоды в размере стоимости соответствующих услуг подвижной связи, предоставляемых индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам).
Приложения
1. Право Европейского Сообщества (ЕС)*(178)
Council Directive 93/13/EEC*(179) of 5 April 1993 on unfair terms in consumer contracts (Директива о несправедливых условиях в потребительских договорах)*(180)
Совет Европейского Сообщества,
принимая во внимание, что законы государств-участников (Европейского Сообщества) об условиях договора между продавцом товаров (поставщиком услуг), с одной стороны, и потребителем товаров (услуг), с другой стороны, имеют много различий, и, как следствие, внутренние рынки для продажи товаров (услуг) потребителям отличаются друг от друга, что, в свою очередь, приводит к различным условиям конкуренции среди продавцов и поставщиков, особенно в тех случаях, когда поставка товаров (услуг) происходит на территории других государств-участников;
учитывая, в частности, что законы государств-участников, касающиеся несправедливых условий в потребительских договорах, имеют существенные расхождения;
принимая во внимание ответственность государств-участников за то, чтобы заключенные с потребителями контракты не содержали несправедливых условий;
учитывая также, что потребителям обычно неизвестно законодательство других государств-участников (кроме их собственного), регулирующее условия договоров продажи товаров (услуг); и эта недостаточная информированность может удержать их от заключения прямых договоров с продавцами товаров (услуг) из других государств-участников;
принимая во внимание принцип, лежащий в основе Программы по защите экономических интересов потребителей, согласно которому приобретатели товаров и услуг должны быть защищены от злоупотреблений со стороны продавцов (поставщиков), в частности от составленных в одностороннем порядке стандартных договоров и несправедливых изъятий (ограничений) из основных прав по договору;
принимая во внимание, что наиболее эффективная защита потребителей может быть достигнута в случае принятия единообразных норм относительно несправедливых условий договора; данные нормы должны применяться ко всем договорам потребительского характера, следовательно, трудовые договоры (найма труда), сделки по поводу наследственного имущества, брачно-семейные контракты, а также договоры, связанные с учреждением юридических лиц и товариществ, не входят в сферу регулирования данной Директивы;
принимая во внимание, что потребитель должен получить одинаково эффективную защиту по договорам, заключенным в устной и письменной форме, независимо от того, содержатся условия договора в одном или нескольких документах;
исходя из презумпции, что установленные законом или иными нормативными актами положения, которые прямо или косвенно определяют условия потребительских договоров, не содержат несправедливых условий, а также принимая во внимание, что слова "императивные положения законов или иных нормативных актов" в ст. 1 (2) Директивы охватывают и те правила, которые согласно закону должны применяться к договору между продавцом (поставщиком) и потребителем, если иное не установлено соглашением сторон (диспозитивные нормы);
принимая во внимание необходимость закрепления хотя бы общего критерия для оценки условий договора в качестве несправедливых;
учитывая, что при использовании данного критерия и оценке условий договора в качестве несправедливых должны учитываться различные обстоятельства, в частности экономическое положение сторон договора (на рынке определенных товаров и услуг); причины, по которым потребитель принял условия договора;
осуществлялась ли поставка товаров (услуг) по специальному заказу потребителя и пр.;
принимая во внимание, что перечень несправедливых условий (в приложении) для целей применения данной Директивы носит примерный характер, поскольку целью Директивы является обеспечение минимального уровня защиты интересов потребителей; этот перечень может быть расширен или ограничен в национальном законодательстве государств-участников;
принимая во внимание, что для целей данной Директивы не могут оцениваться в качестве несправедливых условия, которые определяют основной предмет договора либо цену (размер вознаграждения, процентов) за поставляемые товары и услуги; хотя предмет договора и цена могут учитываться при оценке в качестве несправедливых иных условий договора с потребителем; применительно к договорам страхования условия, которые были четко определены или ограничены при описании страховых рисков, а также размер страхового возмещения не могут быть предметом указанной оценки постольку, поскольку данные обстоятельстве учитывались при расчете страховой премии, уплачиваемой потребителем;
принимая во внимание, что договоры должны быть изложены четким и ясным языком, а потребителю должна быть предоставлена реальная возможность изучить все условия договора, в случае возникновения сомнений толкование условий договора должно быть прежде всего в интересах потребителя;
принимая во внимание, что государства-участники должны стремиться к тому, чтобы несправедливые условия не использовались в договорах с потребителями; и даже если такие условия были включены в договор, чтобы они не связывали потребителя, а договор сохранял силу для сторон в оставшейся части, если его исполнение возможно без учета несправедливых условий;
принимая во внимание, что существует риск для потребителя в тех случаях, когда в качестве применимого к договору будет определено право государства, не являющегося членом Евросоюза, в Директиву должны быть включены положения, которые предотвращают подобный риск;
принимая во внимание, что лица или организации, которые по законодательству государств-участников имеют законный интерес в защите прав потребителей, должны быть наделены правом инициировать процедуру оспаривания условий стандартных договоров с потребителями (в частности, недобросовестных) в судах или уполномоченных административных органах;
принимая во внимание, что суды или административные органы государств-участников должны иметь в своем распоряжении адекватные и эффективные средства для пресечения практики использования несправедливых условий в потребительских договорах;
принял настоящую директиву:
Статья 1
1. Цель настоящей Директивы состоит в сближении законов, постановлений и административных правил государств-участников, касающихся несправедливых условий в потребительских договорах.
2. Условия договора, которые воспроизводят императивные положения закона или иных правовых актов государств-участников, либо положения и принципы международных конвенций, участниками которых являются государства-участники, в частности в сфере международных перевозок, не являются предметом регулирования данной Директивы.
Статья 2
Для целей настоящей Директивы:
a) "несправедливые условия" означают условия договора, определенные в ст. 3;
b) "потребителем" признается любое физическое лицо, которое заключает определенные в Директиве договоры с целью, отличной от торговой, деловой или профессиональной;
c) продавец или поставщик - это любое физическое или юридическое лицо, которое в договорах, определенных настоящей Директивой, действует с торговой, деловой или профессиональной целью независимо от его принадлежности к частной или публичной собственности.
Статья 3
1. Условие договора, которое не было предметом индивидуального согласования, может быть признано несправедливым, если оно вносит значительный дисбаланс в права и обязанности сторон по договору, в ущерб потребителю.
2. Условие всегда признается не согласованным индивидуально, если оно было сформулировано заранее и у потребителя не было возможности повлиять на существо этого условия, в частности если это условие является частью стандартной формы договора.
Тот факт, что некоторые аспекты условий или отдельные условия договора были индивидуально согласованы сторонами, не исключает возможности применения данной статьи к оставшейся части договора, если общая оценка договора свидетельствует в пользу того, что он является заранее сформулированным (стандартным).
В случае если продавец (поставщик) утверждает о том, что стандартные условия были индивидуально согласованы с потребителем, бремя доказывания данного обстоятельства возлагается на продавца (поставщика).
3. В приложении к данной Директиве содержится примерный и неисчерпывающий перечень тех условий, которые могут быть признаны несправедливыми.
Статья 4
1. Без ущерба для ст. 7 несправедливый характер условия договора должен оцениваться с учетом природы товаров или услуг, ради которых был заключен договор, с учетом обстоятельств, существовавших в момент заключения договора, с учетом иных условий данного договора и других (сопутствующих) договоров.
2. Оценка несправедливого характера условий не может быть связана с определением предмета договора или разумности (адекватности) его цены при условии, что данные условия изложены четким и понятным языком.
Статья 5
Для тех договоров, в которых все условия предлагаются потребителю в письменной форме, они также должны быть сформулированы четким и понятным языком. В случае возникновения сомнений относительно смысла условия, оно должно быть истолковано прежде всего в интересах потребителя. Это правило толкования не применяется к случаям и процедурам, перечисленным в ст. 7 (2).
Статья 6
1. Государства-участники должны установить в национальном законодательстве правило о том, что несправедливые условия договора, заключенного между продавцом (поставщиком) и потребителем, не связывают потребителя; при этом в остальной части договор сохраняет силу для сторон, если его исполнение возможно без учета несправедливых условий.
2. Государства-участники должны принять необходимые меры, чтобы обеспечить потребителю защиту, гарантированную данной Директивой; потребитель не должен утрачивать защиту в связи с выбором законодательства государства, не являющегося членом Европейского Союза, в качестве применимого к потребительскому договору, если этот договор имеет тесную связь с территорией государств-участников.
Статья 7
1. Государства-участники должны предусмотреть в интересах потребителей и в целях обеспечения конкурентной среды адекватные и эффективные средства правовой защиты, позволяющие пресекать практику использования несправедливых условий в договорах, заключенных между продавцами (поставщиками) и потребителями.
2. Указанные средства защиты должны включать правила о том, что лица или организации, имеющие законный интерес в защите прав потребителей, могут обратиться с иском (жалобой) в судебные или уполномоченные административные органы об оценке условий стандартного договора в качестве несправедливых, а также о принятии адекватных и эффективных мер по пресечению дальнейшего использования подобных условий.
3. С учетом особенностей национального законодательства государств-участников средства правовой защиты, перечисленные в п. 2, могут быть применены как в отношении отдельных продавцов (поставщиков), так и против нескольких продавцов (поставщиков) одновременно, если они действуют в одном и том экономическом секторе, а также против их ассоциаций, которые используют или рекомендуют для использования аналогичные или сходные условия договора.
Статья 8
Государства-участники могут принять или сохранить более строгие правила по вопросам, урегулированным настоящей Директивой, в целях обеспечения максимальной защиты интересов потребителей.
Статья 9
Европейская Комиссия должна представить доклад Евро-парламенту и Европейскому Совету относительно реализации данной Директивы по истечении пяти лет с даты, указанной в ст. 10 (1).
Статья 10
1. Государства-участники должны принять и привести в силу законы, постановления и административные правила, необходимые для реализации настоящей Директивы, не позднее 31 декабря 1994 г. О принятых мерах государства-участники должны сообщить Европейской Комиссии.
Эти правовые акты должны быть применимы ко всем договорам, заключенным после 31 декабря 1994 г.
2. В случае принятия государствами-участниками указанных мер соответствующие акты национального законодательства должны содержать ссылку на настоящую Директиву или сопровождаться такой ссылкой при их официальной публикации. Способы указания ссылки определяются государствами-участниками самостоятельно.
3. Государства-участники должны сообщить Европейской Комиссии основные положения национального права, принятые во исполнение настоящей Директивы.
Статья 11
Настоящая Директива адресуется государствам-участникам.
Подписана в Люксембурге 5 апреля 1993 г.
Приложение
Примеры условий, определенных в ст. 3 (3).
1. Условия, целью которых или следствием которых является:
a) исключение или ограничение ответственности продавца (поставщика) в случае смерти потребителя или причинения вреда здоровью потребителя вследствие действия или бездействия продавца (поставщика);
b) необоснованное исключение или ограничение прав потребителя в отношении продавца (поставщика или третьего лица) в случае полного или частичного неисполнения или ненадлежащего исполнения продавцом (поставщиком) какого-либо из договорных обязательств, включая возможность предъявления к зачету встречных требований в отношении продавца (поставщика);
c) связывание потребителя обязательством, исполнение которого продавцом (поставщиком) поставлено в зависимость от условия, наступление которого находится исключительно во власти продавца (поставщика);
d) предоставление продавцу (поставщику) права удерживать суммы, полученные от потребителя, в случае отказа последнего от заключения или исполнения договора, если одновременно потребителю не предоставляется аналогичное право на получение адекватной компенсации от продавца (поставщика) при расторжении последним договора;
e) возложение на потребителя, не исполнившего обязательство по оплате, несоразмерно высокой суммы компенсации (неустойки);
f) наделение продавца (поставщика) правом расторгнуть договор по произвольному основанию, если аналогичная возможность не предоставляется потребителю, или наделение продавца (поставщика) правом удерживать суммы, полученные от потребителя в счет оплаты будущих товаров (услуг), если договор расторгается по инициативе продавца;
g) наделение продавца (поставщика) правом прекратить действие договора, заключенного на неопределенный срок, без предварительного уведомления потребителя, кроме случаев, когда имеются достаточные основания для расторжения договора;
h) автоматическое продление действия договора, заключенного на определенный срок, поскольку потребитель не заявит об обратном, если срок для соответствующего заявления потребителя неразумно мал;
i) безоговорочное (окончательное) связывание потребителя условиями, с которыми он не мог (не имел реальной возможности) ознакомиться перед заключением договора;
j) наделение продавца (поставщика) правом изменять условия договора в одностороннем порядке в связи с какими-либо уважительными обстоятельствами, четко определенными в договоре;
k) наделение продавца (поставщика) правом изменять в одностороннем порядке без уважительной причины какие-либо характеристики товаров и услуг, предоставляемых потребителю;
l) указание о том, что цена товаров (услуг) определяется в момент поставки товара, либо наделение продавца (поставщика) правом увеличивать цену товара без предоставления потребителю корреспондирующего права расторгнуть договор, если окончательная цена окажется слишком высокой по сравнению с первоначальной ценой, согласованной при заключении договора;
m) предоставление продавцу (поставщику) права определять соответствие товаров условиям договора либо наделение продавца (поставщика) исключительным правом толковать условия договора;
n) ограничение ответственности продавца (поставщика) по сделкам, заключенным его агентами, либо принятие продавцом (поставщиком) обязательств по указанным сделкам при условии их соответствия определенным формальностям;
o) обязывание потребителя исполнить свои обязательства по договору, даже если продавец (поставщик) не исполнил свои;
p) предоставление продавцу (поставщику) возможности передать свои права и обязанности по договору другому лицу без предварительного согласия потребителя, если это может привести к сокращению гарантий для потребителя;
r) исключение или создание препятствий для реализации потребителем своего права на защиту, в частности возложение на потребителя обязанности передавать споры с продавцом (поставщиком) исключительно в арбитраж, не связанный юридическими правилами, необоснованное ограничение потребителя в представлении тех или иных доказательств или переложение на потребителя бремени доказывания тех обстоятельств, которые по закону обязан доказывать продавец (поставщик).
2. Сфера применения абзацев g), j) и l):
- Абзац g) не является препятствием для условий договора, в соответствии с которыми поставщик финансовых услуг резервирует за собой право одностороннего расторжения договора, заключенного на неопределенный срок, без предварительного уведомления, если имеется уважительная причина и при условии немедленного извещения другой стороны о прекращении действия договора;
- Абзац j) не является препятствием для условий договора, в соответствии с которыми поставщик финансовых услуг резервирует за собой право изменять в одностороннем порядке размер процентов, уплачиваемых потребителем или в пользу потребителя, либо иного вознаграждения за финансовые услуги при наличии уважительной причины, а также при условии немедленного извещения потребителя об указанных изменениях и с соблюдением права потребителя расторгнуть договор. Абзац к) также не является препятствием для условий договора, в соответствии с которыми продавец (поставщик) резервирует за собой право изменять в одностороннем порядке условия договора, заключенного на неопределенный срок, при условии извещения потребителя об указанных изменениях в течение разумного срока и с соблюдением права потребителя расторгнуть договор;
- Абзацы g), j) и l) не применяются:
- к сделкам с ценными бумагами, финансовыми активами или иными товарами (услугами), цена которых определяется с учетом их рыночной котировки на фондовой бирже или индекса цен на финансовом рынке, т.е. не может контролироваться продавцом (поставщиком) товара;
- к сделкам покупки или продажи иностранной валюты, дорожных чеков или международных денежных переводов, выраженных в иностранной валюте;
- Абзац l) не является препятствием для условий об индексации цены, если механизм индексации цены четко описан в договоре.
Directive 90/314/EEC of 13 June 1990 on package travel, package holidays and package tours (Директива о комплексных турах, путешествиях и организованном отдыхе)*(181)
Совет Европейского Сообщества, с учетом положений Договора о создании Европейского Экономического Сообщества, в частности ст. 100-а;
принимая во внимание, что одной из основных целей Сообщества является построение единого внутреннего рынка, в котором туристские услуги составляют существенную часть;
принимая во внимание, что национальное законодательство государств - участников Сообщества о туристских услугах и путешествиях (далее - комплексных турах) имеет многочисленные и заметные отличия, которые становятся существенным препятствием для продвижения туристских услуг и искажают конкуренцию среди операторов (предпринимателей), учрежденных на территории разных государств-участников;
принимая во внимание, что установление единых правил реализации комплексных туров позволит устранить указанные препятствия и усовершенствовать общий рынок туристских услуг, сделает возможным для операторов, учрежденных в одном государстве-участнике, предлагать свои услуги на территории другого государства-участника, а также принесет выгоду потребителям от сравнения условий приобретения комплексных туров в любом из государств - участников Сообщества;
принимая во внимание, что отличия в национальном законодательстве о защите прав потребителей являются сдерживающим фактором для потребителей из одного государства-участника в приобретении комплексных туров на территории других государств-участников;
принимая во внимание, что потребителю должна быть обеспечена защита, предусмотренная настоящей Директивой, независимо от того, является ли он стороной договора, ее правопреемником или членом группы, в интересах которой другое лицо заключило договор о приобретении комплексного тура;
принимая во внимание, что организатор комплексного тура и (или) продавец тура должны обеспечить потребителю применительно к комплексному туру, который они соответственно организуют или продают, достоверную информацию о комплексном туре, в частности в форме брошюры (буклета) с понятным и точным описанием тура;
принимая во внимание, что у потребителя должно быть право при соблюдении определенных условий передать права в отношении заказанного (на его имя) комплексного тура третьему лицу;
принимая во внимание, что установленная договором цена за комплексный тур в принципе не подлежит пересмотру, кроме случаев, когда такая возможность прямо закреплена договором, но даже в этих случаях возможность пересмотра цены должна быть обусловлена наступлением определенных обстоятельств;
принимая во внимание, что у потребителя при наступлении некоторых обстоятельств должно быть право отказаться от договора (расторгнуть договор) до начала поездки;
принимая во внимание, что организатор комплексного тура или его продавец должны отвечать перед потребителем за надлежащее исполнение обязанностей, вытекающих из договора о реализации комплексного тура, и, более того, организатор и продавец комплексного тура несут ответственность за ущерб, причиненный потребителю вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, кроме случаев, когда такой ущерб не связан ни с их собственными ошибками, ни с ошибками иных поставщиков услуг, входящих в комплексный тур;
принимая во внимание, что в случаях, когда организатор или продавец комплексного тура привлекаются к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение услуг, включенных в состав комплексного тура, их ответственность должна быть ограничена в соответствии с международными конвенциями, имеющими отношение к данному виду услуг, в частности с Варшавской конвенцией о международной воздушной перевозке 1929 г., Бернской конвенцией о железнодорожной перевозке 1961 г., Афинской конвенцией о морской перевозке 1974 г. и пр., кроме случаев причинения личного вреда (жизни и здоровью потребителя); допускается также установление лимитов (пределов) ответственности организатора и продавца в договоре о реализации комплексного тура при условии, что эти лимиты носят разумный характер;
принял настоящую Директиву:
Статья 1
Целью данной Директивы является сближение законодательства и административных процедур, существующих в государствах - участниках Сообщества и относящихся к продаже и предложению о продаже комплексных туров на территории Сообщества.
Статья 2
Для целей данной Директивы:
1. Комплексный тур означает заранее составленную комбинацию услуг, включающих как минимум две из нижеуказанных, которые продаются или предлагаются к продаже за единую цену, при условии, что данные услуги оказываются потребителю в течение 24 часов и более, либо включают:
- хотя бы одну ночевку;
- перевозку;
- размещение;
- другие туристские услуги, не связанные с услугами по перевозке или размещению и считающиеся существенным компонентом комплексного тура.
Указание отдельной цены на составляющие (компоненты) комплексного тура не освобождает организатора или продавца от исполнения правил настоящей Директивы.
2. Организатор означает лицо, которое неоднократно (профессионально) осуществляет подготовку комплексных туров (путешествий) для их продажи потребителям напрямую или через розничного продавца.
3. Розничный продавец означает лицо, которое продает или предлагает к продаже комплексный тур, подготовленный организатором.
4. Потребителем признается лицо, которое приобретает или заказывает комплексный тур (основной заказчик), или другое лицо, в чьих интересах основной заказчик приобретает комплексный тур (выгодоприобретатель), либо иное лицо, которому основной заказчик или выгодоприобретатель уступили права на тур (правопреемник).
5. Договор означает соглашение, которое связывает потребителя с организатором или розничным продавцом.
Статья 3
1. Любое описание, относящееся к комплексному туру, который организатор или продавец реализуют потребителю (цена тура и другие условия), не должно содержать информацию, способную ввести в заблуждения потребителя.
2. В тех случаях, когда потребителю предлагается буклет, в нем должно быть разборчиво, понятно и точно указана цена комплексного тура, а также информация относительно:
a) цели путешествия, средства и характеристики транспорта, класса транспортной услуги;
b) вида размещения, его место нахождения, категория или уровень обслуживания (комфорта), основные характеристики, его соответствие национальным стандартам в сфере туризма и гостиничного обслуживания;
c) расписания приема пищи;
d) плана путешествия;
e) общей информации относительно требований паспортно-визовой службы и документов о состоянии здоровья, необходимых для путешествия или размещения;
f) количества денежных средств, которые должны быть помещены на счет (в качестве обеспечения возможных расходов во время поездки), сроки их внесения и отражения на балансе;
g) минимального количества лиц (персон), необходимого для того, чтобы путешествие состоялось; и при наличии такого условия - предельный срок извещения потребителя об отмене путешествия.
Организатор или продавец комплексного тура обязаны соблюдать условия путешествия, изложенные в буклете, кроме случаев, когда:
- изменения условий путешествия были в явной форме согласованы с потребителем до заключения договора и об этом есть соответствующая отметка в буклете;
- изменения были сделаны позднее при согласовании сторонами условий договора о реализации комплексного тура.
Статья 4
1. a) Организатор и (или) продавец должны предоставить потребителю в письменной или иной надлежащей форме до заключения договора общую информацию о требованиях паспортно-визовых служб соответствующего государства, включая информацию о необходимых документах, подтверждающих состояние здоровья потребителя и необходимых для совершения поездки или размещения;
b) организатор и (или) продавец также должны предоставить потребителю в письменной или иной надлежащей форме заблаговременно до начала поездки следующую информацию:
i) о времени и местах промежуточных остановок во время путешествия, транспортных соединениях (переходах на другое транспортное средство), включая информацию о местах, которые потребитель должен занять во время путешествия, например кабину или каюту на корабле, спальное купе в поезде и т.д.;
ii) наименование (имя), адрес и телефонный номер местного представителя организатора и (или) продавца или в случае их отсутствия информацию о другом местном агентстве, которое может оказать помощь потребителю при необходимости.
Если такой представитель или агентство отсутствуют, потребителю в любом случае должен быть предоставлен телефонный номер для экстренной связи с организатором и (или) продавцом;
iii) в случае путешествия и ночевки за границей несовершеннолетних лиц (детей) информация, позволяющая установить прямой контакт с несовершеннолетними или лицом, которое отвечает за их безопасность в месте остановки (размещения);
iv) информация о возможности приобретения страхового полиса для покрытия издержек, связанных с аннулированием тура по инициативе потребителя и возвращением раньше срока в связи с болезнью или несчастным случаем во время путешествия.
2. Государства-участники должны обеспечить соблюдение следующих правил относительно договора о реализации комплексного тура:
a) в зависимости от характера тура договор должен содержать как минимум те положения, которые перечислены в приложении;
b) все условия договора должны быть выполнены в письменной или иной подходящей форме, которая понятна и доступна потребителю, а также согласована с потребителем до заключения договора; потребителю предоставляется копия таких условий.
3. Потребитель вправе, известив о своем намерении организатора или продавца до начала путешествия, передать заказ (подготовленный комплексный тур) другому лицу, которое соответствует всем условиям, предусмотренным для этого тура. Потребитель, уступающий право на комплексный тур, и приобретатель тура (правопреемник) несут ответственность перед организатором или продавцом за наличие необходимого финансового обеспечения и за любые дополнительные издержки, связанные с передачей прав на тур.
4. a) Цена, указанная в договоре, по общему правилу не подлежит пересмотру, кроме случаев, когда договор прямо предусматривает такую возможность, в зависимости от изменения следующих величин:
- транспортных тарифов, включая стоимость топлива;
- сборов и налогов, подлежащих уплате за соответствующие услуги, например сборов за обслуживание судна в порту, самолета в аэропорту и т.п.;
- обменных курсов валют, имеющих отношение к исполнению соответствующего тура.
b) в течение последних 20 дней до начала путешествия цена, указанная в договоре, не может быть увеличена.
5. Если организатор комплексного тура обнаруживает до начала путешествия, что ему придется значительно изменить любое из существенных условий договора (путешествия), например цену, он должен безотлагательно известить об этом потребителя.
Получив такое уведомление, потребитель вправе принять одно из следующих решений:
- отказаться от договора без уплаты каких-либо санкций;
- дать согласие на внесение в договор соответствующих изменений, в том числе корректировку цены.
Потребитель обязан известить о своем решении организатора или продавца по возможности максимально быстро.
6. Если потребитель отказывается от договора в соответствии с п. 5 настоящей статьи или по какой-либо другой причине, не связанной с виной потребителя, либо организатор отменяет путешествие, потребитель вправе:
a) получить в качестве замены другой аналогичный тур или более высокого качества, если организатор или продавец могут предложить ему такую замену. Если потребителю предлагается в качестве замены тур, качество которого ниже, организатор должен возместить потребителю разницу в цене;
b) или получить обратно так быстро, как это возможно, все суммы, уплаченные организатору или продавцу по договору.
В подобных случаях потребитель должен быть наделен правом на получение соответствующей компенсации от организатора или продавца (в соответствии с национальным законодательством государств-участников) за неисполнение договора, кроме случаев, когда:
i) отмена путешествия (тура) происходит по той причине, что не было собрано необходимого количества участников, и потребитель был уведомлен об отмене путешествия в срок, предусмотренный договором;
ii) отмена путешествия, исключая избыточное бронирование, происходит по причине наступления обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), т.е. необычных и непредвиденных явлений, не подконтрольных сторонам договора, последствия которых невозможно избежать при всей должной заботливости.
7. Если после начала путешествия выясняется, что значительная часть услуг, предусмотренных договором, не предоставлена потребителю или не будет предоставлена, организатор должен предпринять соответствующие меры по замене (восполнению) данных услуг для продолжения тура без взимания дополнительной платы с потребителя, а также возместить потребителю разницу между заказанными и фактически предоставленными услугами.
Если принять указанные меры невозможно либо они не одобрены потребителем по разумным причинам, организатор должен принять соответствующие меры без взимания с потребителя дополнительной платы по возвращению потребителя к месту начала путешествия или в другое согласованное с потребителем место, а также выплатить потребителю соответствующую компенсацию.
Статья 5
1. Государства-участники должны принять меры для обеспечения прямой ответственности организатора и (или) продавца комплексного тура перед потребителем за надлежащее исполнение обязательств, вытекающих из договора о реализации тура, независимо от того, возложено ли исполнение данных обязательств на организатора и (или) продавца или на другого поставщика услуг, без ущерба для права организатора и (или) продавца преследовать указанных поставщиков услуг в регрессном порядке.
2. Государства-участники должны принять необходимые меры, обеспечивающие привлечение к ответственности организатора и (или) продавца за нарушение прав потребителя, кроме тех случаев, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение договора о реализации комплексного тура не связано с их ошибкой либо с ошибкой других поставщиков услуг, например:
- нарушения, имевшие место в период исполнения договора, вызваны действиями (бездействием) самого потребителя;
- нарушения связаны с действиями третьего лица, не участвующего в оказании услуг, входящих в состав комплексного тура (не являющегося поставщиком услуг), их невозможно было предвидеть или избежать;
- нарушения связаны с действием обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), перечисленных в §2 ст. 4 (6) Директивы, или иных обстоятельств, которые организатор комплексного тура или продавец при должной заботливости не могли предвидеть или предотвратить.
В последних двух случаях организатор комплексного тура и (или) продавец должны оказать своевременное содействие потребителю по преодолению соответствующих трудностей.
В случае если ущерб связан с неисполнением или ненадлежащим исполнением услуг, входящих в состав комплексного тура, государства-участники могут предусмотреть ограничение размера компенсации в соответствии с международными конвенциями, регулирующими данные услуги.
Применительно к возмещению ущерба, иного чем личный вред (жизни и здоровью), связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением услуг, входящих в состав комплексного тура, государства-участники могут разрешить установление ограничений (лимитов) ответственности в договоре о реализации комплексного тура при условии, что ограничения являются разумными.
3. Договор о реализации комплексного тура не может предусматривать каких-либо изъятий из правил, предусмотренных в пп. 1, 2 настоящей статьи без ущерба для правила абз. 4 п. 2 настоящей статьи.
4. Потребитель обязан сообщить о любых нарушениях договора о реализации комплексного тура, с которыми он столкнулся во время путешествия (отдыха), поставщику соответствующих услуг, организатору и (или) продавцу в письменной или иной подходящей форме при первой возможности. Эта обязанность потребителя должна быть четко и ясно указана в договоре о реализации комплексного тура.
Статья 6
В случае поступления жалобы организатор комплексного тура и (или) продавец или его местный представитель должны принять оперативные меры по поиску соответствующего решения.
Статья 7
Организатор и (или) розничный продавец комплексного тура должны иметь доказательства наличия у них финансового обеспечения, достаточного для возврата потребителю уплаченной за комплексный тур цены или возвращения потребителя на родину в случае несостоятельности (банкротства).
Статья 8
Государства-участники могут принять более строгие положения в сфере отношений, регулируемых данной Директивой в целях защиты прав потребителей.
Статья 9
1. Государства-участники должны обеспечить вступление в силу соответствующих мер, предусмотренных данной Директивой, не позднее 31 декабря 1992 г. и проинформировать о принятых мерах Комиссию Европейского Сообщества.
2. Государства-участники должны согласовать с Комиссией основные положения (текст) внутренних правовых актов, принятых в сфере, регулируемой данной Директивой.
Статья 10
Настоящая Директива адресована всем государствам-участникам.
Подписана в Люксембурге 13 июня 1990 г.
Приложение
Условия, которые должны быть включены в договор о реализации комплексного тура:
a) место назначения (отдыха) и, если в путешествие входят остановки (ночевки), соответствующие даты остановок, периоды;
b) вид транспорта, который будет использован, его характеристики и класс услуги по перевозке; дата, время, место отправления и возвращения;
c) если в состав комплексного тура включены услуги по размещению - информация о месте нахождения отеля (гостиницы), его категории (уровне обслуживания и комфорта), его основных характеристиках, о соответствии национальным стандартам гостиничных услуг, а также время приема пищи;
d) если для реализации комплексного тура требуется определенный минимум участников (персон) - информация о предельном сроке извещения потребителя об отмене тура;
e) план путешествия;
f) визиты, экскурсии и другие услуги, которые включены в общую цену комплексного тура;
g) наименование (имя) организатора, розничного продавца и, если это необходимо, данные о страховой компании;
h) цена комплексного тура, указание на возможность ее пересмотра в соответствии со ст. 4 (4) Директивы, указание иных сборов и пошлин за некоторые услуги (морских портов, аэропортов и пр.), если такие сборы и пошлины не включены в общую цену тура;
i) платежные реквизиты и порядок оплаты цены;
j) специальные требования, которые потребитель согласовал с организатором или продавцом во время принятия заказа на подготовку тура;
k) время, в течение которого потребитель должен представить жалобу, связанную с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора о реализации комплексного тура.
2. Образцы претензий и исковых заявлений
2.1. Исковое заявление о взыскании неустойки, возмещении убытков и компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора участия в долевом строительстве
Энский районный суд
Истец: Иванов И.И.,
г. Энск, ул. Ленина, 1,
тел. 12-345.
Ответчик: ООО "Строитель",
г. Энск, ул. Маркса, д. 2, оф. 23,
тел. 33-333.
Исковое заявление
о взыскании неустойки, возмещении убытков и компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора участия в долевом строительстве
Между мной и ответчиком заключен договор участия в долевом строительстве от 20 января 2006 г. N 1, по условиям которого ответчик обязан передать мне однокомнатную квартиру площадью 48 кв. м не позднее 20 января 2008 г. Цена квартиры по условиям договора составляет 1,5 млн. руб. Обязанность по оплате стоимости указанной квартиры мною исполнена своевременно и в полном объеме, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру.
В свою очередь ответчик допустил просрочку исполнения обязательства по передаче объекта долевого строительства. Квартира передана мне в соответствии с передаточным актом от 20 января 2009 г. Просрочка составила 365 дней. В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" за просрочку исполнения обязательств по договору застройщик уплачивает неустойку участнику долевого строительства (гражданину) в размере 1/150 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены договора за каждый день просрочки. С учетом изложенного с ответчика в мою пользу подлежит взысканию неустойка в размере 130 000 руб. (1 500 000 х 13% / 365 х 1/150 х 365), где 13% - ставка рефинансирования ЦБ РФ по состоянию на 20 января 2009 г., т.е. на момент исполнения застройщиком обязательств.
После вселения в указанную квартиру мною были выявлены следующие дефекты:
- промерзают окна в жилой комнате;
- неисправен смеситель в ванной комнате.
Все перечисленные недостатки отражены в акте осмотра от 23 февраля 2009 г., составленном с участием представителя ТСЖ "Домовой", которое осуществляет управление многоквартирным домом, в котором расположена моя квартира.
25 февраля 2009 г. я передал претензию представителю ответчика с просьбой устранить указанные недостатки в течение 10 дней, что подтверждается подписью представителя на втором экземпляре претензии. Однако моя претензия осталась без ответа. После чего я поручил устранить указанные недостатки ООО "Ремонт" и оплатил их работу по цене 15 000 руб., что подтверждается квитанцией от 10 марта 2009 г. В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона N 214-ФЗ, если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора или обязательных требований, участник долевого строительства вправе потребовать от застройщика возмещения своих расходов на устранение недостатков. С учетом изложенного с ответчика в мою пользу подлежат взысканию расходы на устранение недостатков в сумме 15 000 руб.
С 2003 г. я постоянно проживаю и работаю в г. Энске. До 2009 г. у меня отсутствовало собственное жилое помещение, поэтому с 2003 по 2009 г. я проживал в жилом помещении (однокомнатной квартире) на основании договора коммерческого найма, размер платы за пользование составлял 12 000 руб. в месяц. За период с января 2008 г. по январь 2009 г. я уплатил 144 000 руб. за пользование съемной квартирой. Указанную сумму я считаю убытками, которые вынужден был понести по вине ответчика, несвоевременно передавшего мне жилое помещение по договору участия в долевом строительстве. В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков.
В соответствии с п. 9 ст. 4 Закона N 214-ФЗ к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной настоящим Законом. Потребитель при нарушении его прав исполнителем вправе требовать от последнего компенсации морального вреда (ст. 15 Закона о защите прав потребителей). Учитывая, что ответчик допустил значительную просрочку исполнения принятых на себя обязательств, проигнорировал мою претензию об устранении недостатков в переданном объекте долевого строительства, я считаю разумным взыскать с ответчика в мою пользу компенсацию морального вреда в размере 25 000 руб.
За составление данного искового заявления я заплатил 5000 руб. адвокату П.П. Петрову, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 15 марта 2009 г. В соответствии с п. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает другой стороне расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
С учетом изложенного прошу суд:
1) взыскать с ответчика в мою пользу 130 000 руб. неустойки, 15 000 руб. в счет возмещение расходов на устранение недостатков работ, 144 000 руб. убытков и 25 000 руб. компенсации морального вреда, всего - 314 000 руб.;
2) взыскать с ответчика в мою пользу 5000 руб. расходов на оплату услуг представителя;
3) освободить истца от уплаты государственной пошлины в соответствии с п. 2 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ.
Приложения
1. Копия искового заявления для ответчика.
2. Копия договора участия в долевом строительстве от 20 января 2006 г.
3. Копия квитанции об оплате стоимости квартиры.
4. Копия передаточного акта от 20 января 2009 г.
5. Копия акта осмотра от 23 февраля 2009 г. (о выявленных недостатках).
6. Копия претензии ответчику.
7. Копия квитанции об оплате работ по устранению недостатков.
8. Копия квитанции об оплате услуг адвоката по составлению искового заявления.
20 марта 2009 г.                                    /Иванов И.И./
2.2. Исковое заявление о расторжении кредитного договора в связи с предоставлением ненадлежащей информации об услуге
Энский районный суд
Истец: Иванов И.И.,
г. Энск, ул. Ленина, 1,
тел. 12-345.
Ответчик: ОАО КБ "Русский размер",
г. Новосибирск, ул. Ленина, д. 2,
тел. 77-77-77.
Исковое заявление
о расторжении кредитного договора в связи с предоставлением ненадлежащей информации об услуге
25 января 2008 г. я получил по почте письмо, в котором находилась банковская (кредитная) карта, выпущенная ответчиком. В письме содержалось предложение воспользоваться экспресс-услугами банка по кредитованию в пределах 40 000 руб. Для этого держателю кредитной карты предоставлялась индивидуальная информация (пин-код), введение которой через платежный терминал банка свидетельствовало о согласии (акцепте) заемщика на заключение кредитного договора. В письме также указывалось, что ставка по кредиту составляет 18% годовых, включая комиссию за открытие и ведение ссудного счета заемщику. Другие условия кредитования в письме не раскрывались, вместо этого держателю карты рекомендовалось ознакомиться с правилами потребительского экспресс-кредитования ОАО КБ "Русский размер", размещенными на официальном сайте банка.
28 января 2008 г. я воспользовался указанной кредитной картой и снял со счета 30 000 руб., чтобы рассчитаться за покупку телевизора. Через три месяца я обратился в один из офисов ОАО КБ "Русский размер" с просьбой уточнить размер задолженности по кредиту. Как выяснилось, полученный по карте кредит заемщик должен погасить в течение одного месяца со дня, когда были совершены расходные операции по счету. При нарушении данного срока размер процентов за пользование кредитом увеличился до 24% годовых, а если просрочка составила более двух месяцев - до 72% годовых. В результате на момент обращения к сотрудникам банка (30 апреля 2009 г.) размер моей задолженности по кредитному договору составил 32 850 руб., из которых 30 000 руб. - сумма основного долга и 2850 руб. - проценты за пользование кредитом (450 руб. за первый месяц, 600 руб. за второй и 1800 руб. за третий месяц).
В соответствии со ст. 10 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан предоставить потребителю всю необходимую информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. Применительно к услугам по кредитованию исполнитель обязан сообщить потребителю информацию о размере кредита, подлежащей выплате сумме и графике погашения этой суммы.
По вине ответчика я не получил своевременно (при заключении кредитного договора) и в полном объеме информацию об условиях пользования кредитом, в том числе об увеличении процентной ставки по кредиту в зависимости от срока погашения кредита заемщиком.
В соответствии с п. 2 ст. 732 ГК РФ, п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей, если заказчику (потребителю) при заключении договора не была предоставлена необходимая информация об услуге, заказчик вправе требовать расторжения заключенного договора и возмещения причиненных ему убытков.
В соответствии со ст. 15 Закона о защите прав потребителя потребитель при нарушении его прав исполнителем вправе требовать от последнего компенсации морального вреда. Я неоднократно обращался к ответчику с предложением расторгнуть кредитный договор, определив в качестве последствий его расторжения уплату процентов по ставке 18% годовых за все время пользования суммой кредита (претензии от 10 мая 2008 г., от 15 мая 2008 г.). Однако ответчик мне отказал без указания каких-либо причин. Более того, в настоящее время сотрудники банка регулярно оповещают моих близких посредством телефонных звонков на домашний номер о наличии у меня задолженности по кредитному договору и необходимости ее погашения в кратчайшие сроки. Таким образом, ответчик не только виновно нарушил мое право на получение необходимой информации об услуге, но и отказывается в добровольном порядке устранить негативные последствия своих противоправных действий (ненадлежащего информирования).
С учетом изложенных обстоятельств, прошу суд:
1) признать недействительными условия кредитного договора, заключенного между мной и ответчиком 28 января 2008 г. об увеличении процентной ставки по кредиту в зависимости от срока погашения кредита заемщиком;
2) расторгнуть на будущее время кредитный договор от 28 января 2008 г.;
3) взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.;
4) освободить истца от уплаты государственной пошлины, поскольку исковые требования связаны с защитой прав потребителя;
5) вызвать в суд в качестве свидетелей: Иванову А.А., Иванову С.И.
Приложения
1. Копия искового заявления (для ответчика).
2. Копия письма ответчика с предложением кредитной услуги (с банковской картой).
3. Копия справки банка о размере задолженности по кредитному договору.
4. Копии претензий от 10 мая 2008 г., от 15 мая 2008 г.
20 июля 2008 г.                                     /Иванов И.И./
2.3. Исковое заявление о расторжении договора об оказании платной стоматологической помощи, возврате уплаченной цены и компенсации морального вреда
Энский районный суд
Истец: Иванов И.И.,
г. Энск, ул. Ленина, 1,
тел. 12-345.
Ответчик: МУП
"Городская поликлиника N 1",
г. Энск, ул. Мира, д. 2,
тел. 55-555.
Исковое заявление
о расторжении договора об оказании платной стоматологической помощи, возврате уплаченной цены и компенсации морального вреда
20 июля 2008 г. мне была оказана платная стоматологическая услуга: установлена пломба из металлокерамики на верхний зуб. После окончания лечения мне был выдан гарантийный талон, в соответствии с которым ответчик гарантирует в течение одного года устойчивость установленной пломбы внутри зубной коронки, а также сохранение пломбой первоначальной формы и цвета (отсутствие потемнений). Стоимость услуги 10 000 руб. была мною оплачена в полном размере.
20 декабря 2008 г. я обратился к ответчику с претензией относительно качества оказанной мне стоматологической услуги: пломба утратила первоначальную форму, внутри пломбы появились темные вкрапления (точки, пятна) и в целом она смотрится неэстетично, резко отличается от рядом расположенных зубов. Я попросил ответчика заменить пломбу, т.е. повторно оказать мне услугу, поскольку недостатки были выявлены в течение гарантийного срока.
Ответчик отказался бесплатно устранить недостатки, указав, что мною были нарушены условия, при которых действует гарантия качества. В частности, ответчик ставит мне в вину то, что я употреблял кофе, чай, красное вино и другие напитки, которые являются причиной потемнения пломбы. Деформацию пломбы ответчик объясняет тем, что я употреблял в пищу твердые предметы (орехи, семечки и пр.). При этом ссылается на Правила оказания платных стоматологических услуг, утвержденные приказом от 10 октября 2007 г. главного врача МУП "Городская поликлиника N 1", в которых перечислены возможные причины ухудшения состояния пломбы до истечения гарантийного срока.
В соответствии со ст. 4 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан оказать потребителю услугу, качество которой соответствует договору. Если законом или в установленном им порядке предусмотрены обязательные требования к услуге, исполнитель обязан оказать услугу, соответствующую этим требованиям.
При заключении договора об оказании платной стоматологической помощи я согласовал с врачом поликлиники, что мне будет установлена пломба, цвет которой максимально совпадает с цветом (окраской) соседних зубов. Эти пожелания отражены в моей медицинской карте амбулаторного лечения.
В соответствии с п. 3 ст. 724 Гражданского кодекса РФ заказчик работы (услуг) вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы (услуги), если они были обнаружены в течение гарантийного срока. Заказчик вправе потребовать:
- безвозмездного устранения недостатков или повторного оказания услуги;
- соразмерного уменьшения установленной за работу цены;
- возмещения понесенных расходов на исправление недостатков своими средствами или с помощью третьих лиц (ст. 724, 737 ГК РФ).
Если недостатки работы (услуги) в установленный заказчиком разумный срок не устранены исполнителем, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.
За нарушение сроков устранения недостатков исполнитель уплачивает заказчику неустойку в размере 3% цены услуги за каждый день просрочки, но не более цены услуги. В претензии от 20 декабря 2008 г. я предложил ответчику устранить недостатки стоматологической услуги в течение 5 календарных дней. Однако до настоящего времени недостатки не устранены, просрочка составила 84 дня (с 26 декабря 2008 г. по 20 марта 2009 г.). Следовательно, ответчик должен выплатить мне неустойку в размере 10 000 руб. (10 000 х 3/100 х 84 = 25 200).
В ответе на претензию ответчик ссылается на то, что мною не были выполнены условия (рекомендации), при которых гарантийное обязательство сохраняет силу. Между тем при заключении договора ответчик не ознакомил меня с Правилами оказания платных стоматологических услуг, утвержденными приказом главного врача от 10 октября 2007 г., в том числе с рекомендациями относительно употребления в пищу некоторых продуктов. В соответствии с п. 2 ст. 12 Закона о защите прав потребителя исполнитель, не предоставивший заказчику полной и достоверной информации об услуге, несет ответственность за недостатки результата работы (услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации. При этом следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках работы (услуги).
До настоящего времени ответчик не устранил последствия некачественно оказанной мне стоматологической услуги и не возвратил уплаченную за нее сумму. Все это время, начиная с декабря 2008 г., я испытываю дискомфорт при приеме пищи (поскольку пломба перестала выполнять жевательную функцию), а также при общении с близкими родственниками, своими друзьями и коллегами по работе. Перенесенные физические и моральные страдания я оцениваю в 20 000 руб.
С учетом изложенных обстоятельств прошу суд:
1) расторгнуть договор от 20 июля 2008 г.;
2) взыскать с ответчика в пользу истца стоимость услуги 10 000 руб., неустойку в размере 10 000 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.;
3) освободить истца от уплаты государственной пошлины, поскольку исковые требования связаны с защитой прав потребителя.
Приложения
1. Копия искового заявления (для ответчика).
2. Договор от 20 июля 2008 г. об оказании платной стоматологической услуги.
3. Кассовый чек.
4. Гарантийный талон.
5. Копия медицинской карты амбулаторного лечения.
6. Копия претензии от 20 декабря 2008 г.
20 марта 2009 г.                                    /Иванов И.И./
2.4. Претензия и исковое заявление о возмещении ущерба, взыскании неустойки и компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора о реализации туристского продукта
Директору
ООО "Турпродукт",
г. Красноярск, ул. Ленина, д. 2,
тел. 44-44-44.
Заказчик: Иванов И.И.,
г. Энск, ул. Ленина, 1,
тел. 12-345.
Претензия
о возмещении ущерба, причиненного вследствие ненадлежащего исполнения договора о реализации туристского продукта
18 ноября 2008 г. между мной (заказчиком) и ООО "Туристическое агентство "Партнер" был заключен договор о реализации туристского продукта, сформированного ООО "Турпродукт" (исполнитель). По условиям договора заказчику предоставляется комплекс услуг в период с 25 декабря 2008 г. по 3 января 2009 г., в том числе авиаперелет в г. Прагу (Чехия) и обратно; размещение в трехзвездочном отеле "Пансион-Стандарт" в одноместном номере (восемь ночей), включая завтрак; обзорная экскурсия по Пражскому граду в течение двух дней. В соответствии с договором цена туристских услуг составляет 80 000 руб. Эта сумма была мною полностью оплачена, что подтверждается туристской путевкой и квитанцией к приходному кассовому ордеру, выданными ООО "Туристическое агентство "Партнер". В то же время со стороны ООО "Турпродукт" были допущены существенные нарушения договора от 18 ноября 2008 г., не были оказаны услуги по размещению в отеле и часть экскурсионных услуг.
Авиарейс до Праги неоднократно откладывался, о чем я известил ООО "Турпродукт" и попросил перенести сроки вселения в отель, продлить бронирование номера (подтверждается расшифровкой исходящих звонков с мобильного телефона от 25 декабря 2008 г.), и фактически состоялся 27 декабря 2008 г. (отметка о замене рейса проставлена в авиабилете).
По прибытии в отель "Пансион-Стандарт" я узнал, что бронирование номера на мое имя было отменено 26 декабря 2008 г. (поскольку туроператор не перенес дату вселения) и в настоящее время отель располагает лишь свободными двухместными номерами (справка отеля об отмене бронирования и отсутствии свободных одноместных номеров прилагается). Я попытался связаться с представителем ООО "Турпродукт" по телефонному номеру, который мне сообщили сотрудники ООО "Туристическое агентство "Партнер", однако безуспешно (подтверждается расшифровкой исходящих сигналов с мобильного телефона от 27 декабря 2008 г.).
В соответствии с п. 1 ст. 737 Гражданского кодекса РФ в случае передачи заказчику работы (услуги) с недостатками заказчик вправе потребовать по своему выбору:
- безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;
- соразмерного уменьшения цены за работу (услугу);
- возмещения понесенных расходов на устранение недостатков своими силами или с помощью третьих лиц.
Поскольку я впервые оказался в Праге и не владею чешским языком, учитывая также, что согласовать свои дальнейшие действия с туроператором у меня не было возможности, я посчитал разумным остановиться в отеле "Пансион-Стандарт" в двухместном номере на оставшийся срок путешествия (с 27 декабря 2008 г. по 3 января 2009 г.). За услуги отеля я заплатил 40 000 руб. (счет прилагается).
От администратора отеля я также узнал, что обзорная экскурсия по Пражскому граду должна была начаться утром 27 декабря 2008 г., поскольку ООО "Турпродукт" не перенес ее сроки. В результате я смог воспользоваться экскурсионными услугами лишь в течение одного дня (28 декабря 2008 г.). Согласно справке информационного центра для туристов (г. Прага) средняя стоимость двухдневной экскурсии по Пражскому граду составляет 4500 руб. Таким образом, ООО "Турпродукт" не оказал мне экскурсионные услуги на сумму 2250 руб.
С учетом изложенных обстоятельств предлагаю вам возместить мне в добровольном порядке ущерб, причиненный ненадлежащим исполнением договора от 18 ноября 2008 г. о реализации туристского продукта, а именно 42 250 руб. Указанную сумму прошу перечислить на счет N _____________________, открытый в Сберегательном банке РФ не позднее 20 января 2009 г.
В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" претензия туриста (заказчика) к качеству туристского продукта должна быть рассмотрена туроператором в 10-дневный срок со дня ее получения туроператором.
Напоминаю вам, что к отношениям сторон по договору о реализации туристского продукта применяются нормы Закона о защите прав потребителей. За несвоевременное удовлетворение законных требований потребителя (в том числе туриста) исполнитель несет предусмотренную законом ответственность: уплачивает потребителю неустойку в размере 3% цены услуги за каждый день просрочки, компенсирует потребителю в денежной форме причиненные моральные страдания. В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителя при удовлетворении судом иска потребителя с исполнителя взыскивается штраф в размере 50% присужденной суммы - за отказ в добровольном порядке удовлетворить законные требования потребителя.
Приложения
1. Копия договора от 18 ноября 2008 г.
2. Копия туристской путевки.
3. Копия квитанции к приходному кассовому ордеру.
4. Копия авиабилета с отметкой о замене рейса.
5. Справка отеля об отмене бронирования.
6. Копия счета за проживание в отеле "Пансион-Стандарт".
7. Расшифровки исходящих звонков с мобильного телефона.
8. Справка информационного центра для туристов (г. Прага) о стоимости двухдневной экскурсии по Пражскому граду.
5 января 2009 г.                                    /Иванов И.И./
Энский районный суд
Истец: Иванов И.И.,
г. Энск, ул. Ленина, 1,
тел. 12-345.
Ответчик:
ООО "Турпродукт",
г. Красноярск, ул. Ленина, д. 2,
тел. 44-44-44.
Третьи лица на стороне ответчика:
ООО "Туристическое агентство "Партнер",
г. Энск, ул. Мира, д. 2,
тел. 77-889.
ОАО "Страховая компания "Гарант",
г. Красноярск, ул. Декабристов, д. 2,
тел. 55-55-55.
Исковое заявление
о возмещении ущерба, взыскании неустойки и компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора о реализации туристского продукта
18 ноября 2008 г. между истцом и ООО "Туристическое агентство "Партнер" был заключен договор о реализации туристского продукта, сформированного туроператором ООО "Турпродукт". По условиям договора заказчику (истцу) предоставляется комплекс услуг в период с 25 декабря 2008 г. по 3 января 2009 г., в том числе авиаперелет в г. Прагу (Чехия) и обратно; размещение в трехзвездочном отеле "Пансион-Стандарт" в одноместном номере (восемь ночей), включая завтрак; обзорная экскурсия по Пражскому граду в течение двух дней. В соответствии с договором цена туристских услуг составляет 80 000 руб. Эта сумма была полностью оплачена истцом, что подтверждается туристской путевкой и квитанцией к приходному кассовому ордеру, выданными ООО "Туристическое агентство "Партнер". В то же время ответчиком ООО "Турпродукт" услуги были оказаны ненадлежащим образом.
Авиарейс до Праги неоднократно откладывался, о чем истец извещал туроператора и просил перенести сроки вселения в отель (подтверждается расшифровкой исходящих звонков с мобильного телефона от 25 декабря 2008 г.), и фактически состоялся 27 декабря 2008 г. (отметка о замене рейса проставлена в авиабилете).
По прибытии в отель "Пансион-Стандарт" истец узнал, что бронирование номера на его имя было отменено 26 декабря 2008 г. и в настоящее время отель располагает лишь свободными двухместными номерами (справка отеля об отмене бронирования и отсутствии свободных одноместных номеров прилагается). Истец попытался связаться с представителем туроператора ООО "Турпродукт" по телефонному номеру, который ему предоставил сотрудник компании-турагента, однако безуспешно (подтверждается расшифровкой исходящих сигналов с мобильного телефона от 27 декабря 2008 г.).
В соответствии с п. 1 ст. 737 Гражданского кодекса РФ в случае передачи заказчику работы (услуги) с недостатками заказчик вправе потребовать по своему выбору:
- безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;
- соразмерного уменьшения цены за работу (услугу);
- возмещения понесенных расходов на устранение недостатков своими силами или с помощью третьих лиц.
Поскольку истец оказался в Праге впервые, не владел чешским языком и не смог согласовать с туроператором свои дальнейшие действия, он посчитал разумным оплатить стоимость двухместного номера в отеле "Пансион-Стандарт" в течение оставшегося срока путешествия (с 27 декабря 2008 г. по 3 января 2009 г.) в размере 40 000 руб. От администратора отеля истец также узнал, что обзорная экскурсия по Пражскому граду должна была начаться утром 27 декабря 2008 г., поскольку туроператор не перенес ее сроки. В результате истцу были оказаны экскурсионные услуги лишь в течение одного дня (28 декабря 2008 г.). Средняя стоимость двухдневной экскурсии по Пражскому граду составляет 4500 руб. (что эквивалентно 100 евро по курсу на дату предъявления иска). Поэтому истцу должна быть возмещена стоимость фактически не оказанных экскурсионных услуг в размере 2250 руб.
После возвращения в г. Энск истец направил ответчику ООО "Турпродукт" претензию от 5 января 2009 г., в которой просил возместить ему расходы, понесенные на устранение недостатков туристских услуг, в размере 42 250 руб. В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" претензия к качеству туристского продукта подлежит рассмотрению в течение 10 дней со дня ее получения туроператором (турагентом). Претензия была получена ответчиком 8 января 2009 г. (что подтверждается уведомлением о вручении письма). Тем не менее до настоящего времени ответчик претензию не рассмотрел и свой ответ истцу не сообщил.
В соответствии с пп. 1, ст. 31 Закона о защите прав потребителей требование потребителя о возмещении расходов на устранение недостатков работы (услуги) должно быть удовлетворено исполнителем в 10-дневный срок со дня предъявления требования. За просрочку его удовлетворения исполнитель уплачивает потребителю неустойку в размере 3% цены соответствующей работы (услуги) за каждый день просрочки, но не более всей цены работы (услуги). Просрочка ООО "Турпродукт" составила 68 дней (с 18 января по 15 марта 2009 г.). Следовательно, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию неустойка в размере 42 250 руб. (42 250 х 3% х 57 = 72 247).
В соответствии с абз. 3 ст. 9 Закона N 132-ФЗ туроператор несет ответственность перед туристом (заказчиком) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги. В случае виновного нарушения прав туриста (потребителя) туроператор обязан компенсировать ему причиненный моральный вред (ст. 6 Закона N 132-ФЗ). При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер и степень физических и нравственных страданий потерпевшего, а также требования разумности и справедливости. Учитывая, что туроператор не внес необходимые изменения в сроки начала путешествия, не продлил бронирование номера в отеле, не отвечал на телефонные звонки туриста и тем самым оставил его без необходимой помощи, истец вправе рассчитывать на компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.
В соответствии со ст. 17.4 Закона N 132-ФЗ при существенном нарушении договора туроператором турист (заказчик) вправе получить страховое возмещение в счет покрытия причиненного ему реального ущерба. К существенным нарушениям договора о реализации туристского продукта относятся:
- неисполнение обязательств по оказанию туристу (заказчику) входящих в туристский продукт услуг по перевозке и (или) размещению;
- наличие в туристском продукте существенных недостатков, включая существенные нарушения требований к качеству и безопасности туристского продукта.
Основанием для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора является факт установления обязанности туроператора возместить туристу (заказчику) реальный ущерб, возникший в результате существенного нарушения туроператором договора о реализации туристского продукта.
Иск о возмещении реального ущерба, возникшего в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, может быть предъявлен туристом туроператору либо туроператору и страховщику совместно. В договоре от 18 ноября 2008 г. о реализации туристского продукта, заключенном между истцом и ООО "Турпродукт" указано, что ответственность туроператора застрахована в ОАО "Страховая компания "Гарант". С учетом изложенных норм Закона N 132-ФЗ к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика должна быть привлечена указанная страхования компания, поскольку судебное решение по данному делу может повлиять на его обязанности перед истцом (туристом).
С учетом изложенного прошу суд:
1) взыскать с ООО "Турпродукт" в пользу истца реальный ущерб (расходы на устранение недостатков услуги) в размере 42 250 руб., а также неустойку в размере 42 250 руб.;
2) взыскать с ООО "Турпродукт" в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.;
3) привлечь к участию в деле в качестве третьих лиц на стороне ответчика: ООО "Туристическое агентство "Партнер" и ОАО "Страховая компания "Гарант";
4) освободить истца от уплаты государственной пошлины, поскольку исковые требования связаны с защитой прав потребителя.
Приложения
1. Копии искового заявления (для ответчика и третьих лиц).
2. Копия договора от 18 ноября 2008 г.
3. Копия туристской путевки.
4. Копия квитанции к приходному кассовому ордеру.
5. Копия авиабилета с отметкой о замене рейса.
6. Копия счета за проживание в отеле "Пансион-Стандарт".
7. Справка отеля об отмене бронирования.
8. Расшифровки исходящих звонков с мобильного телефона.
9. Справка информационного центра для туристов (г. Прага) о стоимости двухдневной экскурсии по Пражскому граду.
10. Копия уведомления о вручении письма (претензии) туроператору.
11. Копия доверенности, выданной представителю.
15 марта 2009 г.
Представитель истца по доверенности                /Семенов С.С./
Кратенко М.В.
─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.
*(2) Судебная практика некоторых зарубежных стран свидетельствует о более широком понимании фигуры потребителя. Например, во Франции к числу потребителей относят и тех, кто хотя и заключает договор купли-продажи в рамках своей профессиональной деятельности, но мало что понимает в приобретаемых товарах как покупатель (например, агент по недвижимости приобретает охранную сигнализацию для оборудования своего офиса и т.п.). Подробнее см.: Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2 т. М.: Международные отношения, 2000. Т. 2. С. 35.
*(3) Извлечение из Обзора судебной практики Красноярского краевого суда от 1 мая 2008 г. (составители - С.В. Асташов, Т.И. Гаус, М.В. Кратенко).
*(4) См.: обобщение практики Арбитражного суда Красноярского края по делам об оспаривании решений о привлечении к административной ответственности по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ от 31 марта 2008 г. (авторы - Е.В. Севастьянова, Д.Н. Майлова) // www.krasnoyarsk.arbitr.ru.
*(5) См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судам дел о защите прав потребителей" // РГ. 1994. N 230.
*(6) См.: разъяснения "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ "О защите прав потребителей", утвержденные приказом МАП России от 20 мая 1998 г. N 160 // РГ. 1999. N 5-6.
*(7) Таким образом, суд не применил правило п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, позволяющее истцу предъявить иск по месту своего жительства. Подробнее см.: Кратенко М.В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском законодательстве. М.: Статут, 2006. С. 95-96.
*(8) СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 41.
*(9) См.: пункт 7 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307 (в ред. от 21 июля 2008 г.) // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2501.
*(10) См.: Письмо Роспотребнадзора от 11 марта 2005 г. N 0100/1745-05-32 "Об отношениях, регулируемых и не регулируемых законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей".
*(11) СЗ РФ. 2006. N 31 (1 ч.). Ст. 3434.
*(12) См.: Решение Верховного Суда РФ от 28 апреля 2004 г. N ГКПИ04-418.
*(13) См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2006 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г. (вопрос 28).
*(14) См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2008 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 мая 2008 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.
*(15) РГ. 1993. N 6.
*(16) См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 2.
*(17) См.: Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов, утв. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ (п. 1) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.
*(18) СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.
*(19) См.: Козьминых Е. "Бесплатные" медицинские услуги как форма возмездных отношений // Российская юстиция. 2002. N 12. С. 27-28.
*(20) Подробнее см.: Данилочкина Ю.В. О единообразии регулирования оказания медицинских услуг в Российской Федерации // Медицинское право. 2008. N 2. С. 23-25.
*(21) См.: Ершов В.С. Проблемы судебной защиты прав граждан по договорам об оказании платных образовательных услуг // Мировой судья. 2008. N 8. С. 8.
*(22) См.: Постановление Правительства РФ от 2 марта 2005 г. N 111 // СЗ РФ. 2005. N 10. Ст. 851.
*(23) См.: Приказ Минтранса России от 28 июня 2007 г. N 82 // РГ. 2007. N 225.
*(24) В литературе вполне справедливо отмечается недостаточное международно-правовое (конвенциональное) регулирование вопросов, связанных с обеспечением прав потребителей. Существует ряд многосторонних и двусторонних соглашений (в которых участвует Россия), закрепляющих основные направления сотрудничества в области защиты прав потребителей, например Руководящие принципы для защиты интересов потребителей (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 39/248 от 9 апреля 1985 г.). В то же время практически отсутствуют соглашения, регулирующие отдельные виды договорных отношений с участием потребителей. Подробнее см.: Клетченкова М.М. Конвенционное регулирование отношений с участием потребителей // Журнал российского права. 2007. N 8.
*(25) Федеральный закон от 25 октября 2007 г. N 234-ФЗ // СЗ РФ. 2007. N 44. Ст. 5282.
*(26) Постановление Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612 // СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4894.
*(27) Текст (на англ. и франц. яз.) указанных директив размещен на официальном сайте Европарламента: http://eur-lex.europa.eu.
*(28) СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 194.
*(29) Постановление Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452 // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3942.
*(30) Письмо Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32 "Об особенностях правоприменительной практики, связанной с защитой прав потребителей в сфере туристического обслуживания".
*(31) Правила оказания платных образовательных услуг, утвержденное постановлением Правительства РФ от 5 июля 2001 г. N 505 // СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 3016.
*(32) См.: Письмо Роспотребнадзора от 24 июля 2008 г. N 01/7907-8-27 "О дополнительных мерах по защите прав потребителей в сфере предоставления кредитов (дополнение к письму от 1 апреля 2008 г.)".
*(33) См.: Письмо Роспотребнадзора от 1 апреля 2008 г. N 01/2973-8-32 "О дополнительных мерах по защите прав потребителей в сфере предоставления кредитов".
*(34) СЗ РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.
*(35) Архив Кировского районного суда г. Красноярска (дело N 2-447/2006).
*(36) См.: Костикова С.Н. Публичный договор как институт гражданского права: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 11. Впрочем, встречается и противоположный подход, предполагающий строго буквальное толкование ст. 426 ГК РФ. См., например: Санникова Л.В. О прекращении договора возмездного оказания услуг // Закон России: опыт, анализ, практика. 2008. N 2. С. 55.
*(37) См.: пункт 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
*(38) См., например: пункт 19 Правил оказания услуг для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания, утвержденных постановлением Правительства РФ от 22 декабря 2006 г. N 785 // СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. 2). Ст. 249.
*(39) См.: пункт 30 Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 18 мая 2005 г. N 310 // СЗ РФ. 2005. N 21. Ст. 2030.
*(40) См.: пункт 9 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21 июля 2008 г. N 549 // СЗ РФ. 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3635.
*(41) Хотя и не имеет особого смысла, поскольку потребитель вправе вновь обратиться к исполнителю с предложением заключить договор.
*(42) См.: Санникова Л.В. О прекращении договора возмездного оказания услуг // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 2. С. 57-58.
*(43) Подробнее см.: Васин В.Н., Казанцев В.И. Договор купли-продажи (логико-правовой анализ аномалий) // Российский судья. 2005. N 4. С. 29-30.
*(44) См.: Дедиков С.В. Правовые проблемы страхования в ипотеке // Жилищное право. 2007. N 10. С. 14.
*(45) См.: Коломин Е.В. Законы совершенствовать надо, но не во вред делу (интервью) // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. N 3. С. 7-8.
*(46) СЗ РФ. 2002. N 52 (ч. 1). Ст. 5140.
*(47) Подробнее см.: Кратенко М.В. Проблемы определения объекта страхования профессиональной ответственности // Арбитражная практика. 2007. N 10. С. 16-26.
*(48) См.: Постановления ФАС Московского округа от 27 апреля 2005 г. N КГ-А40/2383-05-П, от 9 декабря 2004 г. N КГ-А40/11584-04.
*(49) Извлечение из Обзора судебной практики Красноярского краевого суда от 1 мая 2008 г.
*(50) Архив Свердловского районного суда г. Красноярска за 2006 г. (дело N 2-1684/06).
*(51) По мнению Л.В. Санниковой, необходимо различать качество результата услуги и качество процесса оказания услуг. См.: Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в российском гражданском праве: автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 2007. С. 30-31.
*(52) Извлечение из Обзора практики Красноярского краевого суда от 24 апреля 2006 г. (составители - С.В. Асташов, М.В. Кратенко, С.Е. Устинович).
*(53) Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях" // СЗ РФ. 2007. N 49. Ст. 6076.
*(54) Подробнее см.: Мильков А.В. Некоторые вопросы определения охранной услуги при согласовании условия о предмете договора охраны // Юридический мир. 2008. N 2. С. 48-49.
*(55) См., например: приказ Департамента здравоохранения правительства Москвы от 31 июля 1995 г. N 448 "О московских городских стандартах амбулаторно-поликлинической медицинской помощи для взрослого населения //.
*(56) См., например: Соловьев В.Н. Гражданско-правовое регулирование отношений, возникающих при реализации конституционного права граждан на медицинскую помощь: дисс. ... канд. юрид. наук. Красноярск, 1999. С. 140-141.
*(57) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 223.
*(58) См.: приказ Минздрава России N 363, Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 24 октября 1996 г. N 77 (в ред. от 21 января 1997 г.) "О совершенствовании контроля качества медицинской помощи населению Российской Федерации" // Здравоохранение. 1997. N 1.
*(59) См.: Услуги: проблемы правового регулирования и судебной практики: сб. науч.-практ. ст. / отв. ред. М.В. Кратенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 185-186.
*(60) См.: Кратенко М.В. Ответственность турфирмы за организацию и качество предоставленных услуг // Арбитражная практика. 2006. N 12. С. 18.
*(61) Там же. С. 19.
*(62) См.: пункт 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств" // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.
*(63) Подробнее см.: Кратенко М.В. Односторонний отказ заказчика услуги от исполнения договора // Арбитражная практика. 2006. N 7. С. 26-27.
*(64) Письмо Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32.
*(65) См.: Кратенко М.В. Указ. соч. С. 28.
*(66) Извлечение из Обзора судебной практики Красноярского краевого суда от 24 апреля 2006 г.
*(67) Положение о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (утверждено постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 322 (в ред. от 14 декабря 2006 г. N 767)) // СЗ РФ. 2004. N 28. Ст. 2899.
*(68) Unfair (англ.) - нечестный, несправедливый.
*(69) СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.
*(70) В соответствии с п. 3 ст. 428 ГК РФ требование о расторжении или об изменении договора, предъявленное стороной, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не подлежит удовлетворению, если присоединившаяся сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор.
*(71) В литературе предлагается внести уточнение в ст. 428 ГК РФ о том, что принять путем присоединения можно не только все условия договора, но и какую-либо их часть. См.: Цыпленкова А.В. Договор присоединения как особая категория гражданского права: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 16-17.
*(72) См.: Кратенко М.В. Оспаривание невыгодных условий договора // Арбитражная практика. 2006. N 10. С. 6.
*(73) Unfair Contract Terms Act 1977. Available on: http://www.john.antell.name/UCTA1977.htm.
*(74) См.: Германское право. Ч. 3 / науч. ред. Р.И. Каримуллин. М., 1999. С. 32.
*(75) EEC - European Economic Community (Европейское Экономическое Сообщество).
*(76) Council Directive 93/13/EEC of 5 April 1993 on unfair terms in consumers contracts. Available on: http://europa.eu.int/comm/consumers/policy/developments/unfa_cont_term/us t01_en/pdf.
*(77) После реформы обязательственного права Германии положения закона об общих условиях сделок включены в германское гражданское уложение. См.: Гражданское уложение Германии / пер. с нем., науч. ред. А.Л. Маковский и др. М., 2004. С. 62.
*(78) Подробнее см.: Кратенко М.В. Односторонний отказ заказчика услуг от исполнения договора // Арбитражная практика. 2006. N 7. С. 26.
*(79) См.: Письмо Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32 "Об особенностях правоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания".
*(80) См.: Решение Министерства по антимонопольной политике РФ от 24 ноября 1999 г. "О соблюдении законодательства о защите прав потребителей при оказании платных образовательных услуг" // Бюллетень Минобразования России. 2000. N 4.
*(81) См.: Письмо Роспотребнадзора от 18 апреля 2007 г. N 0100/3996-07-32 "О проведении мероприятий по контролю за соблюдением законодательства о защите прав потребителей в сфере предоставления платных медицинских услуг гражданам".
*(82) См.: Приказ Роспотребнадзора от 3 августа 2006 г. N 228 "О мерах, направленных на повышение эффективности работы, связанной с защитой прав потребителей в сфере долевого строительства жилья" // РГ. 2006. N 201.
*(83) См.: Методические рекомендации по вопросам защиты прав потребителей в сфере жилищно-коммунального хозяйства, утвержденные руководителем Роспотребнадзора 28 декабря 2004 г. // Журнал руководителя и главного бухгалтера ЖКХ. 2005 (ч. II). N 6.
*(84) См.: постановление ФАС Уральского округа от 8 сентября 2006 г. N Ф09-6703/06-С1.
*(85) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-1702/2007).
*(86) Архив Советского районного суда г. Красноярска (дело N 2-2054/08).
*(87) Информация о деле размещена на сайте Красноярского краевого суда: http://www.krassud.ru/press/news/302.html.
*(88) Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 170.
*(89) Приказ Ростуризма от 21 июля 2005 г. N 86 "Об утверждении системы классификации гостиниц и других средств размещения" // РГ. 2005. N 216.
*(90) Архив Кировского районного суда г. Красноярска (дело N 11-199/08).
*(91) См.: Садиков О.Н., Мякинина А.В. Гражданско-правовая ответственность туристической фирмы перед туристом // Законодательство и экономика. 2004. N 2.
*(92) См.: Услуги: проблемы правового регулирования и судебной практики: сб. науч.-практ. статей / отв. ред. М.В. Кратенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 180.
*(93) Архив Кировского районного суда г. Красноярска (дело N 2-60/2006).
*(94) Архив Кировского районного суда г. Красноярска (дело N 07-748/05 Б 12).
*(95) О безнадежных поручениях в адвокатской практике см.: Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики / отв. ред. Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. С. 93-94.
*(96) Архив Ленинского районного суда г. Красноярска (дело N 2-1609/2008).
*(97) Подробнее см.: Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (автор - Г.В. Манохина) // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам. 2-е изд., перераб. и доп. / под ред. В.М. Жуйкова. М.: Норма, 2008.
*(98) Архив Ленинского районного суда г. Красноярска (дело N 2/0451).
*(99) Архив Ленинского районного суда г. Красноярска (дело N 33-860).
*(100) См.: Пункт 6.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" // РГ. 1994. N 230.
*(101) См.: Пункт 21 Правил оказания услуг по реализации туристского продукта, утвержденных постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452 // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3942.
*(102) Исключением является транспортное законодательство. Так, в соответствии с п. 2 ст. 124 Воздушного кодекса РФ для удостоверения таких обстоятельств, как повреждение (порча) багажа или его недостача, перевозчиком составляется коммерческий акт (при выдаче багажа пассажиру). В то же время отсутствие коммерческого акта не лишает пассажира права на предъявление претензии или иска (п. 5 ст. 124).
*(103) Извлечение из Обзора судебной практики Красноярского краевого суда от 1 мая 2008 г.
*(104) Оставлено без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 29 февраля 2008 г. N А33-16406/2007-03АП-291/2008 и постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 июня 2008 г. N А33-16406/07-Ф02-2270/08.
*(105) Представляется, что подобное требование может быть предъявлено как в качестве самостоятельного иска, так и быть составной частью искового заявления о защите иных прав потребителя (например, о расторжении договора, повторном оказании услуг, снижении цены услуги и пр.).
*(106) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 33-4744/06Б12).
*(107) См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2007 г. (утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 сентября 2007 г.).
*(108) См.: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ" (вопрос N 20) // Вестник ВАС РФ. 2004. N 10.
*(109) Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 454-О.
*(110) См.: Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов (утверждено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.
*(111) СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.
*(112) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
*(113) В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона N 214-ФЗ при нарушении предусмотренного договором срока передачи объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства (гражданину) неустойку в размере 1/150 ставки рефинансирования Центрального банка РФ от цены договора за каждый день просрочки.
*(114) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-2054/08).
*(115) Утверждена постановлением Правительства РФ от 24 ноября 2005 г. N 698 // СЗ РФ. 2005. N 48. Ст. 5047.
*(116) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-964/2006).
*(117) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-422/2008).
*(118) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-1980/2006).
*(119) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-636/2006).
*(120) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-369/2006).
*(121) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-182/2006).
*(122) Подробнее см.: Положение о порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Федерации, утвержденное Центральным банком России 1 апреля 2003 г. N 222-П // Вестник Банка России. 2003. N 4.
*(123) Подробнее см.: Положение об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт, утвержденное Центральным банком России 24 декабря 2004 г. N 266-П (ред. от 23 сентября 2008 г.) // Вестник Банка России. 2005. N 17.
*(124) См. также: постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 марта 2004 г. N А33-13698/02-С3н-Ф02-545/04-С1 (арбитражный суд пришел к выводу о нарушении банком условия публичности договоров банковского вклада, заключенных с физическими лицами - сотрудниками банка, и незаконности этих договоров в части обязательств выплаты банком процентов в размере, превышающем размер процентной ставки, установленный банком по соответствующим видам договоров для остальных вкладчиков).
*(125) СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.
*(126) См., например: Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 52 (ч. 1). Ст. 5029.
*(127) См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1990 г. N 4-П // СЗ РФ. 1999. N 10. Ст. 1254.
*(128) Федеральный закон от 2 ноября 2007 г. N 248-ФЗ "О внесении изменения в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" // СЗ РФ. 2007. N 45. Ст. 5425.
*(129) См.: Обобщение практики Арбитражного суда Красноярского края по делам об оспаривании решений о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ от 31 марта 2008 г. (авторы - Е.В. Севастьянова, Д.Н. Майлова) // www.krasnoyarsk.arbitr.ru.
См.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 июня 2008 г. N А33-16406/07-Ф02-2270/08, от 31 июля 2008 г. N А33-1321/08-Ф02-3569/08.
*(130) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 33-1222/07, Б-18).
*(131) См.: Директиву Европейского Совета и Европарламента 2008/48/EC от 23 апреля 2008 г. "О договорах потребительского кредитования и об отмене Директивы 87/102/ЕЕС" (п. 1 ст. 15 "Договоры, связанные с кредитным соглашением") // http://eur-lex.europa.eu.
*(132) Утверждено постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30 // СЗ РФ. 2007. N 5. Ст. 656.
*(133) Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1318.
*(134) См.: Приложение N 1 к Положению о лицензировании медицинской деятельности (утверждено постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30).
*(135) В литературе встречается точка зрения, согласно которой косметологические услуги не следует считать медицинскими, поскольку они оказываются без цели сохранить или восстановить состояние здоровья пациента. См., например: Андреев Ю.Н. Возмездное оказание медицинских услуг // Цивилист. 2006. N 2. С. 63-64.
*(136) См.: Постановление ФАС Московского округа от 28 июля 2004 г. N КА-А40/6205-04 (суд признал законным отказ Департамента здравоохранения г. Москвы выдать индивидуальному предпринимателю диплом целителя в связи с отсутствием государственных образовательных стандартов для подготовки целителей и установленного законом порядка выдачи диплома целителя).
*(137) См.: Приказ Росздравнадзора от 25 января 2006 г. N 154-Пр/06 // Бюллетень нормативно-справочной информации по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. 2006. Вып. 6.
*(138) Закон не исключает возможности участия частных медицинских организаций и в реализации Программы оказания бесплатной (гарантированной) медицинской помощи по договорам обязательного медицинского страхования.
*(139) Тем не менее подавляющее большинство региональных актов в сфере здравоохранения предусматривают возможность оказания в качестве платных и тех медицинских услуг, которые входят в Программу государственных гарантий, но оказываются в условиях повышенной комфортности. Подобную практику работы государственных и муниципальных учреждений здравоохранения вряд ли следует поощрять.
*(140) Решение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2002 г. N ГКПИ 2002-364.
*(141) Подробнее об обстоятельствах дела см.: Саверский А.В., Саверская С.А., Старченко А.А., Фуркалюк М.Ю. Антенатальная гибель плода вследствие невнимательного исполнения профессиональных обязанностей // Здравоохранение. 2004. N 8. С. 67.
*(142) Услуги: проблемы правового регулирования и судебной практики: сб. науч.-практ. статей / отв. ред. М.В. Кратенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 171.
*(143) Извлечение из Обзора судебной практики Красноярского краевого суда от 24 апреля 2006 г.
*(144) Услуги: проблемы правового регулирования и судебной практики: сб. науч.-практ. статей / отв. ред. М.В. Кратенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 168.
*(145) Услуги: проблемы правового регулирования и судебной практики: сб. науч.-практ. статей / отв. ред. М.В. Кратенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 186.
*(146) Добровольное медицинское страхование может быть индивидуальным и коллективным. В последнем случае в качестве страхователя выступает работодатель, заключающий договор добровольного медицинского страхования в пользу своих работников (ст. 430 ГК РФ).
*(147) Подробнее об основаниях и условиях ответственности страховщика перед пациентом см.: Кратенко М.В., Козлова Н.Е. Ответственность страховой медицинской организации перед застрахованными (гражданами) по договорам обязательного и добровольного медицинского страхования // Право и экономика. 2005. N 12. С. 22.
*(148) СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
*(149) Федеральный закон от 5 февраля 2007 г. N 12-ФЗ // СЗ РФ. 2007. N 7. Ст. 833.
*(150) Постановление Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452 // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3942.
*(151) Постановление Правительства РФ от 11 февраля 2002 г. N 95 "О лицензировании туроператорской и турагентской деятельности" утратило силу 10 июня 2008 г.
*(152) См.: Положение о ведении Единого федерального реестра туроператоров, утвержденное приказом Ростуризма от 10 мая 2007 г. N 28 // РГ. 2007. N 135.
*(153) Электронный ресурс: "http://www.russiatourism.ru".
*(154) Подробнее см.: Стригунова Д.П. Соотношение понятий "услуга" и "обслуживание" в сфере туризма // Современное право. 2005. N 4.
*(155) См.: Пункт 2 письма Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32 "Об особенностях правоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания".
*(156) См.: Пункт 8 письма Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32 "Об особенностях правоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания".
*(157) См.: Кратенко М.В. Ответственность турфирмы за организацию и качество предоставленных услуг // Арбитражная практика. 2006. N 12. С. 14-15.
*(158) Посреднические услуги могут оказываться по договорам поручения, комиссии, агентирования. Во всех перечисленных случаях посредник, как правило, не отвечает за исполнение сделки третьим лицом (п. 1 ст. 971, п. 1 ст. 993, ст. 1011 ГК РФ), в отличие от должника, который отвечает за действия привлеченных третьих лиц как за свои собственные (ст. 403 ГК РФ).
*(159) Архив Центрального районного суда г. Красноярска (дело N 2-599/2006).
*(160) Кратенко М.В. Ответственность турфирмы за организацию и качество предоставленных услуг // Арбитражная практика. 2006. N 12. С. 20.
*(161) СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2501 (далее - Правила).
*(162) СЗ РФ. 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3635.
*(163) См.: Пункт 3 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам.
*(164) Требования к качеству коммунальных услуг, в том числе предельная продолжительность перерыва при оказании коммунальных услуг и иные допустимые отклонения, установлены в приложении N 1 к Правилам предоставления коммунальных услуг гражданам.
*(165) См. также: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 мая 2006 г. N А11-18389/2005-К2-19/743 (условие договора о том, что энергоснабжающая организация устраняет недостатки в подаче электроэнергии в разумные сроки, но не позднее пяти дней с момента обнаружения недостатков абонентом, ущемляет законные права потребителя, поскольку в соответствии с обязательными требованиями (стандартами) данный срок не должен превышать одни сутки).
*(166) СЗ РФ. 2006. N 34. Ст. 3680.
*(167) СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895.
*(168) СЗ РФ. 2005. N 22. Ст. 2133.
*(169) Подробнее см.: Скорикова Т.Н. Гражданско-правовое регулирование отношений по оказанию услуг сотовой связи. Томск, 2006. С. 13.
*(170) См.: Пункт 4.2 Договора (типового) ЗАО "Енисейтелеком" об оказании услуг подвижной связи физическому лицу // www.etk.ru.
*(171) См., например: Правила применения абонентских станций (абонентских радиостанций) сетей подвижной радиотелефонной связи стандарта GSM-900/1800, утвержденные приказом Мининформсвязи России от 19 февраля 2008 г. N 21 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2008. N 15.
*(172) Архив Октябрьского районного суда г. Красноярска (дело N 2-2249/2005).
*(173) Название карты представляет собой заимствованный иностранный термин и зависит от используемого оператором стандарта подвижной связи (в стандарте GSM - SIM-карта, в стандарте SDMA - RUIM-карта и т.д.).
*(174) См.: пункты 2.3.4-2.3.6 Договора (типового) ЗАО "Енисейтелеком" об оказании услуг подвижной связи физическому лицу // www.etk.ru.
*(175) Подробнее см.: Кратенко М.В. Несправедливые условия в договорах с потребителями: понятие, виды, способы судебной защиты // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 4. С. 67-68.
*(176) См.: Пункт 2.2.1 Договора (типового) ЗАО "Енисейтелеком" об оказании услуг подвижной связи физическому лицу // www.etk.ru.
*(177) В соответствии с п. 62 Правил оказания услуг подвижной связи абонент несет обязательства по оплате оказанных оператором связи услуг подвижной связи, полученных с использованием утерянной SIM-карты, вплоть до момента получения оператором связи письменного заявления абонента об ее утрате. Договором может быть предусмотрена возможность устного оповещения оператора об утере абонентом SIM-карты, для более оперативной блокировки абонентского номера. См.: Пункт 2.3.6 Договора (типового) ЗАО "Енисейтелеком" об оказании услуг подвижной связи физическому лицу // www.etk.ru.
*(178) Текст (на англ. и франц. яз.) директив ЕС размещен на сайте: http://eur-lex.europa.eu.
*(179) European Economic Community.
*(180) Директива Европейского Экономического Сообщества о несправедливых условиях в потребительских договорах (1993). Перевод с англ. М.В. Кратенко.
*(181) Перевод с англ. М.В. Кратенко.
Адрес:
гор.Сызрань,
ул. Советская, д. 25
Телефон:
График работы:
Пн-Пт с 8:00 до 22:30
Сб-Вс с 10:00 до 19:000
Яндекс.Метрика